марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Русофобия - это дорого

https://zavtra.ru/blogs/oes_latvii/2020/10/01/
бывшая «энергетическая столица Советской Прибалтики»

Энергетическая отрасль трех прибалтийских республик в сравнении с Единой Энергетической Системой России – нечто миниатюрное, не имеющее особого значения. Если говорить о Прибалтике как регионе, в который идут экспортные поставки российской электроэнергии, то и тут масштабы не впечатляют: по итогам 2019 года государственная компания ИнтерРАО, обладающая монопольным правом на внешние поставки электроэнергии, продала литовской компании InterRAO Lietuva чуть более 7 млрд кВт*часов, поставки в адрес компаний Эстонии и Латвии не осуществлялись. Но, тем не менее, развитие энергосистем Эстонии, Латвии и Литвы в постсоветский период достаточно интересны, поскольку позволяют весьма наглядно оценить, как выглядят реформы, осуществляемые здесь с 2004 года, с момента вступления этих государств в состав ЕС. «Третий энергетический пакет», «Газовая директива», Директива о ВИЭ – все эти слова стали устойчивыми идиомами, но знакомы они нам скорее теоретически, и как раз малый масштаб энергетической отрасли прибалтийских республик позволяет детальнее изучить, как эта теория применяется на практике, к каким результатам приводит, что из имеющегося опыта может быть полезно для России, каких ошибок можно избежать.

Латвия – зимний поставщик газа в Россию

Во времена СССР Рига была не только столицей Латвии, ее можно было условно считать своеобразной «энергетической столицей Советской Прибалтики». Порт Вентспилс, где заканчивался один из маршрутов магистрального нефтепровода «Дружба» был «морскими воротами» для экспорта нашей сибирской нефти, на Даугаве, крупнейшей реке республики, одна за другой возводились гидроэлектростанции, обеспечивавшей Латвию столь «модной» теперь «зеленой» электроэнергией.

Но главной «жемчужиной» энергетики Латвии было и остается единственное в регионе крупное подземное хранилище газа в местечке Инчукалнс, активная мощность хранения которого составляет 2,3 млрд кубометров, при этом еще в советские времена был проработан перспективный план наращивания активного объема до 3,2 млрд кубометров. Кстати, по этому показателю ПХГ «Инчукалнс» занимает третье место в мире среди ПХГ, созданных в водоносных слоях, крупнее его только Касимовское ПХГ в России и ПХГ «Шемери» во Франции. Еще одна особенность «Инчукалнс» - высокая суточная производительность по отбору, достигающая 30 млн кубометров в сутки, что позволяет компании-оператору справляться с любыми запросами во время зимних морозов и при проведении любой сложности ремонтов в сети магистральных газопроводов «Северное измерение», обеспечивающих газовое снабжение  всех трех прибалтийских республик. Мощности «Инчукалнс» используются в зимнее время для газового обеспечения Латвии, Эстонии, нескольких регионов Литвы, Псковской области и нескольких районов Новгородской и Ленинградской областей.  Основная часть работы по снабжению Санкт-Петербурга осуществляется за счет возможностей «маневрового» Гатчинского ПХГ под Санкт-Петербургом с активным объемом хранения 200 млн кубометров и крупного ПХГ «Невское» в Новгородской области, однако в связи с активным ростом новых портов в Ленинградской области от возможностей «Инчукалнса» отказываться нет никакого смысла. Так что вот первый из «латвийских парадоксов»: после 1991 года Латвия была и остается единственной в мире страной, которая каждую зиму, как ни удивительно, экспортирует природный газ в Россию. Правда, для этого в летнее время газ, само собой, поставляется из России, но статистика отопительного периода выглядит именно так: Латвия действительно поставляет газ в Россию.

Рассвет и закат Latvijas Gaze

После 1991 года все газовое хозяйство Латвии было сосредоточено под контролем государственной компании Latvijas Gaze, приватизация которого длилась с 1997 по 2002 год. Несмотря на все, что происходило в России в 90-е годы, Газпром избежал приватизации, государство сумело сохранить контроль над газовой монополией. Конечно, у России огромным «плюсом» был и остается объем добычи и экспорта газа, месторождений которого в Латвии нет, но отказ Риги от использования монопольного для региона положения ПХГ «Инчукалнс», в котором заинтересованы сразу три иностранных государства ничего, кроме удивления, вызвать не может. Конечно, истинные причины полного отказа правительства Латвии от контроля над Latvias Gaze неизвестны, ну, а официальная версия выглядит следующим образом.  С одной стороны, руководители Латвии не хотели, чтобы компания ушла под контроль России, с другой стороны было очевидно, что самостоятельно найти финансы на поддержание в рабочем состоянии газотранспортной и газораспределительной систем, ПХГ «Инчукалнс» государство Латвии найти было не способно. Итог получился достаточно замысловатым: Газпром приобрел 25% акций, 25,03% - зарегистрированная в Латвии компания «Итера Латвия», 43% акций оказались у проходившего как раз в это время через организационные изменения немецкого концерна RurhGaz , который теперь известен нам под названием Uniper. Правительство Латвии за 100% акций Latvijas Gaze по итогам приватизации получило 49 миллионов латов, то есть около 70 млн долларов. Мы часто слышим о «тотальной коррупции в России, при этом  цивилизованной Европе ничего подобного нет и не было», в связи с чем отмечу, что в настоящее время, после выделения газотранспортной и газораспределительной систем Латвии в отдельную компанию, стоимость Latvijas Gaze составляет около 600 млн евро.

Третий энергопакет в действии

Состав акционеров компании менялся достаточно часто и достаточно долго, к 2017 году в собственности Газпрома были сосредоточены 34% акций. 2017 год был «рубежным» - в договоре о приватизации Latvijas Gaze была предусмотрена полная монополия на импорт и продажу газа конечным потребителям именно до этого срока. В 2009 году Евросоюз ввел в действие Третий энергопакет и Газовую директиву, обязав все государства-члены этого объединения в трехлетний срок имплементировать их положения в их национальные законодательства. Звучит красиво, а на практике это означало искусственное, не обусловленное никакими экономическими причинами, рвыделение из Latviajs Gaze новой компании Conexus Baltic Grid – владельца и оператора ПХГ «Инчукалнс» и газотрубной системы. В акционерном капитале Latvias Gaze, которая продолжает торговлю газом в Латвии, у Газпрома по-прежнему 34%, то есть торговля российским газом выглядит следующим образом: Газпром продает газ Latviajas Gaze, а та поставляет его конечным потребителям, при этом 34% прибыли латвийской компании поступают опять же Газпрому. А вот свой пакет акций в Conexus Baltic Grid (CBG) российский концерн в 2020 году продал латвийской государственной компании Augstsprieguma tikls за 77 миллионов евро, тем самым полностью выполнив договор о приватизации 2007 года и положения законодательства Латвии. В итоге Газпром вернул инвестиции, сделанные в Latvijas Gaze, избавился от «головной боли» с поддержанием работоспособности газораспределительной системы Латвии и сохранил возможность получать дополнительную прибыль от торговли газом внутри Латвии. Латвия как государство ничего не выиграла, но и не проиграла: газовые сети остаются в руках монополии – CBG, крупнейшим акционером которой является государство, именно CBG устанавливает тарифы на свои услуги. Итог либерализации газового рынка по лекалам ЕС для конечных потребителей – рост тарифов, поскольку тарифы на использование ГТС не могут не расти: объем потребления газа в Латвии в связи с продолжающимися деиндустриализацией и депопуляцией продолжает снижаться, а объем ПХГ «Инчукалнс» и длина трубопроводов не меняется. При этом Газпром как был, так и остается основным поставщиком газа, а интересы Псковской и других областей России надежно защищены долгосрочным договором аренды части объемов «Инчукалнса».

Большой газовый потенциал маленькой Латвии

Все то время, которое Газпром был собственником газотранспортной системы (ГТС) Латвии, российский концерн аккуратно выполнял все обязательства, наложенные на него условиями договора о приватизации. Своевременно ремонтировались наиболее старые участки газопроводов, на «Инчукалнс» появлялись новые нагнетательные скважины, заодно были модернизированы газопроводы и компрессорные станции в приграничных областях России. Но был в договоре о приватизации Latvijas Gaze и еще один «пунктик», в соответствии с которым Газпром проводил на территории геологические изыскания в поисках потенциальных дополнительных ПХГ, каждые два года отчитываясь перед правительством Латвии о результатах своих поисков. Если не вдаваться в подробности, то «Инчукалнс» - это пласты пористого песчаника в водоносном слое, вода из которого «выжимается» при подаче газа под высоким давлением, а при подаче обратного давления этот песчаник достаточно легко «расстается» с закачанным газом. Но имеется и еще одна составляющая – 700-метровый слой газонепроницаемой глины, прикрывающей всю территорию ПХГ герметичной «крышей», и именно вот такое удачное сочетание пористого песчаника, водоносного слоя и глины делает «Инчукалнс» уникальным объектом. Но геологи Газпрома достаточно быстро выяснили, что монополия на уникальность у «Инчукалнса» отсутствует – аналогичные объекты были обнаружены вблизи городков Добеле, Айзкраукле, и далее по списку. Конечный итог поисков – на территории Латвии имеется 11 подземных структур, которые можно использовать для создания ПХГ, совокупный объем которых может составить невероятную цифру в 70,5 млрд кубометров. Для сравнения: объем ПХГ на территории России, используемых Газпромом – 72 млрд кубов, которых нам вполне хватает при нашем населении, при наших масштабах промышленности, площадь Латвии меньше площади России в 265 раз. История отношений России и Европы убедительно доказывает, что русофобия всегда обходится если не дорого, то чрезвычайно дорого. С 2004 года Латвия входит в состав ЕС, то есть продукция газоперерабатывающих заводов и комбинатов, если бы они здесь появились, не облагалась бы никакими дополнительными ввозными пошлинами, объем производства не подлежал бы никаким ограничениям. Казалось бы, что при столь уникальном потенциале Латвия вполне могла бы найти общий язык с Россией и Газпромом, чтобы создать масштабный  газохимический кластер, который обеспечил бы Латвии десятки тысяч новых рабочих мест, а России возможность поставлять на экспорт не природный газ, а высокомаржинальные продукты его переработки. Но Латвия, как известно сделала совершенно другой выбор – быть активным проводником любых антироссийских трендов, сворачивать сотрудничество с Россией во всех сферах, от экономики до культуры. Независимое и чрезвычайно суверенное государство, имеет полное право, спорить не приходится. Население Латвии в 1991 году – 2,658 млн человек, население Латвии в 2019 году – 1,92 млн человек («минус» 28%), причем последняя цифра явно завышена, поскольку в пределах ЕС рабочая сила перемещается без ограничений. До конца 2020 года только «Латвийские железные дороги» сокращают штат на 20%, увольняя 1,5 тысячи человек, поскольку объемы транзита российских грузов через порты Латвии сокращается уже не на проценты, а в разы. Русофобия – это дорого, но эта страна сделала свой самостоятельный выбор. Был ли он прагматичен, стоит ли ему завидовать – дело вкуса.

Одновременно с описанными событиями в Прибалтике происходила ещё одна «газовая драма», развивавшаяся от попыток придать новое наполнение «балтийскому единству» к его полному развалу. Замысловатый сценарий 1 января 2020 года привел к появлению в составе ЕС нового регионального газового рынка в составе Финляндии, Эстонии и Латвии, материальной причиной чего стал новый морской магистральный газопровод Balticconnector, соединивший территории Эстонии и Финляндии. Литвы в составе этого рынка нет, зато в «Инчукалнс» из Клайпеды пришел совершенно новый газопровод, по которому поступает газ с плавучего регазификационного судна Indenpendence. В планах ЕС, Литвы, Польши и Дании числится и окончание строительства еще одного магистрального газопровода, GIPL, Gas Interconnector Poland – Lituania, по которому в «Инчукалнс» будет поступать газ, ресурсным источником для которого должны стать месторождения в норвежском секторе Северного моря. Насколько эти планы реальны, будет ли норвежский газ конкурентен по ценам для латвийских потребителей, рассмотрим в следующих статьях.

Борис Марцинкевич
Tags: Прибалтика, русофобия, энергетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments