марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Почему мы не вышли. Память и мысли. Ч. 3. (строго 18+!)

https://cont.ws/@douglas/1792847/2020/09/27/

Я намеренно использовал неформальную логику в рассказе о "партийном корпоративе" 80-х и о давно минувших событиях, не прибегнув ни к каким эвфемизмам, хотя, конечно, мог. Потому что хотел с максимально возможно достоверностью передать ту атмосферу, ещё раз дать вдохнуть "общественный воздух" тех далёких лет.

И тщательно подбирал слова и выражения, стараясь вызвать у моих ровесников знакомые им чувства омерзения и брезгливости, с которыми мы все тогда начинали относиться к власти.

А те, кто не застал по возрасту эти времена, могут сейчас попытаться представить себе наши чувства в те годы.

И понимание того, почему никто не вышел на её защиту несколько лет спустя.

Почему, вместо этого, мы все с восторгом приветствовали её крушение, не понимая, что перед нами не новые лидеры и новые идеи, а всё те же самые беспринципные, гопники, тот же самый люмпен, жадный до власти, денег, дармовой жратвы и водки.

Что это те же самые лица, которые ещё вчера были перекошены от воровства, пьянства и блядства.

А сегодня - трезвые, выбритые, напомаженные - они обещают нам справедливость, процветание и райские кущи в ближайшее время. Главное - поверить им!

И мы поверили! А кто из нас знал в конце 80-х, что такое " "бандитский развод"? Кто, кроме них?


И здесь необходимо сказать о роли Михаила Горбачёва.

Существует широко распространённое мнение, что Горбачёв был:

1. Тайным агентом. 2. Явным врагом. 3. Сионистом. 4. Троцкистом. 5. Предателем Отечества, каких не знала Российская история.

Такие мнения высказывают сегодня крайне далёкие от политики люди, так и не разобравшйиеся в истории Отечества, не понявшие до сих пор, что и почему с ним произошло то, что произошло.

А так же те, чей разум необратимо помутился в ходе преобразований последних лет.

Горбачёв не был ни тем, ни другим, ни третьим, ни четвёртым и не пятым.

Просто велеречивый Михаил Сергеевич никогда, ни в один период своей долгой и путаной жизни не был Коммунистом.

Мышление Марксистско-Ленинского масштаба и убеждённость в справедливости Марксизма-Ленинизма у него отсутствовали изначально. Он интеллектуально не соответствовал Учению, бывшему главной теоретической основой Партии, которую он возглавил, не обладал глубоким, системным взглядом на мир, не умел мыслить объёмно и стратегически. И не понимал главного, что случилось в стране: глубочайшей внутренней коррозии, которая разъела изнутри и смертельно поразила Партию.

Он видел проблемы, понимал, что их надо решать. Что без решения этих проблем стране придёт конец. Но причину проблем не понимал никак.

Не сумел осознать последний Советский Генсек, что

не народy , не стране, а ПАРТИИ, которую он возглавлял, были нужны срочная перестройка, гласность и новое мышление!

Что народ должен был ещё тогда знать правду о театральных блядях и их охранниках из кабинета администатора.

Что не журнал "Огонёк", кооперативы и частное предпринимательство, а суровые кадровые чистки, фактически полное обновление партийного состава были единственно важным, нaважнейшим делом на том историческом этапе!

Что не в том была причина всеобщей людской ненависти, что тайком от народа жрали икру партийные вожди, а в том, что не были они никакими вождями, а были обычными лжецами, прохвостами и проходимцами.

Что не дефицит колбасы и штанов, а дефицит совести, чести, справедливости и здравого смысла, дефицит Правды заставил народ отшатнуться от Партии!

Что был необходим "возврат к Ленинским нормам", как официально называлось это в те годы.

До конца жизни оставшись провинциальным партийным секретарём среднего звена, не имея представления о сложнейших внутренних процессах и полярных тенденциях, схлестнувшихся тогда в партийно-комсомольской среде не на жизнь, а насмерть, не представляя даже приблизительно человеческий, нравственный уровень персоналий, находившихся во главе Партии и государства, Горбачёв продолжал носиться со своими иллюзиями, по сравнению с которыми даже гоголевский Манилов выглядел бы конченым скептиком, циником и мизантропом.

Он был настолько нелеп, настолько не соответствовал занимаемой должности главы Второй Супердержавы мира, настолько слаб, как руководитель,что даже будучи назначенным главой маленького далёкого острова в Тихом океане, он умудрился бы быть съеденным аборигенами. И даже будучи насаженным на вертел, повторял бы, как заведённый:

- Ну как же так, товарищи?А как же консенсус, понимаешь? А как же плюрализм мнений и новое мышление?

Будучи преступно наивным, он окружил себя не друзьями и союзниками, а откровенными врагами и его самого, и всей страны.

Как слепой котёнок идёт на запах в поисках вкусной рыбки,  он шёл наощупь под диктовку откровенного корыстного и мстительного подлеца и врага Александра Яковлева, о подлинной человеческой сущности которого предупреждал Партию и Правительство ещё Михаил Шолохов за 30 лет до этих событий.

Горбачёв возмущался, таращил глаза и разводил руками от бессилия, наблюдая наглый, фрондёрский популизм ельцина и его окружения, вместо того, чтобы изолировать навеки от общества и его самого, и группу его поддержки.

Именно отсутствие Марксистко-Ленинского понимания вещей привело к тому, что он оказался обманут всеми - и друзьями, и врагами.

Он не понимал элементарного! Того, что не пресловутый "плюрализм мнений" имел место в обществе и государстве, а та самая лютая и непримиримая фракционная борьба, об опасности которой предупреждал ещё Ленин и которая уже однажды в истории едва не разорвала Партию на заре строительства СССР.

И, не понимая этого, не только не останавливал, а ещё больше подстёгивал этот "плюрализм" и ещё больше раскалывал страну, напрямую подводя её к развалу.

И ссорился с единственным человеком в руководстве Партии, который мог бы оказать ему реальную помощь - с Е.К. Лигачёвым.

Всю эту ситуацию мы наблюдали в те годы со злорадным любопытством.

Мы не понимали, что присутствуем при фарсе.

Что всё происходящее - не более, чем отражение в кривом зеркале событий Октября 17-го.

История завершала очередной цикл.

Беспомощной и ничтожной политической марионеткой был растерявший остатки авторитета и уважения последний русский царь, у которого группа вчерашних друзей и союзников под улюлюканье толпы забирала власть прямо из растопыренных рук, погружая страну в безвременье и не отдавая себе при этом отчёта, что создаёт не новую Россию, а лишь пролог к ней, к началу нового времени, начинающемуся за их спинами, эпохе новых политических сил, новых политических фигур и новых, невиданных достижений.

И такой же жалкой, безвольной фигурой был последний Советский Генсек, бессильно отдающий власть своим вчерашним соратникам, понимающим, в отличие от предшественников, что никакого нового перехода к новому времени они не допустят и что безвременье, приходящее на смену прежней эпохе, и есть главная цель всех событий.

Мы все тогда (или почти все) думали, что хорошо знали историю.

Мы её не понимали совершенно!

История, казалось, намеренно совершала неслыханную милость: она вернулась к нам в новом обличье и буквально вопила:

- Да вспомните же! Вспомните! Ведь совсем недавно, менее 70 лет назад у вас уже был Горбачёв! Но не Михаил Сергеевич, а Николай Аклександрович! Перекрасный семьянин! Интеллигент! Обожатель своей жены и детей! Он тоже клялся в любви к своей империи, тоже искал компромиссы и консенсусы, тоже желал ей блага, тоже делал всё, что мог!

И развалил её до нуля! Обратил в пыль! И даже под дулом пистолета в Ипатьевском подвале ничего не понял !

Вспомните же!

Мы не вспомнили.

А Марксизм, Ленинизм, диалектику и даже просто здравый смысл посчитали ненужным и не особенно важным багажом.

Всё это было крепко связано в нашем сознании с памятью о давних и не очень давних оскорблениях и обидах.

В своём стремлении к справедливости мы были наивны нисколько не менее Горбачёва.

И не понимали внутренней логики событий точно так же, как он сам.

И потому приняли классическую, подготовленную заранее контрреволюцию за подлинно Революционные преобразования.

Взрослые и грамотные люди, воспитанные годами стабильности, которую мы называли застоем, и государственной порядочности, которую мы считали ложью, мы не отличали правду от обмана и не могли даже представить, что перед нами в облике новых вожаков всё те же прожжёные бляди из театрального буфета и их охранники из администраторского кабинета, закрывающие своими тренированными спинами пространство позади себя, чтобы мы не успели заметить, что, кроме водки и закуски, там никого и ничего нет.

Мы оказались в положении умных рассеянных профессоров в овощном магазине, которых привычно ловко обвели вокруг пальца и оставили без гроша в кармане умелые торговки с толстыми золотыми кольцами на грязных пальцах:

- Берите! Не смотрите, что плоды зелёные! Полежат - созреют! Ещё спасибо скажете! Берите скорее, пока всё не разобрали!

И мы брали! И благодарили! И счастливые бежали домой!

И ждали, пока плоды созреют.

А они вместо этого сгнили.

Не трудно представить, как смеялись над нами те торговки с грязными пальцами, слюнявя рваные рубли и прикидывая, как ими теперь распорядиться.

В отличие от нас, они это знали отлично.

В анализе причин катастрофы, постигшей СССР, невозможно обойтись без Марксизма, без той самой диалектики, которую понимают ещё меньше людей, чем те, о которых говорилось выше.

Она заключалась в том, что, глубоко дискредитировавшая себя в глазах народа Партия лишилась народной поддержки. И потому была вынуждена поддерживать сама себя. Без людей, ради которых была основана.

А народ, видя это, ещё больше отдалялся от неё. И этим ещё больше усиливал её замкнутость на саму себя, её автономность. А она, ещё больше замыкаясь в себе, в свою очередь, вызывала новое озлобление и неприятие. Эти разнонаправленные процессы неминуемо должны были привести к полному разрыву. Что и случилось.

И потому не случайно, а глубоко закономерно, что, спустя всего несколько лет, эта новая политическая мразота заблёвывала уже не ночной театральный коридор, а палубу крейсера "Аврора" средь бела дня в ходе памятной попойки, организованной Михаилом Прохоровым и его журналом "Пионер"(!!!)

Что она же без тени заззрения обсуждает сегодня перезахоронение Ленина и переделку Мавзолея в музей, магазин или очередной "элитный" кабак, обирает до копейки стократно обманутых и обворованных ими граждан, и не обращая никакого внимания на позор и отвращение к себе со стороны и своих и чужих, всё так же, как и раньше, жрёт в три горла, блюёт и ворует.

И с полным на то основанием ставит грандиозные мемориалы отцу политической афёры астрономического масштаба.

И всерьёз, ОФИЦИАЛЬНО, выдвигает его преемника на .... Нобелевскую премию Мира(!!!) устами вот этой... дамы из буфета:

В ходе обсуждения предыдущей части этой статьи отчётливо прозвучало очень верное замечание. Вот оно:

"...Народ сказал "да пошли вы все" и остался дома. И как оказалось проиграл. Нужно было поднапрячься и подумать, но этого народ сделать уже не мог, Хренос об этом довольно толково и обстоятельно написал".

Да! Именно в том, что народ уже не смог напрячься и подумать, заключается главный ответ на вопрос, почему мы не вышли.

А подумать мы были неспособны потому, что те самые люди, которые вчера, в обоссанном исподнем с матюгами заблёвывали театральное фойе, наутро следующего дня выступали с речами с самых высоких трибун! И называли себя "марксистами-ленинцами".

И так же, как Горбачёв, талдычили что-то о реформах и перестройке и новом мышлении, не отставая от времени.

И их речи были политически грамотны и выверены до последней запятой не хуже, а ещё лучше, чем абсолютно верная статья Хреноса Христозопулоса.

Эту псевдокоммунистическую трескотню, эти бессмысленные речи, лозунги и заседания они выдавали за Советскую Власть, а себя за истинных коммунистов и сознательно не допускали в Партию тех людей, кто, в отличие от них, был способен вдохнуть в неё новые силы.

Tочно так же в наши дни те же самые люди (!) выдают свою животную, криминальную страсть к деньгам и веру в их всемогущество за настоящий капитализм, а себя за капиталистов, точно так же не допуская к управлению страной тех, чьи взгляды на капитализм расходятся с их взглядами.

И снова вызывают ненависть к системе и к себе самим.

Хотя на самом деле ни Ленин, ни Маркс, ни Советская Власть, ни капитализм, ни Господь Бог им не нужны даже даром. Ни тогда, ни, тем более, сейчас.

Многим из нас всё это было стократно нужнее, чем им.

А те, кто говорил своему подчинённому про стучавшийся в окошко народ "пошли его нахуй и садись водку жрать!", называли себя передовым отрядом Партии, защитником Советской Власти. Той, что блевала ночью и выступала с речами утром. И так дальше, и дальше, и дальше по кругу.

И потому, полностью соглашаясь с теоретическими выводами статьи Христозопулоса, невозможно удержаться от повторения бессмертного:

"Суха теория, мой друг! А древо жизни вечно зеленеет".

Ещё одна мысль, которая часто, как рефрен, переходит из одной темы в другую, заключается в том, что "нас не вывели на защиту страны! А вот если бы вывели, то мы бы - ого-го!"

Мысль эта неверна ни исторически, ни диалектически.

Невозможно было вывести народ на защиту монархии в 1917 году. Потому что понятие монархии в то время было неотделимо от ничтожества, которое её воплощало в лице Николая Второго.

Это не получилось бы даже у Петра Великого, случись ему встать из гроба.

Зато Пётр мог бы, вероятно, навести порядок железной рукой вопреки народной воле, призвать стрельцов, перетряхнуть до основания государство, казнить предателей и заговорщиков, вновь сесть на трон и со временем реабилитировать монархию в глазах населения.

И, скорее всего, он бы так и сделал.

В 1991 году убедить народ выступить на защиту власти не смог бы даже Ленин! Это надо понимать чётко!

Но Ленин, будучи гением, как и Пётр, и прекрасно понимая всё это, не стал бы тратить ни силы, ни время на "поиски консенсуса", на убеждения изверившегося народа.

Вместо этого он призвал бы большевистскую гвардию и ЧК, навёл бы порядок железной рукой вопреки народной воле, перетряхнул бы до основания Партию и государство, казнил предателей и заговорщиков, вновь встал бы во главе страны и в скором времени реабилитировал бы Советскую Власть и идеи Марксизма в глазах населения.

К счстью для нас, в 17-м году не нашёлся второй Пётр.

И к несчастью, в 1991-м не нашёлся второй Ленин.

Мессии приходят раз в тысячелетие.

И, наконец, последнее, о чём необходимо тут сказать.

Не менее популярным и не менее идиотским является мнение, настойчиво внедряемое в сознание населения всё теми же буфетными блядями, что идеи коммунизма себя исчерпали и что крах Союза и отсутствие поддержки народа в ходе событий 1991 года были результатом несостоятельности Марксизма-Ленинизма, которую, якобы, этот народ осознал.

Это наглая, псевдоисторическая и псевдофилософская ложь.

Причина не в идеях! Причина в том, что мы называли выше коррозией Партии.

И она свойственна любой партии вообще. Коммунистическая Партия не исключение!

Есть такое малопонятное слово "партстроительство". 9 из 10 человек затруднятся внятно ответить на вопрос, что оно oбoзнaчает.

А, между тем, это самое главное дело в жизни любой политической партии.

Партстроительство - это комплекс организационных мер, обеспечивающих партии её единство, общность целей и сохранение в неприкосновенности изначальных принципов членства, т.е., недопущение проникновения в партию инородных элементов. Оособенно тех, кто несёт с собой чуждые ей идеи.

Такие люди означают гибель партии. И гибель её идей.

То, что случилось с КПСС, не имеет никакого отношения к идеологии КПСС и не является историческим прецедентом.

Наверное, любой немецкий политолог сегодня с грустью скажет вам, что дистанция между сегодняшними Ангелой Меркель и блоком ХДС и вчерашними ХДС/ХСС времён Франца-Йозефа Штраусса, уже не говоря о Конраде Аденауэре, не менее велика, чем между Путиным и его Единой Россией и КПСС времён Л.И. Брежнева.

Но самым наглядным примером партийной коррозии, за которым сейчас с тревогой наблюдает весь мир, включая Россию, служит судьба Демократической партии в США, оказавшейся оккупированной, буквально засиженной самыми разными помойными политическими мухами - от фанатиков неоконсервативного толка, до уголовных проходимцев и полубезумных леваков, выводящих на улицы десятки тысяч босяков, люмпенизированного сброда всех оттенков с целью захвата власти, а вовсе не защиты прав этих босяков.

Старейшая политическая партия Америки, многими десятилетиями служившая идеям развития, свободы и социальной защиты американского народа в самом широком смысле, партия Франклина Рузвельта и Джона Кеннеди, сегодня стала партией Хиллари Клинтон и Джо Байдена, фактически, прекратила своё существование и называется многими обозревателями в США антинародной, враждебной, подлежащей суду, расформированию и переустройству.

Как и почему в Демократическую партию США проникли американские буфетные бляди, нас не должно интересовать. Это дело американцев.

К тому же, в условиях многопартийной системы, гибель одной партии, пусть даже ведущей, не означает гибель всей страны.

В нашем случае всё было совсем иначе.

КПСС и СССР были связаны неразрывными связами. Одно не могло жить без другого. И потому гибель КПСС автоматически привела к смерти всего государства.

Но не всё так плохо, уважаемые!

Союза больше нет, это правда. Зато у нас есть другие дела: расписывать под хохлому самовары из сусального золота, в которое мы сами, своими руками превратили настоящее чистоe золото Ленинских идей.

Ведь именно это мы выбрали осознанно: голосовать на выборах за капиталистов, которые не явлются капиталистами, и за партию, которая не является партией, и за лозунги и обещания, которым не суждено сбыться.

И бездумно, как попугаи, повторять вслед за телевизором безумную лживую чушь буфетных блядей.

И снова и снова вспоминать и думать, почему это случилось.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment