марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

как до последнего верхушка Российской империи не верила в наступление «нового времени»

https://marss2.livejournal.com/2020/11/10/
Дочитал записки видного октябриста, помещика, члена правления «Лензолото» и думца Аполлона Еропкина.
*
Особенно увлекательная их часть – начало эмиграции после бегства из Крыма, 1920-21 годы.
Российская верхушка открыла для себя людей из Антанты.
Французов он клянёт на чём свет стоит.
Жестокие, алчные обманщики, люди без эмпатии.
Англичане – подлецы: те говорили русским – «Мы же вам советовали по-хорошему договориться с большевиками ещё в 1919 году и сдать им Крым. Теперь выкручивайтесь сами, как хотите».
Худшие в его описании – греки: воры, насильники и просто очень глупые люди.
Достаётся румынам и далее прочим балканцам, с которыми ему пришлось столкнуться – македонцы, албанцы, сербы. Всё время вопрошает: «И ради этих людей мы воевали!?»
Единственные, кого хвалит искренне и кто помогал русским эмигрантам – американцы. Преклоняется перед ними – если бы не американцы, то их группа просто умерла бы в Салониках, где греки и французы поместили их в концлагерь за колючей проволокой. Особенно хвалит некого капитана Стенни и в целом американский Красный Крест, который не только кормил и ухаживал, но и пробивал эмигрантам визы в другие европейские страны и даже выдавал безвозмездно деньги на проезд в новую страну.
*

Справедливости ради надо сказать, что Еропкин и так был против Антанты, без войны – германофилом. Ужасался ей и в декабре 1914 года дал прогноз, что Россия рухнет в ходе войны – так был низок уровень людей, управлявший ей.
*
В конце 1920-х (умер Еропкин в 1928-м) тоже был «белой вороной» в эмигрантском движении, так как считал, что только Германия может освободить Россию и навести в ней порядок, а остальной круг в подавляющем числе так и надеялся на помощь Франции, Англии и Японии.
*
Ещё из описаний Еропкина видно, как до последнего верхушка Российской империи не верила в наступление «нового времени».
Причём Еропкин почти понимал это, но в последний момент перевешивала вера в возвращение нормализации.
*
Первый раз он понял, что надо уезжать, в сентябре 1917 года.
Он тогда побывал в своём поместье под Рязанью, в поместьях своих родственников.
Его там чуть не убили крестьяне.
Ну и всё отняли, конечно – ещё до всякой Октябрьской революции.
Потом, когда ехал к себе в Петроград, его чуть не прибили в теплушке солдаты.
Он пишет, что можно ещё было всё продать – даже в начале октября 1917-го были люди, которые покупали квартиры и поместья – спокойно разменять рубли на доллары, фунты и йены, и уехать в Финляндию, а оттуда – в Швецию.
Но что-то удержало.

*
Потом с конца 1918 года он мотается чиновником по многочисленным белым администрациям – Украины, Крыма, Кубанской республики, казаков.
В начале 1919 года решает эмигрировать из Крыма.
Ещё были деньги и их можно было разменять на франки и фунты.
В индивидуальном порядке легко было получить визу во Францию и даже Англию.
С комфортом доехать до этих стран.
Но тоже перевешивала вера в то, что «ну не может это варварство быть дольше года-двух, скоро вернёмся в Петроград».
*
Ну и закончилось всё эмиграцией из Крыма в конце 1920 года, с одним чемоданом, когда к ним все уже относились как к скоту и было только право сильного.
Описывает, как даже белогвардейцы выкидывали гражданских с кораблей, чтобы первыми убежать от красных.
А чего уж тут говорить о союзничках по Антанте.
Но и в 1926-м он в эмиграции всё верит в то, что «страна Большевия» вот-вот должна пасть – там же нет управленцев, некому управлять страной.
*
https://www.facebook.com/ppryanikov/posts/3716161298428902
https://www.facebook.com/ppryanikov/posts/3716639558381076
Tags: Белые, эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments