марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Андрей Канчельскис: «В Саудовской Аравии ходил смотреть, как наркоторговцам публично отрубали головы

09.03.2016//http://cont.ws/post/219887
Один из самых узнаваемых в Европе отечественных футболистов, Андрей Канчельскис, снова в большом футболе. Полузащитник, выступавший за «Манчестер Юнайтед», «Фиорентину» и «Рейнджерс», возглавил клуб Профессиональной футбольной лиги «Солярис». Еженедельнику «Футбол» Канчельскис рассказал о дилетантах, посоветовал молодым игрокам уезжать и объяснил, почему нужно запретить искусственные поля.


«В футболе теперь даже депутаты разбираются»

– Как оказались в «Солярисе»?

– Неожиданно, конечно: поступило предложение. Царство Небесное Сергею Шустикову – мы играли друг против друга. Он за дубль «Торпедо», я – за дубль киевского «Динамо». Хороший был человек и футболист. Предложение поступило, пообщались с руководителями, и я на неделю уехал по делам в Лондон. По возвращении встретились еще раз и окончательно решили вопрос. Я рассказал свое видение ситуации, какие-то пожелания. Они согласились и предложили контракт.

Футбольный путеводитель по городам мира

– Вам после карьеры в топ-клубах Англии и Италии не странно приходить тренером в команды российской ПФЛ?

– Нет, мы делаем одно дело, и не надо на такие вещи внимание обращать. Хотя, может быть, это и хорошо. Я всем игрокам говорю: «Надо стремиться туда, где я был». И, возможно, для них это будет стимулом. У нас же школ нет, тренером может стать кто угодно. Все знают футбол, уже даже депутаты в нем разбираются. В этом проблема большая.

– Шесть лет назад вы начали карьеру в команде ПФЛ. Подняться выше до сих пор не удалось. Нет ощущения, что переросли этот уровень?

– Работать в хорошем клубе, конечно, хочется. Но здесь много факторов. С «Торпедо-ЗИЛ» должны были выходить в ФНЛ, но помешали со стороны. У нас много дилетантов, которые уничтожают и убивают футбол. Нельзя так работать. Мы стали вторыми, и нас не пустили в ФНЛ, а «Факел», ставший пятым, пустили. Это отбивает у нормальных людей всю охоту работать в футболе. Из-за всех этих дилетантов наш футбол и хромает.

– В клубах вы работали не только тренером, но и на разных руководящих должностях. Это помогает в диалоге с руководством?

– Конечно. Если мы делаем одно дело, я всегда готов подсказать и помочь. Занять чье-то место я не стремлюсь. А некоторые люди этого не понимают. В «Уфе» был хороший мужик – генеральный директор. Он в футболе никогда не работал, правда, был из Белого дома. И думал, что я хочу занять его место. А мне неинтересно было – я хотел тренировать. К сожалению, люди поняли это поздно.

– Российский футбол за последние 6 лет стал хоть в чем-то лучше?

– Пока все только хуже. Надеюсь, чемпионат мира что-то улучшит. Но, опять же, это инфраструктуру сделают, стадионы построят. Главное – чтобы их не загадили. Не начали стелить эти безобразные искусственные поля. Тогда, может быть, что-то будет. И, думаю, надо возвращаться к школам-интернатам. Академии эти все – ерунда. Клубные школы – хорошо, но молодежь из клубов считает, что они сразу должны играть в первом дивизионе, как минимум. Они после школ «Спартака» или «Зенита» сразу считают себя великими футболистами, хотя по мячу через раз попадают. Костюм клубный получил – и все: думает, что полноценный футболист.

Нам в Нижнем Новгороде зарплату по 4 месяца не платили, как жить, как кормить семью в такой ситуации? Если нет возможностей, то скажите, закройтесь. Я же говорю: сделайте в Премьер-лиге 12 команд. Будут «Спартак» с ЦСКА играть 4 раза в сезоне. Стадион будет полным, зрелищность повышается. С «Динамо», с «Зенитом» – постоянно все будут в тонусе. А команды, у которых финансовые проблемы, бюджетные деньги не платят, зарплаты задерживают… Закройтесь! Зачем вот все эти истории, когда футболисты приезжают и играют в футбол просто так. А незачем потом ходить и писать президенту письма с просьбой о помощи. Какое это развитие футбола?

– С искусственными полями что не так?

– Да это идиотизм! Как вообще разрешают матчи на искусственных полях? В Англии команду до игры в АПЛ не допускают, если у нее ненатуральный газон. И они делают. А у нас скоро все искусственное будет. Трава в Москве будет пластмассовая. Все искусственное сделайте – и говорите про плохой климат.

Я вот занимался полями и сделал натуральный газон в Новотроицке. И оно до сих пор там. Оренбургская область – степи! Да, можно сыграть на искусственном поле 2–3 тура. Но за это время можно подготовить натуральный газон. Ведь самое главное – это здоровье футболистов. Там же проблемы начинаются после искусственных покрытий. Со спиной, с коленями, с голеностопами. Потому и футболисты сейчас такие хилые. Раньше на асфальте бегали, на гальке, на щебенке – и никаких проблем. Чтобы в советские времена у кого-то мениск травмировался… А сейчас «кресты» у всех летят, даже у молодых.

Я спорил с одним дураком, он помощник депутата. Доказывал мне про искусственные поля. Я ему говорю: «Хорошо, ты возьми и у себя в саду постели такой газон, цветы искусственные посади. И пусть у тебя сын всем этим дышит – там же на солнце невозможно. День-два подышите, а потом тебе супруга по голове даст и скажет, что совсем с ума сошел». У себя они хорошие газоны стелят, как в Англии. А футболисты – уродуйтесь. Такие деятели.

«Посмотреть на Блохина и Бессонова и сейчас бы набрался полный стадион»

– В Киеве часто бываете?

– Был где-то год назад.

– И нормально?

– Отлично вообще. Все спокойно, тишина, пообщался с друзьями. Конечно, есть много провокаторов, негодяев. Но в основном народ нормальный, и проблем у меня не бывает.

– Когда выступали за киевское «Динамо», часто ездили на выставочные матчи в небольшие деревни?

– Постоянно. Это была реклама клуба, популяризация футбола. В Украине все хотели играть за «Динамо», в России – за «Спартак». И приехать, чтобы дети могли посмотреть на Блохина, Бессонова, Лобановского. Даже сейчас бы стадион полный набрался.

– Все украинские клубы действительно расступались перед киевским «Динамо»?

– Когда я перешел из «Динамо» в «Шахтер», у нас на киевлян настрой запредельный был. И давали бой. Сейчас много слухов начало ходить. И что «Динамо» препараты принимало какие-то. Отговорки. Люди никогда не видели и не были там. Я там за два года только молочный коктейль пил. Как это рождалось: проиграл «Спартак» чемпионство – болельщикам надо придумать оправдание. Проиграло киевское «Динамо» – уже в обратную сторону что-то придумают. Воображение же у людей хорошее. Ничего не было на самом деле.

– И убийственных нагрузок у Лобановского тоже не было?

– Человек ко всему привыкает. Сначала тяжело, да. Но он приучил тренироваться правильно. И всегда брал физически здоровых футболистов. Со всего Союза набирали игроков.

– Совмещать его тренировки с нарушением режима было реально?

– А что такое нарушение режима?

– Ночные клубы, алкоголь.

– Я вам приведу пример. У Круиффа Ромарио постоянно ходил на дискотеки. И журналисты об этом шумели. Круифф им говорит: «Мы на первом месте, а Ромарио – лучший бомбардир. Если он так будет продолжать, я буду его за руку в эти клубы отводить». И вопросов у прессы не было. Вот и как понимать «нарушение режима»? Заснуть в 23:30, если отбой в 23:00?! Если человек пьет крепкие алкогольные напитки – это нарушение режима. Но бокал красного вина или две бутылки пива – тоже нарушение режима. У всех бывали и есть нарушения режима. Но режимов много. У нас, если слышат это словосочетание, сразу думают, что напился. Я через такое проходил. Сначала злился, а потом понял, что меня друзья и родственники знают. А ходить и доказывать кому-то не хочу.


«В Италии пожалел 100 долларов на свитер. Потом очень переживал»

– Свою карьеру в сборной считаете успешной?

– Могло быть лучше. Но винить себя в первую очередь надо, а не какого-то тренера или руководство. Где-то ошибался, где-то шел на поводу не у тех. Но молодежный чемпионат Европы выигрывал, за сборную СССР перед 100 тысячами зрителей поиграл. Конечно, были ошибки. Можно было сыграть лучше, поступить лучше. Все мы ошибаемся.

– Первые поездки за границу – это шок?

– Первая была в Болгарию с молодежной сборной. Удивляло все. Другой менталитет, уровень жизни. Стадионы с идеальными полями. Все доступно: магазины красивые, витрины.

– Домой и друзьям что-то привозили?

– Домой только, на друзей нам уже денег не хватало. Помню, фотоаппараты «Зенит» обменивали на кожаные куртки в Турции. Икру черную на что-то. В этом свой интерес был: лежит много всего, и надо выбрать. А потом жалеешь. Помню, в Италии был свитер Kappa. Я его хотел купить, но он стоил больше 100 долларов. И пожалел денег. Потом так переживал.

– Много необычных стран посетили?

– У футболиста времени особо нет на путешествия. Если отпуск, то в Испанию или в Дубай. Я вот до января какое-то время был без регулярной работы, но постоянно поступали предложения. В Сингапур летал с ветеранами «Манчестер Юнайтед». В Африку – на переговоры по футбольной школе.

Фул-хаус, Маркус! Кто побил рекорд Джорджа Беста и спас репутацию «Манчестер Юнайтед»

– Тоже от «МЮ»?

– Нет, хотим в Африке открыть спортивный интернат моего имени. Но там будут преподавать только футбол и шахматы. Пока еще актуальна задумка, но надо дождаться результатов выборов – они у них обычно в феврале. Есть договоренности с Марокко и Бенином. Но конкретно говорить можно только после выборов. Сейчас там людям не до футбола – у них предвыборная программа.

– Вы сами инвестировать будете в проект?

– Есть инвесторы с нашей стороны, но без государства открывать спортивные интернаты бессмысленно. Я сам учился в Харьковском интернате, и естественно, он существовал за счет государственного бюджета. Питание, учеба, проживание, общежития для иногородних – все оплачивали. Поэтому если открывать интернат, то государство тоже должно как-то спонсировать его развитие.

– Из всех стран, где играли, какая самая комфортная?

– Великобритания. Хотя и в Италии очень хорошо. Но в Лондоне солнечных дней больше, чем в Москве. Вот где туманная столица. Да, дождей много. Но они ни на жизнь, ни на футбол не влияют. В Манчестере дождь моросящий, под ним даже без зонта можно. В Шотландии, конечно, ливни. Но там вообще зимой может день начаться с дождя, продолжиться солнцем, а закончиться снегом.

– Играя в Шотландии за «Рейнджерс», вы были в районах Глазго, где болеют за «Селтик»?

– Один раз заблудился на машине, заехал не в тот квартал. И один фанат узнал. Начал материться, плеваться на машину. Но я быстренько уехал. Они друг к другу в районы не заходят. И я даже не знаю, что есть в той части города, которая болеет за «Селтик».

– Шотландский акцент – проблема?

– Конечно. Понимали все, но через слово, и постоянно надо было переспрашивать. Глотают слова. А страна сумасшедшая: архитектура, история, люди. И они отличаются от англичан, даже похожи на нас, русских людей. Советских.

«То, что все арабы богатые и не работают, – вранье»

– Вы четыре месяца провели в Саудовской Аравии. Представителей полиции нравов видели?

– Конечно. Специальные люди следят за внешним видом. Мужчинам нельзя ходить в шортах, светловолосым женщинам надо накрываться платком. Если нарушить, то сначала будет предупреждение. Но могут и забрать в участок – по закону. Точно я не знаю, потому что не нарушал, ха-ха. Дома только. В дома там никто никого не пускает. Даже гостей. На территории всегда есть специальный шатер: с телевизорами, картами, нардами, вот туда – пожалуйста. Мы с принцем часто играли в шахматы у него в шатре.

– Поддавались часто?

–Никаких поддавков не было. Я вообще не понимаю все эти игры в поддавки. Шоу эти: «расступитесь и дайте забить». Для меня это ужасно, безобразие. Выходят ветераны играть, так играйте в удовольствие. Вас же много приезжает. Играйте по 10 минут и меняйтесь. Но играйте с азартом, честно. А то приехали, договорились, что счет будет 5:5 или 7:7.

– Арабы действительно все очень богаты и могут не работать?

– Это все выдумки. Не работают только приближенные к королю. Все остальные работают. И когда говорят иначе – это все вранье. Кто-то где-то услышал – и началось. Говорят, что у каждого араба сразу после рождения уже есть нефтяная вышка. Да вышек не хватит просто! Думали бы хоть немного. И даже у тех, кто рядом с королем, не такие привилегии, как у нас придумали. А то теперь все наслушались и захотели поехать в Саудовскую Аравию становиться арабами.

– С проявлениями жестокости местного правосудия сталкивались?

– Ходил на казнь 17 филиппинцев, которые торговали наркотиками. Им прилюдно на площади отрубили головы. Сам сходил, посмотрел. Считаю, правильно. Зачем заразу разводить. Думаю, им что-то вкололи перед казнью: они в таком состоянии были, даже не сопротивлялись.

– Раздевалки команд там действительно отличаются от европейских?

– У всех футболистов закрытые кабинки. Туда заходишь и переодеваешься. Никто никого не видит, по душу не ходит. И матчи всегда начинались вечером, потому что им надо было помолиться.

– Жена как воспринимала Саудовскую Аравию?

– Она постоянно со мной не жила, прилетала иногда. Нормально все было, ездили в торговые центры. Там есть мужские магазины, куда можно заходить с женщинами. А есть только для женщин, и туда уже мужчин не пускают.

Тринадцатый воин. Как «МЮ» будет обходиться без Уэйна Руни

«Мостовой просто высказывает свое мнение»

– Вы написали две автобиографические книги. Будет еще?

– Одна на русском, другая – на английском, и она про период в «Манчестер Юнайтед». А та, что на русском, – биография. Хочу написать еще одну – о возвращении в Россию. Много у меня историй, и все правдивые.

– Честно будете писать фамилии всех героев?

– А чего нет? Ну, может быть, как-то изменю, но все догадаются. Футбольные люди точно поймут, кто есть кто. Чтобы наш футбол развивался, из него надо искоренять людей, думающих о своей зарплате и постоянно стремящихся кого-то обмануть. Я с такими сталкивался раньше и сейчас тоже, к сожалению.

Есть и нормальные клубы. В Самаре денег не было, но команда играла в футбол. Хотя у тренеров и административного штаба не было особой взаимосвязи. Мы работали в разных направлениях. В «Сатурне» было хорошее время. Спасибо людям, что дали шанс, и я его использовал. Доказал, что человек может из любой ситуации вернуться. Себе доказал и разным проходимцам из футбола, которых много.

– В футболе много денег, это и привлекает.

– Самое интересное, что они сначала выступают с критикой. Футболисты у них плохие, играть не умеют, 22 дурака. А потом они попадают в футбол и сразу начинают рассказывать, какой это вид спорта хороший, ха-ха. Супер просто, как люди быстро меняются.

– К Александру Мостовому и его критике команд, игроков, тренеров как относитесь?

– А почему сразу критика? Он просто высказывает свое мнение. У него есть видение футбола. Критикует Бубнов. Который занимается ерундой. Мостовой хоть на живого Слуцкого говорит. А Бубнов про Бескова рассказывает, что играть его учил. Что ты ерунду несешь? Бесков бы тебе дал подзатыльник. Или вот он говорит, что Брежнева не боялся. Ты его в глаза видел, этого Брежнева?! Мостовой хоть и говорит, но про людей, которые всегда могут с ним встретиться, пообщаться и ответить.

«На должности советника генерального директора ничего не делал»

– «Сатурн», Самара… Но было после возвращения еще и московское «Динамо», за которое вы не провели ни единого матча. Ярослав Гржебик был самым странным тренером, с которым пришлось работать?

– Он не странный. По-моему, он не футбольный тренер. Совсем далекий от футбола. И не знаю, как это получилось. Заварзин (бывший генеральный директор «Динамо». – Ред.) тоже не футбольный человек, а бывший гаишник. Он взял такого же глупого дурака Гржебика к себе на работу. Они друг друга стоят.

– Происходящее с «Динамо» в последние годы чем объяснить можно?

– Разговоров много. Они живут прошлым. Кобелев прав, что пора уже заканчивать с этим и делать что-то в настоящем. «Динамо» иногда «динамит», ха-ха. Когда перестанет, когда начнут делом заниматься, может, и будет результат. А пока только сплошные лозунги. Их славные времена еще при Яшине были. От этого не надо отказываться, но это было. А делать надо сейчас. Должны приходить люди, которые переживают за клуб, а не ради денег.

– В «Волге» с определенного момента вы начали занимать должность советника генерального директора по спортивным вопросам. Чем вы занимались?

– Ничем. Просто приезжал и дурака валял. Я конкретно спрашивал, что дает мне должность, чем надо заниматься. А мне отвечали: «Ну, тебе так хорошо, чего ты?» Захотел – приехал на тренировку. Захотел – не приехал. Все эти статусы советника – полная ерунда. Хотя кому-то наверняка понравится. Комфортно ведь. Ни за что не отвечаешь, ничем не занимаешься.

– Расстались с «Волгой» нормально?

– Да, поступили друг с другом по-человечески. Там был Анисимов (бывший генеральный директор «Волги». – Ред.), с которым у нас были личные договоренности, даже не на бумаге. Он поступил очень порядочно. Он не футбольный человек, у него были какие-то ошибки. Но со мной поступили честно.

Там есть другой человек – Сватковский (председатель правления «Волги». – Ред.), деятель. Вот он проблема большая для нижегородского футбола.

– Что за история с игрой футболистов на тотализаторе в «Юрмале»?

– При мне не помню, чтобы кто-то что-то ставил.

Вадим Хафизов: «Сборы в Турции были скрытым вывозом капитала»

– Но вы же сами говорили, что футболисты ставили на собственные поражения и специально проигрывали.

– Вы поймите: это, может быть, кто-то говорит, пишет. Кого-то поймали? Доказательства есть? Не могу понять. Мне тоже говорят, что вот были какие-то ставки. Ну, хорошо, дайте доказательства, чтобы я мог этих футболистов наказать. Ходили серьезные слухи. Когда я пришел, сказал футболистам: «Ребята, если я узнаю, что вы занимаетесь этим при мне и будут доказательства, – сделаю все, чтобы вы закончили играть в футбол. У меня есть связи в ФИФА и УЕФА». И пока у меня доказательств никаких нет, я не могу вам говорить: играли или не играли.

– Сейчас к «Юрмале» какое-то отношение имеете?

– Да, вхожу в совет директоров. Но никакой зарплаты за это не получаю. Просто могу приехать на какой-то детский турнир или мероприятие. Но никаких обязательств у меня перед клубом нет.

– Уровень латвийского футбола схож с ПФЛ?

– Он очень низкий. Есть пара команд, которые могли бы конкурировать с нашей второй лигой.

«Кажется, Моуринью питается негативом»

– Как восприняли решение Гари Невилла из телевизионного эфира рвануть в тренеры крупного клуба?

– Честно говоря, я даже не понял этого. Да, президент – друг. Но странное решение. Идти без тренерского опыта, на ходу вникать. Тем более в чужой в стране, язык и менталитет которой не знаешь.

– Не понимаете Невилла, но считаете, что Гиггз готов стать тренером «Манчестер Юнайтед». В чем принципиальная разница?

– А почему бы нет? У него есть уже кое-какой опыт. Авторитет и имя. Я думаю, что он мог бы работать после Ван Гала.

– А у Моуринью есть шанс понравиться болельщикам «МЮ»?

– Все от результата зависит. Будет результат – будет все нормально. Не будет – будет плохо. Болельщики «Юнайтед» избалованы трофеями. И вот после этой паузы с Мойесом и Ван Галом любая победа будет важна.

– Вам, теперь уже как тренеру, стиль работы Моуринью близок?

– Если дает результат, то пусть делает что хочет. Мне кажется, он этим негативом питается, как вампир. Может, он и хочет иначе. Но ему необходима подпитка такой энергии, и иначе не получается. Видно же иногда, что он провоцирует специально. А если так, то значит, что ему самому это нужно.

– За игрой «Лестера» в нынешнем сезоне следите? Как-то объясняете для себя их успех?

– Их перед началом сезона просто не воспринимали как команду, способную на такое. Ну, и нет ничего особенного в их результатах. Раз в 10–15 лет кто-то должен выстреливать. «Лидс», «Астон Вилла», «Блэкберн»… Сейчас получилось, что «Лестер».

– Историю с дракой Бекхэма и Фергюсона помните хорошо?

– Проиграли тогда 1:0 «Арсеналу», и Бекхэм с Эшли Коулом после игры шли и смеялись. Фергюсон был очень злой и это заметил. Он в свое время меня был готов отпустить в любую команду, но не в «Арсенал». Принципиально. И он Бекхэму сказал: «Тебе весело, что проиграли? Что тебя Коул поимел на поле?» А Бекхэм в ответ: «Ну, если меня поимел Коул, то тебя Венгер». И тогда Фергюсон подошел и сделал хук с правой.

Контракт с дьяволами. Как Мемфис Депай проходит в «МЮ» семь кругов ада

– На «Матч ТВ» сейчас активно привлекают к работе бывших футболистов. К вам не обращались?

– Нет, конкретики никакой не было. Да я особо и не стремился. Хотя с Тиной Канделаки не знакомы близко, но общение есть.

– Быть ассистентом в «МЮ» круче, чем тренировать команду в РФПЛ?

– Смотря в какой команде и какой в ней работает менеджмент. Если не будет в этой команде дилетантов, то лучше работать в российской Премьер-лиге. Хотя я сказал же, что у нас их, дилетантов, 80%. А чем с ними работать, то лучше быть ассистентом в «МЮ».

– И не зазорно?

– Ты должен получать удовольствие. Если получаешь, если есть единомышленники, понимание, то лучше быть главным. А если нет, то какой смысл?

Текст: Павел Пучков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments