марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Реальная история России и цивилизации - 2

Оригинал взят у ss69100 в Реальная история России и цивилизации - 2
Afficher l'image d'origine

КОНЦЕПЦИЯ

Каким образом прибывает научное знание? – В истории сегодня основная работа идет с источниками. На основании тех или иных исторических источников делаются выводы, которые уточняют историю, наполняют ее конкретным содержанием. Подход вполне естественный, но поскольку любой источник представляет собой творение рук человеческих, то всегда стоит вопрос о достоверности извлеченных из него данных.

Любой материал когда-то создавался человеком. Таким образом, в нем отражено его видение вопроса на уровне его культуры, знания ситуации и осведомленности, его понятийного аппарата, принятых в его время культурных канонов, задач, поставленных ему заказчиком со своим вполне определенным интересом, технических возможностей, определенных социальных ограничений, в которых делался этот материал, ставший в наше время источниковедческим.

Любой исторический материал как-то отражает свое время. Но это отражение весьма специфическое и в каждом конкретном случае его надо вычислять и учитывать особо. Обратная же задача, по источниковедческому материалу получить достоверную информацию о времени его создания, как правило, еще сложнее.

Рациональное зерно из источниковедческого материала, естественно, может быть извлечено, но только лишь при адекватном понимании всех перечисленных, и, возможно, некоторых еще неучтенных моментов. А как их все учесть? – Только лишь из всестороннего понимания ситуации, в которой создавался рассматриваемый материал. Для того, чтобы, основываясь на источнике, делать выводы о том времени, к которому он относится, надо очень неплохо это время уже представлять себе.

Таким образом, знание в науке истории может прибывать только последовательно, шаг за шагом, в результате постепенно накапливания и укладывания в уже существующую систему. Эта норма характерна не только для истории, но и для любой другой науки. В физике так же. Это основа системного подхода при построении науки. Именно в результате его наука и представляет собой цельную отстроенную систему.

В условиях общественного разделения труда, когда научная система представляет собой результат деятельности множества людей, по-другому нельзя. Если по каждому поводу пересматривать уже устоявшиеся основы, то ничего путного и конструктивного не выйдет. Каждое новое состояние науки определяется ее предшествующим состоянием и новыми данными.

Это типичный индуктивный метод формирования системы. Все начинается с некоторого начального, базового состояния, которое постепенно, шаг за шагом в результате учета все новых и новых данных разрастается в научную развитую систему. Первоначальное базовое состояние научной системы назовем концепцией. Она составляет основу, стержень научной системы.

Методы доказательства на уровне «источниковедческий материал – логический вывод» сомнительны по своей сути, поскольку явно или неявно содержат в себе множество интуитивных моментов, как правило, остающихся за пределами рассмотрения.

Такие методы проходят, да и то с определенными натяжками, в правовых разбирательствах, к примеру, в суде.

Во-первых, разбираемые там вопросы обычно гораздо проще и, соответственно, логические цепочки примитивнее и короче, чем в научных построениях. Во-вторых, из-за того, что обычно решаются вопросы из современности, множество концептуальных вопросов отпадает само собой, поскольку они оказываются очевидны для всех участников разбирательства и воспринимаются ими хоть и интуитивно, но вполне одинаково. Однако из-за интуитивности восприятия некоторых моментов и здесь бывают разночтения.

Когда же исследуется давнее прошлое с совершенно иным видением ситуации, с иной культурой, с иным понятийным аппаратом, с определенными социальными ограничениями и ценностными ориентирами, далекими от современных, то ситуация усложняется. Она осложняется, если обо всех существенных отличиях знать и как-то их учитывать, но она становится безнадежной, если о них не знать или пользоваться искаженной концептуальной информацией.

Таким образом, основа любого источниковедческого анализа – это историческая концепция. Без нее браться за дело нельзя принципиально. Вот почему профессиональные историки и держатся за концепцию официальной истории. Без нее они беспомощны. Это первая методологическая причина живучести официальной истории.

Концепция трещит по швам, сыплется, а они за нее продолжают держаться, как утопающий за соломинку, поскольку без концепции, хотя бы такой, начнется хаос. Не будет опоры для работы и взаимопонимания. Все будут говорить на разных языках, не понимая друг друга.

ЛОЖНАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Отвечая на критику традиционной истории, профессиональные историки оказываются в состоянии привести всего один серьезный довод в ее пользу. Это ее системность. Вся официальная история представляет собой колоссальную систему, согласованную во времени и между множеством разных стран. Вся она подтверждена множеством источников, которые взаимосвязано в эту систему укладываются.

В общем-то, это очень сильный довод, но отнюдь не в пользу официальной версии истории, а в пользу системного метода формирования науки, разобранного выше. Первичная концепция может быть верной, а может быть неверной. Индуктивный метод построения научной системы автоматически обеспечит почти идеальную согласованность всех ее частей. Это вторая и наиболее важная из методических причин живучести официальной истории.

Именно по этой причине создается впечатление, что традиционную историю подтверждают и данные различных прикладных научных дисциплин вроде археологии.

Хорошее согласование этих данных с официальной историей результат двух причин. Во-первых, опять же проявляется качество системности индуктивного метода формирования истории, во-вторых, это качество археологических находок. Они в большинстве своем очень информативны в мелочах, но совершенно безмолвны по концептуальным вопросам. Поэтому данные археологии так же органично могут быть уложены и в иные исторические концепции, и будут их так же, если не лучше, «подтверждать», как и традиционную историю.

Однако верную концепцию от неверной отличает то, что одна действительно согласованна и системно цельна, а вторая только кажется такой. При более тщательном системном анализе в ней выявляются многие внутренние противоречия, расхождения с опытом и логикой. Именно сейчас в период развития новых информационных технологий таких противоречий в официальной истории вскрывается все больше и больше. Их количество уже давно превысило критическую массу, которую еще можно было относить на отдельные неточности и случайные ошибки.

Если метод формирования научной системы совершенен, то откуда происходит ошибка официальной истории? – Из базовой исторической концепции.

Для полной уверенности в верности отстраиваемой научной системы необходима независимая проверка концепции.

Для сравнения каждый может вспомнить метод математической индукции, изучаемый в школе.

Верность закона проверяется для первого члена последовательности. Затем если из предположения о верности закона для n члена последовательности удается доказать его верность дляn+1, то делается вывод, что закон справедлив для всей последовательности.

Чтобы индуктивная система была логически безупречна, базовая историческая концепция должна выдерживать независимую проверку. Без независимой проверки первого члена последовательности индуктивный метод не работает и может приводить к фантастическим результатам. Математика способна дать тому бесчисленное множество примеров. А законы логики едины.

Физика в данном случае строится по тем же принципам. Основой концепции служат экспериментальные данные в любом разделе физики. Далее индуктивный метод формирования науки обеспечивает цельность научной системы. Поэтому в результате получается строгая наука, соответствующая законам природы, математики и логики.

В официальной истории не так. Первичная базовая историческая концепция не проверена независимо. Более того, она не выдерживает строгого анализа со многих точек зрения, экономического, физиологического, технологического. Это будет показано в следующей части «Реальной истории…».

В частности, поэтому в официальной истории никак не решен вопрос о происхождении человека. Концепция не цельная. В этой части ее оказывается невозможно создать принципиально в рамках официальной концепции. Некоторые полученные решения будут единственны и принципиально несовместимы с официальной концепцией.

Методология официальной истории из-за отсутствия независимой проверки базовой исторической концепции логически некорректна. Для науки противоречие логике, пусть даже и не очевидное, конечно недопустимо.

Логическая некорректность построения истории спрятана. Никто бы и не стал ее выискивать, если бы не тот огромный набор системных противоречий, который выявлен сегодня в официальной истории. Этот набор настолько велик, что неадекватность официальной истории стала очевидна любителям, знакомым только с незначительной частью исторических материалов. А профессиональные историки предпочитают все это просто не замечать. Как это достигается?

Во-первых, своеобразной культурой, формируемой в среде историков. Логикой историки не владеют, и похоже, что это делается преднамеренно еще на стадии получения ими образования. Примеров из официальной истории, противоречащих логике и элементарному здравому смыслу, можно привести множество, а профессиональные историки не видят нарушения логики, считая, что все естественно.

Во-вторых, культура историков преднамеренно сдвинута в сторону догматизма.

Догматическое мышление сегодня является преобладающим в человеческой цивилизации. Такие моменты, как уважение к опыту предков, авторитетам, доверие к мнению профессионалов, мнению большинства являются сильным фактором, стабилизирующим общество.

В науке так же. Подавляющее большинство научных работников мыслит догматически даже в физике. Подвергать сомнению основы науки способно ничтожное меньшинство. Остальные работают как обыкновенные ученые-прикладники, занимаясь только своим узким участком, а основам доверяя как религиозной догме. Это нормальное распределение труда.

Однако в физике есть, хоть их и немного, кадры, понимающие всю систему и способные в результате анализировать основы. Когда на рубеже девятнадцатого–двадцатого веков в физике возник системный кризис, связанный с появлением новых данных квантового и релятивистского характера, он был успешно преодолен. В истории же слой специалистов аналогичного уровня квалификации отсутствует. Поэтому научный кризис для историков это не область будущего научного прорыва, а катастрофа.

В-третьих, преобладание догматической культуры и слабое владение логикой в среде историков, делает историю по характеру работ прикладной наукой, т.е. такой, которая опирается на избыток постулатов, не пытаясь разобраться во всей системе от начала и до конца. Этот же тип отношений проявляется и в отношениях с большинством исторических прикладных дисциплин. Все они поставляют данные для истории, и сами получают объяснения на ее базе. Задача истории – глобальное обобщение всей этой разноплановой информации.

Приблизительно так же и в физике. Там под одним общим названием, физики, уживается множество прикладных наук, над которыми возвышается общее здание теоретической физики, обобщающей и связывающей воедино их данные.

То же самое требуется и от науки истории. Но в отличие от теоретической физики история существует только в прикладном качестве. Концептуальной истории, до данной публикации, не было в природе.

Таким образом, от чисто методических причин неадекватности официальной истории мы выходим на причины социальные.



Г.М. Герасимов


Источник.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments