марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Как создавался приморский Байконур для "Буранов"

https://aleks070565.livejournal.com/2020/12/29/

Руководство Роскосмоса объявило о восстановлении программы создания многоразовых космических кораблей «Буран», взамен одноразовых «Союзов». Такая программа существовала в СССР, и космическая инфраструктура Приморья также была задействована в ее реализации. В 1990-х годах программа была свернута, и вот появились надежды на возвращение былого «космического величия» и нашего края.

В советское время, в пику американской космической программе многоразовых шаттлов, началось строительство пяти многоразовых пилотируемых космических кораблей «Буран» и в СССР. В 1988 г. один из «Буранов» вышел в свой первый и последний испытательный рейс.


Именно в 1980-х годах, для подстраховки полетов космических челноков, на территории Союза начали строиться запасные посадочные аэродромы – на западе, в Симферополе, и на востоке, в Хороле. Строились они в обстановке секретности. Но строились добротно, и один из них, что в Хороле, удивляет своими масштабами до сих пор.

К началу запусков «Буранов» в Хороле располагался аэродром ТОФ, со стратегической бомбардировочной и разведывательной морской авиацией, достававшей отсюда аж до Филиппин. Этот аэродром и решено было расширить и модернизировать для приема космических «Буранов». Самолеты развели по другим аэродромам, и закипело строительство, которое по масштабам можно сравнить со строительством первой очереди космодрома Восточного в Амурской области.


«Место для запасного аэродрома и послеполетного обслуживания «Бурана» на Дальнем Востоке подбиралось долго и тщательно, – рассказывал журналистам заместитель командующего 11-й армией ВВС и ПВО. – Рассматривалось множество вариантов, включая такие отдаленные, как Хомутово на Сахалине, Угольные Копи на Чукотке и Елизово на Камчатке. В итоге выбор шел между авиабазой «Украинка» под Белогорском Амурской области, где сейчас стоят стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95МС, и Хоролем. Преимущество получила приморская площадка, благодаря географическому расположению, климатическим и погодным условиям. К тому же здесь проживали очень толковые специалисты наземных служб, не надо было их искать на стороне и срывать людей с насиженных мест».

«Работы стартовали в 1985 г., хотя подготовка началась еще раньше, – рассказал один из работников аэродрома. – Тогда же здесь развернули два бетонных завода. Поначалу с Байконура сюда перевели ВСО – военно-строительный отряд. Однако в силу определенных причин от руководящего состава байконуровцев пришлось отказаться. Не потянули они в том числе и из-за проблем с дисциплиной и срывом графика. Поэтому командование ТОФ, которое курировало стройку, стало подыскивать им замену из числа собственных офицеров.


Главным для нас было выполнить поставленную задачу качественно и в срок. Масштаб стройки был такой, что пришлось привлекать почти все приморские подразделения военных строителей, одних только солдат срочной службы было за тысячу человек. А еще сотни прикомандированных гражданских и военных специалистов».

Закипела работа по укладке капитальной взлетно-посадочной полосы длиной в 5 км и шириной 60 м. Одновременно строилась и вся сопутствующая такому объекту инфраструктура: наземные и корабельные командно-измерительные комплексы для обеспечения полетов космических летательных аппаратов и спутников.

Стройка велась в ударном темпе. Появилось на аэродроме четырехэтажное здание контрольно-диспетчерского пункта – центра слежения за полетами. Вскоре приехали и военные из космического ведомства. «Космонавты» жили на обособленной территории.

На аэродроме была установлена специальная система контроля за движением «Бурана» – «Вымпел». К моменту запуска космического корабля аэродром уже готов был принять «Буран» и стал одним из самых больших аэродромов СССР и мира. Начались испытания жизнеспособности нового объекта, для чего в Хороль прибыл космонавт Игорь Волк. Испытания он проводил на летающей лаборатории на основе самолета Ил-62. Летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР полковник Игорь Волк, первый штатный командир «Бурана» (в конце 40-х и начале 50-х, кстати, живший и учившийся в Уссурийске), сам сидел за штурвалом самолета.

В ходе второго этапа испытаний Волк поднял летающую лабораторию на 12 с лишним километров, отключил двигатели и стал хаотично планировать с высоты. В определенный момент включились тормозные двигатели, которые вывели планер в горизонтальное положение. С помощью наземных систем посадки на расстоянии 15 км от ВПП, а затем и с помощью пункта управления полетами космонавт нашел дорогу к аэродрому. А еще он несколько раз пролетел по глиссаде над полосой, проверяя работу контролирующих наземных служб и аппаратуры.

После проведения всего комплекса испытаний был составлен акт о полной готовности аэродрома к приему «Бурана». Также была опробована связь – командно-диспетчерский пункт позволял связываться даже с космической станцией «Мир».

Готовы были курсовые и глиссадные маяки, дальние и ближние приводы, все аэродромное локационное оборудование («Ильмень», «Волхов»), светосистема «Свеча-3» и огни приближения, шесть выносных полностью автономных участка, два трассовых локатора ТРЛК-10К. Вновь построенный аэродром именовался аэродром Цветной (по его позывному), он же база ВВС ТОФ Хороль, а в историю космонавтики вошел под именем Восточного запасного аэродрома (космопорта). Местное население называло его не иначе как Байконур.

По документам секретный объект проходил как ОИП-23, в/ч 65254с. Оперативное командование замыкалось на штаб морской авиации ТОФ, рассматривалась возможность передачи его в ведение космических войск.

Был сформирован личный состав отдельной воинской части. С заводов-изготовителей приезжали специалисты и осуществляли монтаж сложного и самого современного на тот момент технологического и специального оборудования. Помимо прокладки взлетно-посадочной полосы и рулежных дорожек, устанавливалась аппаратура комплекса радиотехнических систем навигации, взлета и посадки, контроля траектории и управления воздушным движением «Вымпел».

К моменту первого запуска «Бурана» 15 ноября 1988 г. подавляющая часть оборудования, включая командно-диспетчерские пункты управления воздушным движением и аэродромом, а также азимутально-дальномерный радиомаяк, была уже включена. Однако не работали еще трассовые радиолокаторы. Доводились до полной готовности здание комплекса управления в пять этажей и узел космической связи, система наземной охраны и зенитно-ракетного прикрытия, складов вооружения и хранилищ авиационного топлива, гаража, возводились жилые дома и инженерная инфраструктура в гарнизоне.

Аэродром был готов принимать самые тяжелые на тот момент самолеты 1-го класса: стратегические бомбардировщики (Ту-95, Ту-160), самолеты противолодочной авиации (Ту–142), тяжелые транспортные (Ан-124, Ил-76, Ан-22) с полной загрузкой и крупные пассажирские (Ту-154, Ил-62, Ил-86, Ил-96). И, конечно, «Мрию» вместе с «Бураном». Однако вступить в строй ему так и не посчастливилось. СССР скоро не стало, и космическая программа была закрыта, а вместе с ней и аэродром.

Он был предан забвению и стал приходить в упадок. В 1995 г. была расформирована и часть стратегической авиации, часть самолетов которой была переправлена в другие места, а большая часть была утилизирована прямо здесь – на посадочных полосах космодрома.

«В 1994 году я прилетал в Хороль из «Украинки» забрать Ту-95МС, которые перегнали из Семипалатинска. Вышли на ВПП и обалдели, – вспоминал один из летчиков. – До самого конца ВПП, уходящей за горизонт, стояли самолеты морской авиации с отпиленными крыльями. Еще запомнился пьяный матрос с расстегнутой ширинкой около штаба полка. Неприятные воспоминания».

Военные с аэродрома ушли, и в Хороле появилась новая традиция: молодожены должны были обязательно проехать на машине по огромной ВПП брошенного аэродрома – к горизонту светлой будущей жизни.

В начале 2000-х годов российские коммерсанты вместе с итальянскими предпринимали попытки восстановить аэродром в качестве промежуточного на коммерческой линии тяжелых грузовых транспортников Европа – Хороль – Азия. Однако Министерство обороны так и не заключило с ними контракт.

Рассматривался заброшенный космопорт и как возможное место размещения космодрома, который все же был размещен в Амурской области.

В 2016 г. ВПП и городок немного привели в божеский вид, поставили комендатуру, прожекторы, оборудование. Начались пробные посадки на заброшенные полосы.

«Когда сели две «Мясорубки» и Ан-26… – вспоминают очевидцы. – Народ местный неподдельно так радовался, ура кричали». Сегодня, в связи с решением Роскосмоса, в Хороле вновь наблюдается всеобщее воодушевление.

Юрий УФИМЦЕВ


Tags: "Буран", Роскосмос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments