марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

В Самаре чиновники разгоняют пансионат для инвалидов

01.12.15/http://politrussia.com/society/v-samare-chinovniki-737/

Фото: Politrussia.com
В Самаре, возможно, близится к концу жизнь уникального проекта, продолжавшегося 10 лет и подарившего надежду людям, к которым была несправедлива судьба.

"Самарский пансионат ветеранов труда и инвалидов" создан в 2005 году. Его основной миссией было создание для инвалидов-колясочников таких условий, в которых они могли бы вести активную полноценную жизнь.
Официально это - "государственное бюджетное учреждение", стационарное учреждение малой вместимости. Фактически - небольшой коттеджный поселок в черте города на окраине Самары. Состоит он из 23 небольших домиков, каждый из которых официально рассчитан на двух человек и состоит из двух раздельных комнат. Условия созданы в них такие, чтобы инвалид на коляске находился в как можно более приемлемых условиях и мог решать свои бытовые вопросы.
Учреждение - образцово-показательное. Его регулярно демонстрировали высоким гостям, приезжающим в Самару. И это понятно - для российских реалий такая забота о людях с ограниченными возможностями - действительно нечто из ряда вон выходящее.
Недавно его посетили глава Пенсионного фонда РФ Антона Дроздова и депутат Госдумы Александра Хинштейна, открывавшие совместно с губернатором Николаем Меркушиным в пансионате новый социально-бытовой центр. Прямо на открытии "випам" показали, как люди занимаются в центре, а после их отъезда... центр закрыли.
Но имиджевые достижения самарской власти - это, согласитесь, далеко не самое важное. Главное - это то, что более тридцати постоянных обитателей пансионата смогли хоть в какой-то степени забыть о своей беде. То, что им стали доступны вещи, о которых даже не задумываются другие люди, но о которых мечтают те, у кого возникают особые потребности...
Татьяна Репина, находится в пансионате с ДЦП:
"До того, как я сюда переехала, жила с бабушкой на пятом этаже «хрущевки». Лифта в доме не было, поэтому квартиру я покидала только, если надо было ехать в больницу. Люди не радуются, когда им нужно к врачу. Я же ликовала даже перед походом к зубному: меня вынесут на улицу! Потом бабушка умерла, и мне рассказали, что есть вот такой пансионат, там можно найти друзей, гулять и жить полной жизнью. И я решилась, переехала. Через несколько лет вышла тут замуж. Мы с Петром добились того, чтобы нас поселили в один домик. И теперь все у нас есть, кроме детей, — дети категорически запрещены. Петя занимается спортом, я танцую — езжу на занятия для инвалидов-колясочников. Купила электрическую коляску, спокойно гоняю на ней в магазин, вот прямо по дорогам езжу! Зарядки хватает на три дня"...
Татьяна и ее муж - одни из первых, кто услышал неприятные новости. В пансионат прибыла какая-то комиссия, и Татьяна случайно услышала разговор заезжих бонз с местной администрацией:
- Как им тут жирно жить вдвоем!
- Ну, мы планируем уплотнять, уплотнять.
Но на практике все оказалось еще хуже...
Юлия Ломкина:
"В 2009 году я попала в ДТП, получила травму позвоночника, передвигаюсь на коляске. Сначала за мной ухаживала мама. Мы с ней жили в селе Рождествено, напротив Самары, на другом берегу Волги. Добраться до города можно на лодке или катере, зимой – транспорт на воздушной подушке. Для колясочника – нереально. А село небольшое, в нем даже магазина нет. Когда мне предложили переехать в пансионат, я, конечно, согласилась. Мне дали путевку, заключили договор, оформили регистрацию (все проживающие прописаны в пансионате). Я живу в коттедже на двоих, две комнаты и кухня. Работаю менеджером в центре реабилитации, езжу туда на машине, в 2014 году сдала на права. Пансионат – не интернат, но и не дом, это госучреждение со своими порядками. Посещения два раза в неделю по предварительной договоренности с руководством. Ко мне приезжает мама, помогает мне, иногда она остается ночевать. Зарегистрировать в пансионате супруга, родственника или несовершеннолетнего ребенка – нельзя. Гости не приветствуются. По уставу здесь не должно быть посторонних. У некоторых проживающих есть свои квартиры. Но живут они в пансионате, потому что в квартире жить не могут, ее нельзя адаптировать под их потребности, узкие двери, нет пандусов, далеко от города и т.д. Большинство проживающих работает, но не все смогли устроиться официально"...
Екатерина Сизова, в коляске с 24 лет:
"На пансионат я решилась потому, что мне было сложно дома. Я жила в квартире на 11-м этаже. В лифт проходила, но внизу были ступеньки. Мама моя все себе надорвала, мои друзья тоже. Ну и я не могла зайти в туалет, ванну. Поэтому, когда мне сказали про пансионат, решилась. Здесь я могу и готовить сама, и мыться, и ходить в туалет. На самом деле деньги, которые на нас якобы тратят, уходят в никуда. В столовую ходят не все. Иногда нам дают одежду. Тратят деньги на несуразные вещи, которые мы отвозим своим бабушкам. Вон, Тане дали куртку, — войдет три нее. Зачем? Без медицинского обслуживания мы тоже вполне можем обойтись. Про нас сегодня говорят: «эксперимент не удался». То есть 10 лет назад собрали людей, чтобы провести эксперимент: что будет с инвалидами, если поселить их в человеческие условия? И вот, показав нам, что такое нормальная жизнь, приучив нас к ней, говорят: «До свидания, мы вас расселяем!»".
Да, беда пансионата именно такова. Стало известно о ней в сентябре 2015 года. Тогда колясочнице, которая хотела поселиться в интернате сказали сразу - поселяйтесь, но только на три месяца, потом - расформирование...
Обитатели пансионата начали пытаться выяснить, что это значит, обращаться к депутатам. Ответ был неутешительным. Их 8-ую Просеку хотят объединить с "Социально-реабилитационным центром для граждан пожилого возраста и инвалидов "Иппотерапия"" и расселить тех, кто в нем живет сейчас.
Областной министр социально-демографической и семейной политики Марина Антимонова вообще проинформировала региональную думу о том, что некоторые из пациентов требуют "более тщательного" ухода. А другие - "перестали соблюдать правила внутреннего распорядка, ведут асоциальный образ жизни". Это инвалиды-колясочники то!!! Значительная часть из которых работает и занимается общественной деятельностью...
Сами обитатели пансионата такой постановкой вопроса шокированы. Получается, что их сравнивают с бомжами, проститутками, алкоголиками, наркоманами - людьми, которых, собственно, и принято называть "асоциальными элементами"!
В чем на самом деле заключаются их нарушения? Весь вопрос в том, что пансионат изначально создавался для максимальной социализации инвалидов. Люди работают, общаются, заводят друзей. У них появляются гости. У некоторых - есть дети, которые в пансионате жить не могут и находятся с родственниками, но которые все равно хотят общаться со своими родителями! Обитатели пансионата могут устроить пикник, сделать шашлыки. Раз пансионат был создан с целью социализации - он не может быть пожизненной тюрьмой!
Но у чиновников "свое видение". Находящихся сегодня в пансионате людей хотят отправить в заведения для инвалидов, разбросанные по всему региону и находящиеся далеко от Самары. Люди смогут раз и навсегда забыть о работе, о жизни с семьями. Жить им придется в "стандартных" условиях - палаты на шесть человек, очереди в туалет, еда из общей кухни, о качестве которой можете догадаться. Нормальной жизнью это назвать сложно. И, пожалуй, люди, которым уже раз очень сильно не повезло, но которые сделали все, что от них зависит, чтобы быть в обществе - этого не заслуживают...
Представители власти также указывают на то, что содержание обитателей "экспериментального" пансионата "слишком дорогое" (насколько об этом вообще уместно говорить в данном контексте - судить вам). По факту 37 тысяч против 34,5 тысяч в "обычных" интернатах. А "возмещение" ограничивается объемом пенсий. Инвалиды готовы отказаться от статуса пансионата - просто, чтобы домики, оборудованные всем необходимым для колясочников, были переведены в разряд обычного государственного социального жилья, за которое они будут платить, а содержать себя - сами. Чиновники пока, похоже, на это категорически не согласны. Но стоит ли экономия 2,5 тысяч в месяц на человеке поломанных жизней?
Возможно, вопрос существования пансионата в его сегодняшнем виде не стоял бы столь остро, если бы в России были созданы нормальные человеческие условия для проживания инвалидов. Хотя бы такие, как в большинстве европейских стран. Нормальные пандусы, перила, гарантированно работающие лифты, возможность пользоваться общественным транспортом и такси. Тогда обитатели 8-ой Просеки спокойно могли бы жить у себя дома, работать, отдыхать, заниматься общественной деятельностью где угодно. Но сегодня у них такой возможности нет. Специально оборудованные домики в пансионате - это их шанс. Это нормальная жизнь, которую им дали почувствовать и которой их теперь хотят лишить. И это - бесчеловечно вдвойне.
Когда я уже дописывал этот материал, то узнал, что председатель Комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Владимир Слепак обратился к омбудсмену Элле Памфиловой с просьбой взять ситуацию под своей контроль. На Сhange.org опубликована петиция на имя Владимира Путина с просьбой спасти инвалидов. Я очень надеюсь, что все эти усилия принесут свои плоды.
Чего я не могу понять, так это того, что происходит в головах и сердцах чиновников, решивших выкинуть людей из пансионата, потому что им якобы "жирно живется". Отдает чем-то таким нехорошим, от чего человечество избавилось 70 с небольшим лет назад...

Tags: инвалиды, помощь инвалидам
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments