марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Эвристический предсказательный метод Амальрика: как рушатся "тысячелетние рейхи"

https://alex-rozoff.livejournal.com/2020/09/14/
"Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердое и крепкое - это то, что погибает, а нежное и слабое - это то, что начинает жить. Поэтому могущественное войско не побеждает и крепкое дерево гибнет. Сильное и могущественное не имеют того преимущества, какое имеют нежное и слабое" (Лао Цзы. Дао Дэ Цзин. 76).

В 1969 году Андрей Амальрик, 30-летний и мало кому известный историк, опубликовал эссе "Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?". На основе неких оригинальных эвристик, сформулированных весьма нечетко, Амальрик сделал вывод, что СССР распадется к 1984-му.
Этот прогноз казался абсурдным даже тем историкам и политологам, которые считали социализм дефективным строем, и резко негативно относились к советской системе. Ведь в 1969-м СССР выглядел настолько стабильным и монолитным, что его распад в XX веке казался невозможным с точки зрения классической политологии.
Тем не менее, Амальрик определил срок до распада в 15 лет.
Он почти не ошибся: в мае 1985-го прямая угроза распада стала очевидна уже и для советского руководства - этим вызвана знаменитая фраза Михаила Горбачева "Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться. Всем".
Попытка косметического ремонта системы была заведомо обречена - в следующие 6 лет советская империя теряла инструменты внутреннего управления, и в 1991-м просто рассыпалась на части.

Какими эвристиками пользовался Амальрик, и насколько они инвариантны в истории? Вопрос акутуалный - поскольку сейчас он выглядит так: Просуществует ли глобальный миропорядок и доминирующие великие державы до 2035 года? Я указал тот же 15-летний интервал, который указывал Амальрик в 1969-м, однако, с учетом изменения скорости исторического процесса, этот интервал следует сократить по крайней мере, вдвое, и указывать 2028 год в качестве вероятного барьерного.
В июле 2020-го примерно так поставил вопрос Чарльз Кинг (профессор международных отношений и государственного управления Джорджтаунского университета) в статье, опубликованный в "Foreign Affairs"*

Вот о какой эвристике пишет Кинг: (цитирую выборочно)
Амальрику удалось вскрыть более глубинный политический синдром: когда великая держава поддается самообману. Амальрик лучше других мыслителей своей эпохи осознал тот факт, что страны распадаются лишь в ретроспективе. В том, что касается будущего, сильные государства и их граждане в большинстве своем врожденные консерваторы. Культ, как он выразился, комфорта — склонность казалось бы стабильных обществ верить, что «разум победит», — обманчив. В результате наступивший гибельный кризис покажется настолько неожиданным и обескураживающим, а его причины — настолько тривиальными, что его можно было бы легко предотвратить, если бы только политические лидеры предприняли правильные шаги, и никто вообще не поверит, что до этого дошло.
Амальрик предложил своего рода модель аналитического отчуждения. Он полагал, что возможно продумать свой путь до конца дней. Метод состоит в том, чтобы представить себе самый маловероятный исход, а затем осторожно и последовательно двигаться в обратном направлении от «что, если» до «вот почему». Дело не в том, чтобы тщательно подбирать доказательства под некое конкретное заключение. Скорее, уйти от представления о последовательных изменениях, — и на мгновение представить себе, как историк будущего сочтет неправдоподобные проблемы неизбежными.
Лучший способ осознать политический раскол — это понаблюдать, каким частям общества перемены грозят больше всего, а какие, наоборот, пытаются их приблизить, — а затем представить, как государство может их примирить. Бюрократы и политики хотят сохранить работу. Рабочие хотят лучшего уровня жизни. Интеллигенция ставит под сомнение старые догмы национального самосознания. Эти различия грозят выживанию институтов государственной власти. «Естественно, что единственной целью режима во всяком случае во внутренней политике, должно быть самосохранение, — писал Амальрик. — Он только хочет, чтобы все было по-старому: признавались авторитеты, помалкивала интеллигенция, не расшатывалась система опасными и непривычными реформами». Но что происходит во времена стремительного распада, когда экономические перемены, социальная эволюция и смена поколений делают сохранение статуса-кво невозможным?
Разумеется, никому и никогда не кажется, что его общество на краю бездны. Граждане, как правило, воспринимают свое правительство как данность, не видя реальной альтернативы привычным институтам и процессам. Общественное недовольство на местах чаще всего направлено не против правительства как такового, а лишь против отдельных его недостатков. «Всех раздражает сильное имущественное неравенство, низкие заработки, тяжелые жилищные условия, нехватка или отсутствие товаров первой необходимости», — писал Амальрик. Но пока люди верят, что дела в целом налаживаются, они готовы твердо держаться идеологии реформизма и надеяться на постепенные перемены к лучшему.
Стабильность и внутренние реформы всегда работали на растяжение.
Но когда наступает переломный момент?
Как долго политическая система может пытаться себя переделать, пока не спровоцирует один из двух исходов — либо те, кому угрожают перемены, ответят сокрушительной реакцией, либо вершители перемен осознают, что их цели не могут быть реализованы в рамках нынешнего порядка и его идеологии?
Здесь, предупредил Амальрик, склонность великих держав к самообману и самоизоляции ставит их в особенно невыгодное положение. Они отделяют себя от мира, пренебрегая опытом, накопленным другими. Они считают, что недуги, поражающие другие места и системы, их минуют. Это отношение просачивается в общество. Различные социальные слои чувствуют себя одинаково изолированными от своего режима и разобщенными между собой. «Эта изоляция порождает у всех, — начиная от бюрократической элиты и кончая самыми низшими слоями, — довольно сюрреалистичную картину мира и своего положения в нем. Но, чем более такое состояние способствует тому, чтобы все оставалось неизменным, тем скорее и решительнее все начнет расползаться, когда столкновение с действительностью станет неизбежным», — заключает Амальрик.
(конец цитаты).

Такие дела.

----------------------
Foreign Affairs (США): как разваливается великая держава
20.07.2020, Чарльз Кинг
https://inosmi.ru/politic/20200720/247773541.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments