марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

25 лет плавания без компаса. МЭФ-2016

Оригинал взят у antiseptic в 25 лет плавания без компаса. МЭФ-2016
МЭФ

Сегодня предлагаю ознакомиться с интересной статьей, описывающей перипетии стартовавшего вчера Московского экономического форума. Форум представительный, участвуют персоны мирового и европейского уровня, такие, как Стросс Кан, Дж. Кьеза и другие. От России участвуют Р. Гринберг (институт экономики РАН), А. Аузан (декан экономического факультета МГУ), академик РАН А. Некипелов, (директор Московской школы экономики МГУ) и другие. Автор указанной статьи совершил большую работу, отжав из стенограммы докладов довольно интересные моменты.
Попробуем разобраться, что это за моменты, и каковы общие «контуры» ведущейся на форуме дискуссии.

«23 марта в Ломоносовском корпусе МГУ открылся уже четвёртый по счёту Международный Московский экономический форум на тему „25 лет рыночных реформ в России и мире. Что дальше?“ Большинство экспертов мероприятия сошлись на мнении, что итоги долгих преобразований выглядят плачевно, но и в будущем надеяться на изменение текущей тенденции вряд ли стоит.
Открывая форум, научный руководитель Института экономики РАН, член-корреспондент Академии наук Руслан Гринберг заметил, что по данным последних социологических исследований свыше половины россиян выступают за плановую административно управляемую экономическую модель и лишь каждый пятый — за свободные рыночные отношения.
— Получается, мы начинали рыночные реформы, у нас были какие-то иллюзии, но оказалось, что мы не знаем куда идём, — отметил Гринберг.»


Замечательное признание от научного руководителя (!) Института экономики (!) РАН. 25 лет прошло, и тут выяснилось, что мы не были в курсе, куда идем. Поневоле задумаешься о Моисее, и прочем, с ним связанным. С другой стороны, признание в том, что под влиянием иллюзий мы живем уже 25 лет, из уст одного из идеологов либерально-рыночной экономики — это, товарищи, знаковое явление. Это нужно, что называется, в мемориз.

Что результат оказался намного хуже задуманного, признал и декан экономического факультета МГУ, член Экономического совета при президенте России Александр Аузан:
— Для анализа произошедшего, нам необходимо понять, из какого состояния мы вышли и в какое пришли. Возьмём для примера 1960-е годы. Именно тогда мы достигли успеха в развитии космических технологий, в нашей стране тогда были открыты сланцевые технологии. Были достижения в культуре, творили братья Стругацкие. И при всём при этом был тотальный дефицит на товары. Мы решили прийти к материальному благосостоянию. Но только от экономики дефицита мы в итоге пришли к обществу потребления. Многие сегодня ругают наши экономические институты. На мой взгляд, институты у нас хорошие, только они заточены не на развитие народного хозяйства, а на формирование именно общества потребления. Они нужны не для экономической деятельности, а для извлечения ренты. И можно ли как-то реформировать такие институты? Чтобы писать стратегию развития, надо хотя бы понимать, куда мы идём.


Тут смешались в кучу и кони, и люди, и товары и общество потребления оных.
Огромный успех в космических технологиях невозможен без научной школы, мощнейшей индустриальной базы, без здоровых и образованных рабочих. По факту нужно признать, что это было. Насколько достижения в культурной сфере связаны с творчеством Стругацких — это вопрос дискуссионный, но то, что культура была на подъеме, это тоже, как говорится, медицинский факт.
Насчет «тотального» дефицита на товары — это есть, как говорил Фагот «банальное вранье». Да, были сложности. Но не тотальный дефицит. Кроме того, можно посмотреть темпы прироста по основным группам товаров, можно вспомнить, что в стране было разрушено недавней войной более 50% жилищного фонда на оккупированных территориях. Но ведь в космос полетел первым именно Гагарин, и это тоже факт. Значит, развитие страны шло от послевоенной разрухи к космосу по невиданной в мире крутой траектории.
Дальше г-н Аузан говорит правильное. Захотелось материального. Но дальше снова чушь — как можно в рыночной экономике не придти к обществу потребления? Где, в какой рыночной экономике не пришли к обществу потребления? примеры, пожалуйста. Европа? Штаты? Читайте книгу Жана Бодрийяра «Общество потребления». Там есть, о чем подумать.
А дальше г-н Аузан выдал перл очень смешной: мол, институты у нас очень хорошие, только заточены не на развитие НАРОДНОГО хозяйства, а на формирование общества потребления.
Это как Винни Пух говорил Сове, мол, у меня чистописание хорошее, но хромает.
КАК институты, созданные в парадигме рыночной, могут быть в принципе нацелены не на создание общества потребления, а на развитие чего-то там народного? Снова адресую аж целого члена Экономического совета при президенте России (!) к книге Ж.Бодрийяра. В целом, конечно, как говаривал О.Бендер: «Грустно, девушки!».

Далее автор статьи приводит выдержку из выступления экс-премьера Польши Г.Колядко:

Он явно с удивлением воспринял постулат, что реформы можно проводить без четкого плана.
— Мы ещё в 1989 году поняли, что хотим построить рыночную экономику. И именно для этой цели формировали государственные и экономические институты, — отметил Гжегож Колодко.
— И в этом наше главное отличие от России. Во-первых, мы определились с ценностями, вокруг которых должно строиться наше общество. Дискуссии идут до сих пор. В основном, между сторонниками рыночной экономики и правыми полулистами. Во-вторых, мы понимали, что нельзя слепо копировать чужие модели. Скажем, если даже удалось бы точно скопировать самые лучшие швейцарские институты в России, то они бы не работали. И то же самое было бы, если бы Российские институты были скопированы в Швейцарии. У нас в Польше период, когда мы переходили от плановой экономики к рыночной, длился всего два года, потом мы вышли на устойчивое развитие.
А посмотрите, что произошло в России. Валовый национальный продукт России 25 лет назад был больше китайского в шесть раз, сегодня он втрое меньше. Похожее произошло с Украиной. Ранее ВНП Украины был больше ВНП Польши вдвое, теперь вдвое меньше. Всё это от отсутствия стратегии. Когда я был министром финансов, у меня стратегия была, — резюмировал Гжегож Колодко.


Даже не знаю, нужно ли тут что-то комментировать? Поляк просто поиздевался над высоколобыми нашими либерал-реформаторами, тонко и жестко.
Мол, если вы без чертежей собираетесь строить что-то, даже не представляя что, то чему удивляться, если у вас получается не аэробус, а телега на квадратных колесах? И ведь этот Гжегож прав почти во всем, кроме одного момента. Он говорит о том, что Российские «строители» рынка не определились с ценностями перед началом строительства капитализма в России. Тут он неправ. Ценности были определены сразу, точнее, единственная ценность — бабло.
Поскольку бабло (инструмент) по определению ценностью (идеалом) быть не может — вот мы и имеем регресс вместо развития. Развитие же тянет общество к идеальному, к ценности, как к цели. А если ценности нет никакой — вот и начинается рассыпание общества на песчинки-индивидуумы.

Что в России стратегии не было, подтвердил директор Московской школы экономики МГУ, академик РАН Александр Некипелов:
— Когда начинали реформы, у нас были крайне примитивные знания по поводу того, что нужно делать и как должна работать рыночная экономика. Мы не уделяли должного внимания созданию экономических субъектов, которые могли бы мыслить категориями рыночной экономики, желали бы что-то создавать. И получилось, что мы будто ставили светофоры, а все участники движения были дальтониками. Мы пытались выйти из положения, сокращая бюджетные расходы, но бюджетный дефицит только рос. Мы открыли дорогу для конкуренции и в итоге потеряли самую высокотехнологичную промышленность. При этом мы хотели произвести трансформацию народного хозяйства как можно быстрее, в результате возникла масса социальных конфликтов, огромное имущественное расслоение, политическая напряжённость.


Вообще-то, после таких слов элита у которой остается понятие о чести и совести, должна пускать себе пулю в голову. Потому что нет никаких отвлеченных «бюджетных дефицитов», «потерь высокотехнологичной промышленности», «масс социальных конфликтов», «имущественного расслоения» без миллионами исчисляемых жертв простого народа. Все эти слова — это кровь на руках либерально-рыночной сволочи. Кровь нерожденных младенцев, вырезанных в абортариях 90-х, кровь 1 и 2 Чеченских войн, кровь Приднестровья, смерти от алкоголя и наркотиков молодежи, потерявшей смысл существования.

Самые важные слова о том, что сделали адепты либерализации и рынка, были сказаны Ю.Бондаревым.

Известный государственный и политический деятель, публицист Юрий Болдырев отметил, что он один из немногих выступающих на форуме, кто работал в российском правительстве, а потому его высказывания можно считать свидетельскими показаниями. По словам Болдырева, к нынешнему итогу мы пришли не просто из-за отсутствия необходимых знаний. Проблема в том, что изначально целью поставили не построение рыночной экономики, а разрыв социальной ткани общества, нивелирование его гуманистической сути. Речь во время реформ шла о формировании ценностных ориентиров общества, и сейчас эти ориентиры паразитические. Все думают только о том, как больше продать нефти и газа.

Слова, что называется, не в бровь, а в глаз. Целью рыночников был РАЗРЫВ СОЦИАЛЬНОЙ ТКАНИ общества. Нивелирование гуманистической сути. Проще говоря — детабуирование, спуск внутреннего зверя с цепи. Ведь для того, чтобы была конкуренция — нужно, чтобы было снято табу на укус ближнего своего. Ну так оно и было снято.

Итальянский журналист и политик Джельетто Кьеза. Он заявил, что капитализм сам по себе близок к концу, отсюда и замедление темпов роста экономик всех стран, что находятся в рыночной парадигме. Исчезает средний класс, его потребление последние годы серьёзно упало. Россия может надеяться на выход из кризиса, но не может игнорировать общемировые тенденции. В то же время, как заметил Кьеза, только Россия сегодня способна сформулировать новую экономическую модель для планеты. С ним согласился профессор Кембриджского университета Дэвид Лейн.

Вот это очень интересная мысль. Отчего же только в России возможно формирование новой экономической модели для всего мира. И что это за модель?
Если капитализм умирает, то о чем говорят в капиталистической России итальянские политики и кембриджские профессора?
Вы не понимаете? Они ведь говорят об единственной настоящей альтернативе капиталистическому развитию, которое остановилось. Какая еще модель (некапиталистическая) была явным образом способна развивать современное человечество? Ну? Догадались?

Резюмируя. Форум очень полезный. Воем рыночников, что называется, удовлетворен. Осталось теперь озвучить внятно, громко и смело ту новую парадигму, которая и может перехватить пальму первенства у издыхающего капитализма.
Кто ее назовет?



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments