марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Матвиенко о причинах агрессии в обществе

Оригинал взят у antiseptic в Матвиенко о причинах агрессии в обществе
матвиенко
Предлагаю к прочтению и осмыслению статью В.Матвиенко, посвященную анализу причин возникновения в нашем обществе агрессии, в том числе, по отношению к детям. Здесь же я позволю себе прокомментировать некоторые важнейшие фрагменты этой статьи. Итак.
Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко считает, что обострение проблемы жестокого обращения с детьми в российском обществе стало следствием культурных и духовно-нравственных изменений, в первую очередь — ослабления института семьи.

«...По данным МВД России, в 2009 году число детей, признанных потерпевшими, составило 105,8 тысячи, в 2014-м — 95,4 тысячи. За пять лет снижение на 10 тысяч. Вроде бы тенденция позитивная — уменьшение количества преступлений. Однако снижение идет крайне медленно, общее число преступлений остается большим.

Тревожит и то, что 15 тысяч из общего числа преступлений против детей в 2014 году — тяжкие и особо тяжкие преступления. Более того, количество таких преступлений в последние годы даже растет. Так, если в 2009 году были убиты 1,6 тысячи несовершеннолетних, то в 2014 году этот показатель составил уже 2,5 тысячи человек. Это значит, что в нашей стране в среднем каждый день от насильственной смерти гибнут 8 детей и подростков.

Вывод только один: наши усилия по защите детей от жестокого обращения недостаточны. А если называть вещи своим именами, то они защищены от этого просто плохо. Эта проблема в нашей стране по-прежнему далека от решения. Над этим предстоит еще работать и работать.
Эксперты говорят о нескольких факторах, которые, по их мнению, способствуют усугублению проблемы. В частности, нельзя не согласиться со специалистами в том, что немалую роль в распространенности жестокого обращения с детьми играют экономические, социальные трудности, с которыми сталкиваются многие российские семьи. В самом деле, необходимость каждодневной борьбы за выживание не способствует формированию в семье атмосферы спокойствия, доброты, зато рождает и поддерживает стрессы, провоцирует неадекватные эмоции и поведение взрослых.»


Какие знакомые нотки!
В этой части своей статьи г-жа Матвиенко вновь нападает на семью, как на источник главной опасности для ребенка. Начитная с общих цифр, переходя на тяжкие преступления против несовершеннолетних, затем Матвиенко резко перепрыгивает на осуждение российских семей, в которых «необходимость каждодневной борьбы за выживание не способствует формированию атмосферы спокойствия, доброты, зато рождает и поддерживает стрессы, провоцирует неадекватные эмоции и поведение взрослых.»
Получается, Матвиенко мягко переключает внимание на семью.
Между тем, согласно данным единственно достоверного источника уголовной статистики — Главного информационно-аналитического центра МВД России, где собирается и систематизируется вся информация о преступности в нашей стране, в 2014 году потерпевшими от насильственных преступлений было признано 46567 несовершеннолетних, из которых 6264 человека стали жертвами родительских преступлений. Это означает, что в структуре насильственной преступности в отношении детей на долю родительских преступлений приходится 13,4%, на долю всех остальных (неродительских) — более 86%. В соотношении к общему числу несовершеннолетних, проживающих в России, потерпевшие «от рук родителей» составляют около 0,02%.

Что это значит? Это значит, что почему-то г-жа Матвиенко акцентированно начинает рассматривать 13,4% семейного насилия в качестве главной угрозы несовершеннолетним. Но ведь 87% внесемейного насилия никуда не девались, верно? отчего же такое пристальное внимание именно к семье? Не потому ли, что наши законодатели вознамерились запускать новый виток лоббирования законопроектов, позволяющих вмешиваться в частную семейную жизнь, вопреки конституционным нормам? Ведь уже эти попытки были и ранее, и проталкивался подобный законопроект Советом по правам человека при Президенте РФ. Однако В.Путиным этот законопроект был дважды отправлен на доработку, а многочисленные общественные обсуждения по всей стране дали законопроекту вполне негативную оценку.

Значит опять? Опять нужно контролировать каждую семью вместо того, чтобы избывать экономические и социальные трудности оной. Одной рукой семьи вгоняются в нищету (привет, Минфин, МЭР, Минздрав и Минобраз!), а другая рука создает законы, позволяющие под микроскопом рассматривать семьи и произвольно изымать детей из них. Тут нет никакой надуманности и притягивания за уши, достаточно ознакомиться с анализом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия».Речь идет именно о таком жестоком и произвольном вмешательстве в семью.

Далее Матвиенко неподражаемо мечется из стороны в сторону, прошу обратить внимание:
«...История России знает периоды немалых лишений, общественных потрясений, кровопролитных войн. Но далеко не всегда это сопровождалось ожесточением людей. Скорее, наоборот, в дни испытаний люди становились внимательнее, добрее, заботливее друг к другу, к детям в особенности. О них заботились, их спасали, им отдавали последнее. Это неоспоримый факт. При всем том, что страна проходит сейчас непростой этап, сегодня и близко нет того, что пришлось пережить нашим родителям, дедам, прадедам.
Считаю, что жестокое обращение с детьми, масштабы, которые приняло это явление в нашей стране, есть в первую очередь следствие культурных, духовно-нравственных  изменений, происходящих в обществе. Изменений разнонаправленных, в том числе и таких, которые я лично оцениваю как негативные, рождающие жестокость в обращении с детьми.»


Итак, спикер Совета Федерации признает, что даже в периоды великих потрясений и войн (речь явным образом идет о Великой Отечественной войне) о детях заботились и опекали наиболее тщательно. Эти войны и потрясения не сопровождались ожесточением людей. Люди становились внимательнее, добрее и заботливее. Зафиксируем этот реверанс в речи Матвиенко.
Матвиенко также признает, что жестокость и насилие над детьми — СЛЕДСТВИЕ культурных и духовно-нравственных изменений нашего общества. Речь, конечно, не просто о каких-то «изменениях», а о деградации. Если доброта и забота заменяются на жестокость и насилие по отношению к детям — то это деградация общества. Но очень не хочется называть вещи своими именами — поэтому нужно использовать нейтральное «изменения».

Разнонаправленные изменения? Но, выходит, изменения «в лучшую сторону» гораздо слабее изменений негативных, раз общий фон ухудшается? Получается отсылка в сторону «разнонаправленности» — лишь еще один частный фиговый листок, прикрывающий деградацию целого.
Но читаем дальше.

«...В том, что насилие над детьми обрело столь значительные масштабы, я вижу также проявление довольно высокого уровня агрессивности в нашем обществе в целом.... Агрессивность, грубость, «наэлектризованность» части людей, которую мы сейчас отмечаем в публичных местах, во взаимоотношениях людей, я связываю с тем, что страна еще не завершила в полной мере этап перемен в общественном строе, идейной сфере, культуре... Но этот период рано или поздно завершится, наши фундаментальные ценности, наш культурный код восстановятся во всех сферах жизни в полной мере. Собственно, это уже происходит. Думаю, многие согласятся со мной, что последние несколько лет отмечены, образно говоря, смягчением нравов людей.»

Вот здесь не совсем понятно. Рост насилия и агрессивности связан с тем, что мы еще не до конца завершили этам перехода к традиционным ценностям, согласно построениям Матвиенко. То есть — мы все 25 лет двигались по направлению к традиционным ценностям? А почему тогда растет агрессия, насилие и так далее? Ведь если мы становимся ближе к этим ценностям, значит, насилие и агрессия должны идти постепенно на спад? А если они растут в обществе — может быть, мы движемся в каком-то ином направлении? Например, в направлении полного отсутствия ценностей?

Что вообще имеется ввиду под выражением «страна еще не завершила этап перемен в общественном строе, идейной сфере и культуре»?
То есть строй у нас до сих пор недостаточно капиталистический? А что нужно еще продать, чтобы он стал достаточно капиталистическим?

А что нужно изменить в идейной сфере? За идеи отвечает идеология. Согласно Конституции — единой идеологии у нас быть не может. Ну так ее и нет. Что же имеет ввиду Матвиенко? Когда страна «в полной мере» завершит этап перемен в сфере идеального? Когда идеальное фрагментируется на 140 миллионов частей? Каждому индивидууму по персональной идее?

Что имеется ввиду под «завершением этапа перемен в культуре»? А что у нас за перемены в культуре? Из культуры, построенной на христианских ценностях (тут что Достоевский, что Чехов, что Шолохов и Фадеев — все едино) — наша культура должна перейти во что? В постхристианскую? Дохристианскую? Антихристианскую?
А почему у нас тогда, после этого перехода, вдруг снизятся показатели агрессивности и насилия?
О каком восстановлении «фундаментальных ценностей и нашего культурного кода» может идти речь, если пока что очевидным образом ускоряется процесс отказа от этих ценностей и разрушения этого самого культурного кода? Косвенным признаком чего и является нарастание агрессии и насилия в обществе, и не только в отношении детей. Открываем youtube, ищем видео с регистраторов с драками, огнестрелом и прочими прелестями из-за поцарапанного куска железа на колесах.

В обществе явно выросла агрессивность — и это следствие разрушения матрицы коллективизма, осыпание структур нашего культурного кода, отвечающих за общественную целостность. Все это суть приложение предельного индивидуализма на социум, из которого выдернули идеологический стержень. В сущности — это даже уже не волчья стая. Это хуже, это начало войны всех против всех.

Где же В.Матвиенко увидела восстановление наших фундаментальных ценностей (к числу которых, конечно, относится и коллективизм, и взаимовыручка) и культурного кода (к которому, конечно, относятся христианские корни русской, советской культуры) — Бог весть.
Мне кажется — наши властьпридержащие элиты все чаще пытаются поступить способом, противоположным тому, который советовал А.Блок: «Сотри случайные черты, и ты увидишь — мир прекрасен». За нагромождениями фраз, за румянами и белилами наши элиты пытаются прикрыть расползающуюся плоть нашего общества. Страшно, очень страшно признать, что ты, именно ты отвечаешь за то, что было сделано с народом. За эту агрессию и насилие, за семьи, находящиеся в катастрофическом положении. За очень многое другое.

Ведь чтобы лечить причину заболевания — нужно начать с признания самого наличия заболевания. А признав наличие заболевания — придется ответить на вопрос о причинах его возникновения. И вот тут-то уже не удастся свалить вину на кого-то еще, на советский строй, на Сталина или Ленина с «бомбой», тут придется ответить честно хотя бы самому себе — на самый болезненный и острый вопрос:

«...Раскольников весь задрожал, как будто пронзенный.

— Так... кто же... убил?.. — спросил он, не выдержав, задыхающимся голосом. Порфирий Петрович даже отшатнулся на спинку стула, точно уж так неожиданно и он был изумлен вопросом.

— Как кто убил?.. — переговорил он, точно не веря ушам своим, — да вы убили, Родион Романыч! Вы и убили-с... — прибавил он почти шепотом, совершенно убежденным голосом.»






Tags: вмешательство в семью, деградация общества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments