марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Гиены и шакалы Белоруссии

https://publizist.ru/blogs/108984/36993/2020/09/28/
Опубликовал Валерий Мироненко

Та же грязь, что для нас отвратительно мерзкой 

Кажется – всякой свинье настолько приятна,

Что целиком она вся валяется в ней ненасытно.               

Лукреций  

Массовая поддержка белорусских протестов кажется удивительной. Весь предшествующий опыт доказал, что победа оппозиции, подобной белорусской, приведёт к катастрофе – но находится великое множество как простых людей, так и левых активистов, которые поддерживают эту оппозицию. Отчасти дело объясняется просто глупостью. Но в значительной мере сторонники оппозиции стремятся к материальной выгоде. Если крупный капитал пожрёт Белоруссию, то телом жертвы смогут также питаться многие падальщики.

Например, Ирбис из КПРФ ругает Лукашенко и печалится о выборах. Это может показаться странным, ведь при всём неуважении к КПРФ это всё же последовательно антизападная партия, а режим Лукашенко – практически её идеал. Но одно дело – иметь идеал в отвлеченной форме, и совсем другое – стремиться к нему на практике. Оппозиция хочет отправить Белоруссию в российские 90-е, но ведь это было золотое время для КПРФ! Да, страна гибла, народ страдал, а КПРФ вместо борьбы за общественные интересы сливала протест. Но какие замечательные денежные и политические капиталы делались на этом! Тьма депутатов в Думе и прочие активисты купались в славе и получали с этого немалый доход. Разумеется, это гораздо выгоднее, чем теперешняя стабильность.


Левенькие видеоблогеры поддержали протест, поскольку им он тоже выгоден. Что такое они сейчас? Заурядные ютуб-болтуны, которым очень далеко по популярности до любителей поговорить про моду и диеты. А если случится правый переворот и начнётся хаос, какие замечательные пути для карьеры перед ними откроются! Если в обществе "революция", то посещаемость "революционных" ютуб-каналов растёт, а значит, растут и доходы. В случае реакционного переворота, безусловно, вырастет активность масс, как то было в 90-е, и буржуазии потребуются специалисты по обману народа. Тут-то и выйдут на свет ютуб-революционеры и прочие активисты. Они будут вещать на телеканалах, сидеть в разного рода координационных советах, разглагольствовать о целях и стратегии революции, кто-то из них, может быть, даже пролезет в парламент!

Разумеется, всё это будет лишь обманом масс, но ведь обманщикам заплатят! Например Кагарлицкий в перестройку пролез в Моссовет, и теперь хочет вернуть былые позиции, а его молодые коллеги мечтают о чём-то подобном. Этим людям плевать на народ, им нужна какая угодно движуха, на которой можно сделать политический капиталец. Российские активисты хотят либо пролезть в Белоруссию, либо мечтают об аналогичных событиях в России, и потому поддерживают в обществе соответствующий настрой.

Материальный интерес есть не только у активистов, но и у массовки. Если Белоруссия станет колонией, то колониальной администрации потребуются кадры, и им хорошо заплатят. Поэтому люди в подходящих сферах – например сотрудники иностранных компаний или просто те, кто знает английский – заинтересованы в колонизации страны. Разграбление Белоруссии также выгодно тем, кто имеет доход в иностранной валюте, то есть прежде всего айтишникам и людям, которые ездят в соседние страны на заработки.

Разрушение экономики крайне удешевляет местную рабочую силу, валюта нищей страны обычно имеет низкий курс, и люди с доходами в иностранной валюте таким образом могут легко эксплуатировать остальное население, оплачивая его труд по низкой цене. И чем беднее народ, тем выгоднее эта схема. Многие женщины станут проститутками, но клиенты этих проституток будут рады получить живой товар по низкой цене.

Если довести до нищеты и выморить пенсионеров, если сократить затраты на культуру, образование и поддержку детей, то можно сэкономить изрядные средства, которые попадут известным гражданам в карманы. Ограбить прошлое и будущее, чтобы немного заработать в настоящем – это и есть экономическая программа белорусской оппозиции.

К тем, кто заинтересован в разграблении страны, присоединяются те, кто не видит смысла в её сохранении. Мелким буржуа чуждо стремление режима опираться на крупную промышленность, лавочники чувствуют враждебность к ней, тем более что развитие крупной промышленности неизбежно разоряет мелких буржуа. Поэтому они готовы поддержать любой бунт в надежде, что он даст им спасение. Надежды не всегда обоснованные – бунт даст одним шанс поживиться, но ударит по карманам других. В конечном счёте мелкая буржуазия кормится за счёт крупной промышленности, поэтому разрушение последней повредят и многим мелким буржуа. Но они этого не просчитывают в глупой надежде поживиться за счет чужого краха .

Мелкобуржуазные настроения проникли и в рабочую массу. В Белоруссии тридцать лет существует капитализм, и буржуазный идеал закономерно стал очень популярным. Рабочие просто не хотят быть рабочими, они хотят быть мелкими буржуа, иметь свой бизнес или сидеть в комфортабельном офисе за хорошую зарплату. Молодёжь, входя в жизнь, хочет для себя преуспевания, которое понимается опять же в буржуазном смысле. Юных хипстеров не заботит разрушение промышленности, потому что они не хотят работать на заводе.

Чтобы ниспровергнуть белорусскую реакцию, нужно разрушить её экономическую основу. Мелкие буржуа в подавляющем большинстве не заняты полезным трудом или работают крайне неэффективно. Поэтому мелкую буржуазию нужно упразднить и отправить мелких буржуа на заводы. Режим Лукашенко пытался делать шаги в этом направлении – скажем, известный "закон о тунеядцах" был направлен на то, чтобы заставить мелких буржуа платить налоги, – но делал это крайне вяло. Не стоит плодить лавочников, которые выживают только благодаря государственным поблажкам и существуют только для того, чтобы обеспечить капитализм массовкой. С другой стороны, пролетаризация лавочников даст простор для роста промышленности, тем самым решив экономические проблемы.

Вообще нужно стремиться максимально сократить присутствие международного капитала в стране, поскольку это база для превращения её в колонию. Проникнув в страну, иностранный капитал получает власть, а его обслуживающий персонал становится массовой базой для реакции. Поэтому нужно пытаться избавиться от любого взаимодействия с иностранным капиталом, кроме абсолютно необходимого. От международной торговли нельзя полностью отказаться, поскольку нет стран, способных к полной автаркии. Но объём торговли можно максимально сократить. Не стоит пускать к себе иностранные торговые сети и банки, нужно пытаться хотя бы частично сделать национальным любое производство. Там, где завоз импорта неизбежен, он должен идти через местные организации, чтобы таким образом сократить объём компрадорской сферы.

Таким образом, надо оставить иллюзии. Переубедить можно лишь промежуточные колеблющиеся слои и тех, кто искренне заблуждается. Но последовательные сторонники реакции – это не заблуждающиеся люди, это враг, который сознательно стремится разрушить страну и обречь соотечественников на нищету и унижения. Этот враг тем более опасен, если рядится в прогрессивные одежды и изображает левизну. Врагов не надо агитировать, с ними надо бороться. И это касается не только Белоруссии, но и всех остальных стран под властью международной неолиберальной банды.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment