марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Казахи и Конфуций / Куда поведёт «Преемница»?

Оригинал взят у mamlas в Казахи и Конфуций / Куда поведёт «Преемница»?
Ещё о геополитике Китая и Ср.Азии

Казахстан учит китайский
КНР наращивает инвестиции в экономику республики / Россия и мир

Вице-премьер Казахстана Дарига [Нурсултановна] Назарбаева 5 февраля сделала громкое заявление о том, что в недалеком будущем населению страны предстоит активнее изучать китайский язык. ©



На торжествах, посвященных 20-летию Независимости Казахстана, 2011

Некоторые СМИ поспешили расценить это заявление как признак грядущей «капитуляции» перед Китаем, который быстро наращивает инвестиции в экономику Казахстана и уже вышел по их объему на первое место среди зарубежных государств.

«Сегодня мы должны научить наших детей добывать знания как минимум на трех языках (казахском, русском и английском), - отметила Дарига Назарбаева на заседании коллегии министерства образования и науки Казахстана, - Как минимум, потому что в самом недалеком будущем нам всем надо будет знать еще и китайский». Продиктовано это заявление было чисто практическими соображениями. Китай, по ее словам, развивается огромными темпами, хотя и переживает сейчас некоторые трудности. «Тем не менее, Китай — это Китай, - заявила Д. Назарбаева, - он не торопится, он мыслит категориями «сто лет» и там все будет хорошо. Китай — это наш друг, очень важный торговый партнер и самый крупный инвестор в экономику нашей страны». То есть, необходимость изучения китайского языка связана с тем, что объемы экономического сотрудничества с КНР в недалеком будущем еще более возрастут, и жителям Казахстана желательно будет общаться с китайцами на их родном языке.

В настоящее время Казахстан официально придерживается политики трехъязычия, предусматривающей изучение государственного казахского, а также официального русского и английского языков. О последнем из них и напомнила Д. Назарбаева, по словам которой львиная часть знаний, которые сегодня появляются в мире — на английском языке. «Учебная литература, монографии, весь интернет практически англоязычный, - заявила она. - Сегодня продвинуться, какие-то инновации у себя внедрять, начинать стартапы — это немыслимо без английского языка». Тем самым вице-премьер обозначила иностранные языки, которые помогут Казахстану в его экономическом развитии. Говорить о необходимости изучения русского языка, которым в той или иной мере и так владеет более 90% населения республики, в этом контексте смысла нет. Казахский же, которого до сих пор не знает значительная часть жителей страны, при ведении бизнеса с зарубежными партнерами будет являться вовсе не конкурентным преимуществом, а скорее проблемой.

Тем не менее своим заявлением Дарига Назарбаева как бы расставила внешнеэкономические приоритеты Казахстана, который в будущем намерен ориентироваться на западный и китайский центры мировой экономики.

Дело в том, что Д. Назарбаева (на фото) является не только вице-премьером, но и старшей дочерью президента Казахстана, и рассматривается сегодня аналитиками как один из ключевых претендентов на его кресло.

Вице-премьером она была назначена совсем недавно – в сентябре 2015 г. Ранее занимала должности вице-спикера нижней палаты парламента и руководителя фракции правящей партии «Нур Отан», работала в ряде крупных бизнес-структур, средствах массовой информации и общественных организациях. Именно назначение Д. Назарбаевой вице-премьером позволило СМИ заявить о начале операции «Преемник», в ходе которой находящегося в преклонном возрасте Нурсултана Назарбаева (в июле ему исполнилось 75 лет) сменит его старшая дочь. Поэтому к ее заявлению по поводу языковых приоритетов стоит отнестись внимательно.

Популярность китайского языка в Казахстане на протяжении последних полутора десятилетий действительно значительно возросла. Причиной тому активно развивающееся между двумя странами экономическое сотрудничество. Активная экспансия китайского бизнеса в Казахстан, начавшаяся в первом десятилетии 2000-х гг., сделала его перспективным работодателем, что стимулировало интерес к изучению китайского языка. После подписания межгосударственных и межведомственных соглашений о сотрудничестве в сфере образования активизировались и гуманитарные контакты. Если в 2009 г., как отмечает «Демоскоп Weekly», в КНР по всем видам программ (государственным, корпоративным и частным) обучались около 1200 казахстанских студентов, то в 2014/2015 учебном году – уже 11,2 тысяч. Меньше, чем за десять лет этот показатель вырос почти в 10 раз.

По числу обучающихся за рубежом казахстанских студентов Китай сегодня занимает второе место после России, где их насчитывается 28 тысяч. Но если вспомнить, что еще совсем недавно казахстанских студентов в КНР вообще не было, такой рост их численности впечатляет.

Большинство из них учатся в вузах северо-западного или географического близкого Казахстану восточного Китая. В вузах граничащего с Казахстаном Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР в 2011 г., например, обучалось 1360 казахстанских студентов. Образовательная миграция в Китай стимулируется как недостатками казахстанской системы высшего образования, такими как преобладание гуманитарных и экономических специальностей, невысокое качество преподавания, дефицит технических программ и несоответствие получаемой квалификации потребностям рынка труда, так и преимуществами учебы в КНР, где она стоит сравнительно недорого, а репутация вузов в последнее время растет. Большую роль играет и возможность, выучив язык, получить работу на китайских или совместных предприятиях с высокой зарплатой. Среди обучающихся в КНР студентов представлены все основные этносы Казахстана - казахи, русские, украинцы, дунгане, хотя преобладают в связи с общим доминированием в структуре населения казахи.

Китайский язык можно выучить и в самом Казахстане на специальных языковых курсах либо в институтах Конфуция. На территории республики в настоящее время действуют 4 таких института. Первый из них открылся в декабре 2007 г. при столичном Евразийском национальном университете им. Л.Н. Гумилева. В феврале 2009 г. открылся институт Конфуция при Казахском национальном университете (КазНУ) им. аль-Фараби в Алма-Ате. Создан он был на базе Центра китайского языка, открытого еще в 2002 г. в результате сотрудничества вуза с Ланьчжоуским университетом. В 2011 г. благодаря сотрудничеству с Синьцзянским университетом экономики и финансов в Урумчи институты Конфуция открылись при вузах Актюбинска и Караганды. Наличие этих институтов позволяет не только изучать китайский язык в Казахстане, но и проходить стажировку в китайских вузах. КазНУ им. Аль-Фараби, например, к 2014 г. отправил на стажировку в КНР свыше 500 своих студентов и сотрудников.

Примечательно, что все эти институты открылись совсем недавно и уже после того, как Китай обозначил свой интерес к экономическому проникновению в Казахстан.

«В последние несколько лет в Казахстане наблюдается взлет популярности китайского языка, благодаря экономическому буму в Китае, повышению международного статуса страны, а также из-за великолепной китайской культуры, очаровательной истории страны, - писал в марте 2013 г. посол КНР в Казахстане Чжоу Ли в материале для официального печатного органа Компартии Китая газеты «Жэньминь жибао». - В последние годы сотрудничество между Китаем и Казахстаном развивается стремительно, растут его широта и глубина, появляются новые возможности для молодежи из Казахстана. Что касается молодежи, изучение китайского языка несет с собой важные рабочие навыки, так как очень много трудовых позиций имеет тесную связь с Китаем. В Казахстане появляется все больше и больше китайских предприятий, неизбежной становится тенденция локализации рабочих. Многие считают престижным работать на предприятиях с китайским капиталом. Это стало важной движущей силой в изучении китайского языка».

В апреле 2012 г. японская компания TransCosmos, занимающаяся развитием звонковых центров, предложила создать один из них в Казахстане. Центр должен быть ориентирован на обслуживание гигантского по размерам китайского рынка, а для работы в нем предлагалось привлечь 200 оралманов – казахов, переселившихся на историческую родину из КНР. Использование подобных звонковых центров, вынесенных за пределы обслуживаемого ими рынка, широко распространено в мировой практике. Основным мотивом их создания является возможность экономить на стоимости телефонного обслуживания клиентов. Как правило, они располагаются в странах и регионах с более низким уровнем зарплаты, что заметно снижает расходы. Главной проблемой при этом является набор персонала, который свободно владел бы языком, на котором клиенты при звонке задают вопросы. В Казахстане выход был найден в привлечении переселенцев, которые благодаря длительному проживанию в КНР хорошо освоили китайский. О дальнейшей судьбе проекта пока ничего не известно, но сами по себе планы создания в Казахстане подобного звонкового центра являются показателем растущего значения китайского языка на рынке труда.

Власти КНР уделяют продвижению китайского языка в Казахстане пристальное внимание, рассматривая его в качестве средства информационного и культурно-языкового обеспечения реализации стратегии «Экономического пояса Шелкового пути». «Мы обсуждаем «пояс и путь». В ходе реализации этой программы, я считаю, что большой упор должен быть на изучение языков друг друга…, – заявил, отвечая на вопросы казахстанских СМИ в январе этого года, ректор дипломатической академии КНР, заместитель председателя комиссии по иностранным делам всекитайского комитета народного политического консультативного совета КНР У Цзяньминь. - …Я предлагаю, чтобы побольше обменивались студентами, ведь отношения развиваются за счет людей, а какие люди – это те люди, которые знают друг друга, которые знают язык другой страны. К сожалению, у нас это дефицит. Я считаю, что в будущем нам надо увеличить количество таких людей. Смотрите, в Казахстане кто-то изучает китайский язык, и он наверняка всю свою жизнь посвятит Китаю. Мы приветствуем, чтобы таких лиц было как можно больше. Появление таких людей нас только радует и я считаю, что при реализации стратегии «Пояса и пути» их будет много».

КНР действует в классических традициях «мягкой силы», подкрепляя с ее помощью рост своего экономического присутствия в Казахстане и других государствах Средней (Центральной) Азии.

В отличие от России он не стремится включить их в военно-политические блоки наподобие ОДКБ, сосредоточившись на инвестициях и «Экономическом поясе «Шелкового пути». Идея его создания была выдвинута председателем КНР Си Цзиньпином во время визита в страны Центральной Азии (ЦА) и Индонезию осенью 2013 г., а сама концепция «Экономического пояса» изложена во время лекции в Казахстане 16 сентября. Си Цзиньпин предложил новую форму экономического сотрудничества Китая, государств ЦА, России, включающую пять пунктов: 1) усиление координации государств региона в политической области; 2) интенсификация строительства единой дорожной сети; 3) развитие торговли путем ликвидации торговых барьеров, снижения издержек торговли и инвестиций, повышения скорости и качества экономических операций в регионе; 4) увеличение валютных потоков за счет перехода на расчеты в национальных валютах; 5) усиление роли народной дипломатии, расширение прямых связей между народами стран региона.

В состав пятого пункта органично вписывается и продвижение китайского языка.

В настоящее время Китай, как уже отмечалось, является для Казахстана самым крупным иностранным инвестором. По данным Евразийского банка развития, общий объем накопленных прямых инвестиций КНР в Казахстане на конец 2013 г. составлял 22,57 млрд дол. Основным объектом китайских инвестиций является казахстанский топливно-энергетический комплекс. В декабре 2014 г. между Казахстаном и КНР был подписан еще один пакет соглашений на общую сумму 14 млрд дол., которые планируется инвестировать в совместные проекты в области энергетики, индустрии, транспорта, сельского хозяйства, нефти и газа.

Экономические связи Казахстана с Россией, как отмечает Н. Мамедова, в целом интенсивнее, чем с КНР, а объем российских инвестиций не учитывается полностью официальной статистикой из-за того, что осуществляются они нередко через оффшоры, где держат деньги крупные российские корпорации. В сравнении с объемом ВВП инвестиции России в Казахстан (1%) в пять раз выше, чем Китая (0,2%). Тем не менее рост экономического присутствия КНР в Казахстане налицо, и, учитывая сложную экономическую ситуацию в РФ, тенденция эта будет только усиливаться.

Специфическим условием привлечения китайских инвестиций является использование в совместных проектах китайского же персонала. Между тем отношение к китайской миграции в казахстанском обществе достаточно настороженное.

Огромная численность населения КНР (1,4 млрд), на фоне которого Казахстан (18 млн) почти незаметен, порождает среди казахов опасения по поводу их демографического и экономического поглощения китайцами.

Такие страхи особенно заметно усилились в 2000-е гг., когда в Казахстан пошли первые инвестиции из КНР и появился задействованный на стройках китайский персонал. Опрос по поводу китайской миграции, проведенный в 2007 г. агентством «БРИФ Центральная Азия» среди городского населения 14 областей Казахстана, показал, что 55% населения республики относится к мигрантам в целом безразлично, 25% - хорошо; 15% - плохо, 3% - очень плохо и 1% - очень хорошо. В целом к китайской миграции негативно настроено около 1/5 населения. Причем среди казахов, которым уезжать некуда, таких заметно больше (21%), чем среди русских (15%), в массе своей ориентированных на выезд в Россию. Сегодня опасения такого рода несколько поутихли, но никуда не делись.

Несмотря на то, что сотрудничество между КНР и Казахстаном несет для него очевидные экономические выгоды, призывы активно изучать китайский язык могут быть восприняты казахстанским обществом весьма неоднозначно. Причем негативная реакция может последовать как раз со стороны национал-патриотов, главной установкой которой является сохранение и развитие казахской нации.

Александр Шустов
специально для «Столетия», 12 февраля 2016

Tags: иностранцы, колониализм, миграция, студенты, языки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments