марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

ФАШИЗМ И РОССИЯ

20.03.2016/http://www.ymuhin.ru/
Ю.И. МУХИН

Хочу вернуться к новости о том, что недавно закончились авторские права купившего у Гитлера «Мою борьбу» издательства, и в самой Германии «Моя борьба» начала издаваться с перспективой изучения этой книги в немецких школах.

А Государственной Думой в 2001 году «Моя борьба» была запрещена принятием закона «О противодействии экстремистской деятельности», и этим законом депутаты Госдумы представили народ России животными, находящимися на столь низком уровне развития, при котором русским даже о своей истории можно знать только то, что им разрешат. Оно и раньше издевательством было то, что книга Гитлера «Моя борьба» больше нигде в мире не была запрещена, скажем, в том же Израиле её изучали и изучают в университетах, и получалось, что русским запрещено то, что весь мир может свободно читать! А немцы с помощью Думы низвели народ России до уровня обезьян по интеллекту и морали, граждане России стали некой свихнувшейся бандой, которая прочитав «Мою борьбу» Гитлера, тут же запишется в нацисты и начнёт делать что-то нехорошее. Настолько нехорошее, чего даже придумать нельзя, поскольку ни экстремизм, ни нацизм, ни фашизм, как идеологии, Конституцией РФ не запрещены.

А что обыватель знает об этой книге?

Я как-то рассказывал, что написал киносценарий о Сталине, который так и не был востребован, а в сценарии написал эпизод разговора Сталина с А.М. Горьким, который по моему вымыслу происходил в Горках, на даче писателя в конце мая 1934 года. Сталин и Горький сидят в саду на лавочке.

- …не могу похвастаться Иосиф Виссарионович, - несколько раздражённо закончил свой ответ Горький на вопрос о здоровье.

- Может быть вам, Алексей Максимович, съездить подлечится в Италию? Здоровье писателя, товарища Горького, Советскому Союзу очень ценно, - Сталин искренне беспокоился. На его взгляд, вокруг Горького творилось что-то непонятное, да и приехал Сталин к Горькому на дачу, а не пригласил его к себе, чтобы как-то подбодрить уже очень пожилого писателя, у которого, к тому же, две недели назад умер сын.

- Нет, я уже стар, хочу успеть сделать, как можно больше, и не хочу тратить время жизни на эти переезды, - Горький многозначительно взглянул на Сталина и голосом подчеркнул, - и на разговоры о своем здоровье.

Поскольку вы пришли поговорить о фашизме, то скажу, что прочел книгу Гитлера «Моя борьба». Примитивное антисемитское произведение, на уровне идей XVIII, а то и XVII века. Думаю, эту книжку следовало бы издать большим тиражом, чтобы оружием критики разорвать и растоптать фантазии этого господина.

- Хорошо, что вы называете идеи Гитлера примитивными, но плохо, если вы так думаете, - отрицающе покачав головой, ответил Сталин. - К сожалению, эти идеи Гитлера не примитивны, а просты, а то, что они взяты из прошлых веков, не делает их для немцев менее убедительными.

- Немцы высококультурная нация, - пытался возразить Горький.

- А в данном случае это еще хуже, - парировал Сталин, - поскольку формальное образование притупляет способность человека ориентироваться в общественных вопросах. Вот давайте оценим, убедительны ли эти простые идеи Гитлера для немцев?

Гитлер утверждает, что Германию предали евреи, а потом ограбили Версальским договором. А в Первую мировую войну Германия сдалась, когда ее армия находилась на территорий противника. Это факт. И этот факт легко объяснить именно предательством. Да, это не единственный факт, но этот факт бросается в глаза и затмевает остальные.

Гитлер говорит, что предали Германию евреи. Но среди всех немецких революционеров евреев очень много. Можно вникнуть в вопрос, чего хотели эти евреи-революционеры, а можно просто ограничиться только этим, бросающимся в глаза фактом.

Гитлер говорит, что Германия перенаселена, ей уже не хватает земли для продовольственной независимости, и тем более, не будет хватать земли для будущих поколений. И это тоже простой, доступный факт, от которого никакой культурный немец никуда не денется.

Гитлер говорит, что всякие там колонии в Африке и Азии решить вопрос с обеспечением Германии продовольствием не могут из-за своего географического отрыва от Германии. Это просто здравая оценка ситуации.

Гитлер говорит, что единственной страной на континенте, у которой достаточно земли для немцев на 1000 лет вперед, и которую можно присоединить к Германии, это Россия и ее окраинные государства. Но это факт, русские цари действительно запаслись землей.

Гитлер говорит, что немцы это некие арийцы и по своему происхождению являются самой передовой нацией, а русские являются недочеловеками, кем-то вроде обезьян. Нам, русским, такая оценка не по нраву, но такая оценка это елей на душу каждому немцу, хоть культурному, хоть батраку у какого-то немецкого помещика.

Гитлер говорит, что русские это такие обезьяны, что и государства сами создать не могут, за них русское государство всегда создавали немцы-арийцы: цари-немцы, дворяне-немцы. А вот теперь, дескать, большевики немцев в России уничтожили, и место немцев заняли евреи. Мы, русские, об этом можем спорить, но тысячи немецких капиталистов и офицеров, эмигрировавших из России после революции, это подтвердят, а их голос для немцев будет более убедительным, чем наши доказательства того, что русские не обезьяны, и что евреи не правят Россией.

Гитлер говорит, что евреи это фермент разложения любого государства, поэтому России все равно суждено погибнуть. Мы, русские, с этим будем спорить, но нам предъявят в доказательство как распад Российской империи в ходе революции, так и распад Австро-Венгерской империи.

И Гитлер в книге делает вывод, что единственная разумная и даже гуманная цель нынешних немцев, это военным путем захватить Россию и спасти ее, установив в ней немецкое господство и осчастливив русских обезьян немецким цивилизованным правлением.

Вот и взгляните на эти идеи глазами немцев – Гитлер в своих рассуждениях прост, но логичен. Стало быть, немцы за ним пойдут. А поскольку немцы умная, изобретательная, работящая, дисциплинированная нация, к тому же, прекрасные солдаты по своим историческим традициям, то это сейчас самый опасный враг России.

Мы бы еще смогли ужиться с национал-социализмом Гитлера, хотя это и враг большевизма, но ужиться с государственными идеями Гитлера невозможно, поэтому война между нами неизбежна – Германия нападет на нас. А предсказать исход войны с немцами нельзя – это очень страшный враг.

- Вот поэтому книгу Гитлера и надо опубликовать. Надо, чтобы русский народ из первоисточника знал, что его ждет.

- Нет, народ не будет читать и анализировать такую толстую книжку, ее будет читать интеллигенция. А у нас все еще нет своей, социалистической, а лучше сказать, народной интеллигенции. А что представляет из себя оставшаяся нам от царя и до сих пор массовая интеллигенция, хорошо показал Достоевский… да нет, хорошо показал и Булгаков в своем произведении «Собачье сердце».

- Но ведь эту повесть запретили публиковать, - немного иронически заметил Горький.

- Потому и запретили, что, в отличие от Достоевского, показывая современных интеллигентов, выведенных кажется, под именами профессора Преображенского и Борменталя (если я правильно запомнил), Булгаков не сумел показать их современными смердяковыми, презирающими народ и считающими народ быдлом, обязанным кормить этих смердяковых. Он показал их некими симпатичными людьми, он сделал их объектами для подражания интеллигентов, не крепких умом и совестью. А таких у нас, к сожалению, все еще очень много.

Если вы помните эту повесть и этих персонажей, попробуйте ответить, что стал бы делать этот Прображенский, этот современный Смердяков, узнав, что немцы собираются захватить Россию и установить свою власть и порядки?

- Хотите сказать, что он приветствовал бы немцев? – начал понимать Сталина Горький.

- Не сомневаюсь. Эти интеллигенты приветствовали бы и помогали бы Гитлеру победить СССР. Презирая русский народ, эти интеллигенты будут служить кому угодно, а Гитлеру особенно охотно. Ведь Гитлер «цивилизованный» и нес бы им «цивилизованный» порядок и возможность пить не какую-то там русскую водку, а иностранный коньяк и настоящее баварское пиво. Они ведь сейчас за советскую власть потому, что мы им деньги платим, помани их деньгами на рубль больше, и продадут и советскую власть, и народ.

А что нам, большевикам, придется сделать? Нам придется этих предателей расстрелять. Поэтому не стоит распространять ни «Собачье сердце» Булгакова, ни «Мою борьбу» Гитлера, не только во спасение СССР, но и во имя жизни самой этой интеллигенции. Вот вырастим свою, народную интеллигенцию, тогда опубликуем и Булгакова, и Гитлера.

- Мне как-то в голову не приходило, взглянуть на цензуру с этой стороны.

- У вас, Алексей Максимович, обязанности такой нет – смотреть на цензуру со всех сторон. А у меня она есть.

- Иосиф Виссарионович, а что же нам делать в виду такой угрозы от Гитлера?

- Если говорить о вас, о писателях, то писать умные произведения, разоблачающие и фашизм и пособников фашизма.

Если говорить о ЦК, то придется все силы бросать на оборону и стараться оттянуть начало войны с немцами, чтобы успеть подготовиться и окрепнуть.

Придется поддерживать любые общественные движения в мире, даже некоммунистические, если они против фашизма. Придется вступать в союзы с любыми капиталистическими странами, если они войдут в противоречия с Германией.

- Однако в «Моей борьбе» Гитлер никому, кроме нас, русских, не угрожает, поэтому все капиталистические страны будут либо его союзниками, либо будут натравливать Гитлера на нас, - раздумчиво протянул Горький.

- Этот так, но всякое может быть. Надо будет пользоваться случаем. Гитлер может пройти к нашим границам только через Польшу. Придется делать все, чтобы Польша стала нашим союзником, в крайнем случае, оставалась независимой и не вступила в союз с немцами.

- Жаль, что мы не присоединили ее к СССР в 1920 году…

- А вот этого не жаль! Прореагировал Сталин несколько резко. - Польше в СССР делать нечего, впрочем, и Финляндии тоже.

- Почему??

- Поляки хороший народ, немного безалаберный, но храбрый. Но поляки в полной моральной зависимости от своей интеллигенции – от шляхты. А шляхта это такая сволочь! От нее любой мерзости надо ожидать.

Ведь сколько поляки были в составе России, столько бунтами и предавали Россию. Нет, уж лучше пусть они будут независимы от нас и прикрывают нас от немцев своей независимостью. И финны, кстати, тоже. Включи мы их в состав СССР, и у нас тысячи километров границ окажутся доступными для любого врага, мало того, поляки с этим врагом пойдут еще нас и грабить. Вспомнят смутное время. Нет, никаких поляков и финнов в составе СССР быть не должно. Хватит!

- Иосиф Виссарионович, а ведь вы не интернационалист! – засмеялся Горький.

- Я, Алексей Максимович, интернационалист в том смысле, что для меня никакой хороший человек не имеет национальности, а хорошим для меня является тот человек, кто не имеет враждебных замыслов против России. А если он имеет такие замыслы, то я учитываю в нем все, в том числе, и национальность. Приходится…

- Так вы требуете написания антифашистских книг? – вернулся к теме разговора Горький.

- В области творческой работы сложно требовать. Вы готовите Первый съезд писателей, вот я и прошу озадачить писателей такой необходимостью, - Сталин встал. - Да, кстати, не надо бить фашистов в лоб. В лоб бить это и отдел пропаганды ЦК умеет. Надо исподволь, надо создавать у читателей впечатление. Ну, как это писатели умеют…
Tags: Политическая борьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments