марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Некоторые реалии позднего СССР

22 марта 2016, 20:07/http://p-balaev.livejournal.com/

Среди всей крикливой когорты совкодрочеров можно выделить три типа бойцов на фронте пропаганды. Первый, конечно, это карамурзилки, кургиноиды и им подобные, эти просто внаглую трут нам по ушам, что советский народ скурвился ко времени правления Горбатого до такой степени, что только о колбасе и джинсах мечтал. Цель их деятельности ясна и понятна. Они выполняют задачу, поставленную им режимом, увести народ России от реальной борьбы с контрреволюцией в сторону, в какую-нибудь «Суть времени», где одураченные люди будут до бесконечности наслаждаться процессом «усложнения марксизма». Так как, идеология этих «вождей» учит, что быдлу невоспитанному в коммунизме делать нечего. Сначала воспитайтесь, потом уже занимайтесь строительством социализма и коммунизма, а то вы, криворукие, опять что-то не то построите. Да, это секта. Почти точная калька с секты толстовцев.

Вторая группа – это искренние. Они честно говорят о том СССР, который помнят, как государство всеобщего счастья. Вот наверно, из окон квартиры где-нибудь на Кутузовском проспекте СССР так и выглядел. Когда им говоришь, что в народе столовые общепита назывались рыгаловками, то они сразу парируют тем, что в Москве столовые были очень хорошими. На аргумент, что столовые не только в Москве были, но еще и в городе Уссурийске (этот город жителями его в годы СССР назывался абсолютно точно – Усерайск), то они опять парируют: я в деревню к бабушке ездил на каникулы, я страну знаю. Близкая к власти прослойка общества о своей стране имела именно представления туриста в деревне.
Третья группа – тоже искренние. Но это уже просто больные люди. В прямом смысле слова. Тяжелая старость отключила у них в мозгах воспоминания о реальном прошлом, оставив только радужные картинки. Это защитная реакция больного организма.
И в головах всех этих активных граждан не может уложиться простой пазл из двух фигур в одну картинку. Они не могут сложить вместе желание народа СССР, высказанное на референдуме, сохранить страну, и, буквально через год, желание этого же народа видеть во власти Ельцина.
И вот эту свою неспособность адекватно мыслить они приписывают всему народу, который голосовал за страну советов и социализма, но против существующей власти. Понимаете это?
На самом деле ничего общего ни реальная жизнь. ни психология советского народа с фантазиями совкодрочеров не имеют. И жизнь была другой, не такой радужной, и народ был (да он и есть) не больной на всю голову потребитель.
Совершенно и другой экономика СССР была, не той, как в их фантазиях. Этой экономике приходил трындец, и процесс прихода трындеца ускорялся с каждым годом.
Об этом, кстати, у меня написано здесь

Самым явным признаком наступающего краха экономики была фактическая ликвидация 8-ми часового рабочего дня для большей части работников непроизводственной сферы. И для интеллигенции-управленцев-специалистов в производственной сфере тоже. 8-ми часовой рабочий день, на одну ставку, мог обеспечить в позднем СССР только нищенский уровень жизни.
И этого мало. На очень многих предприятиях и непроизводственной, и производственной сфер, начались «замечательные» вещи – работа за себя и за того парня. За того парня – практически бесплатно… Завтра продолжим.


Часть 2

Сначала о том, как был запущен механизм банкротства экономики СССР. Вы сейчас впервые об этом прочитаете. Даже удивительно, почему об этом все «экономисты» так упорно сегодня молчат, а ведь во время Перестройки об этом начинали говорить, только, как по команде, все дружно сразу «забыли». Нашел я это в материалах 21-го съезда. И стало понятно, почему на этот съезд и на последующий, 22-ой, так старательно историки и экономисты не обращают внимания.
Носятся с 20-м съездом, как дураки с погремушкой…
Занимаясь биографией К.Е.Ворошилова, я, естественно, не мог пройти и мимо «антипартийной группы». Тем более, мимо Г.М.Маленкова. Вот когда на 22-м съезде КПСС Георгия Максимилиановича обвинили в том, что он был против приоритетного развития производства средств производства (группа А), то меня этот вопрос заинтересовал.
Оказалось, что это было клеветой. Совсем не против этого был соратник Сталина… Мы много знаем, какое негативное влияние на экономику оказали ликвидация МТС, артелей, освоение целины… Но это всё уколы булавкой по сравнению с тем, какой топор опустили палачи на экономику СССР.
Во время принятия 7-ми летнего плана на 21-м съезде КПСС ЦКовская мафия с воодушевлением докладывала о том, против чего был категорически против Маленков. Он предупреждал, что это приведет страну к краху, все решения, которые вели к этому, саботировал. Фактически, рисковал жизнью. Как его в живых оставили, я даже не понимаю. Наверно, опасались его популярности в народе.
А докладывали эти твари вот о чем: группа А у них давала прирост на четверть больше, чем группа В. Не на четверть процента. Вообще на четверть. С 1953 года по 1959 производство средств производства выросло на 80-85%, а производство продуктов потребления – на 60-65%. И они еще собирались эту диспропорцию наращивать.
А мотивировали это… Только не смейтесь. Мотивировали они это необходимостью строительства материально-технической базы коммунизма.
Смотрите, они выбросили все идеи Сталина, но его принцип опережающего роста группы А, да еще в условиях, когда индустриализация уже была проведена, использовали даже в более гипертрофированном виде.
И теперь пора бы уже пересмотреть и суть реформ, которые проводил Косыгин. Совсем не то хотел Андрей Николаевич, что ему приписывают сегодняшние «экономисты». У меня пока только смутное подозрение, но, кажется, что включив механизм прибыли, Косыгин надеялся на неконтролируемую ЦК перенастройку промышленности в сторону группы В. К моменту косыгинских реформ экономика СССР уже валилась в пропасть. Процесс реставрации частнособственнического капитализма у нас вполне и в 60-х годах мог начаться. Не хватало только банкротства экономики, чтобы объявить о найденном лекарстве – «рыночных реформах».
Но ЦК Косыгина раскусил. Его реформа была свернута, фактически. От нее оставили только показатель прибыльности. Если судить даже по тому, что даже о смерти Андрея Николаевича было сообщено через три дня, чтобы Лёня Брежнев мог спокойно нажраться на свой день рождения и потом отойти от бодуна, то… Не очень «Косыгу» любили…
И вот этот чудовищный перекос в сторону производства средств производства начал убивать экономику СССР…

Часть 3
Меня часто спрашивают, неужели так всё было плохо в СССР? Неужели вы не хотели бы вернуться в ту страну?
И я уже устал повторять, что не нужно из меня делать антисоветчика. Даже в позднем СССР было… да невозможно даже сравнивать государство, в котором не было безработицы, с нынешней гнилью. Отсутствие одной только безработицы дает человеку свободу, немыслимую по нашим временам. А свобода – это для человека главное. Вас уже активно приучают к тому, что свобода – это фигня либероидная, главное – долг и ответственность. Ну, привыкайте…
Но вот вернуться в ту страну я не хочу. Смысл? Чтобы ишачить как папа Карло и потом опять оказаться в нынешнем дерьме?

СССР был обречен. Задолго до Горбатого. Спасти его мог только антиконтрреволюционный переворот. Но, во-первых, общество было отрезано напрочь от информации о настоящем социализме, социализме Сталина, поэтому сила, способная организовать этот переворот не могла появиться. Социализм, в нашем тогдашнем понимании, был именно то, что мы видели. Во-вторых, система политической полиции в СССР такой силе и не дала бы возникнуть, задавили бы в зародыше. Диктатура партии это вам не сегодняшняя рахитичная власть.

Фраза «ишачить, как папа Карло» у меня вырвалась не случайно.
Смотрите, на стадии индустриализации, резкое преобладание производства группы А оправдано безусловно. Правильно? Ведь нужно создавать промышленную базу. И после завершения индустриализации такое преобладание тоже оправдано, иначе расширенного производства группы В не будет. Но ведь именно для расширенного производства группы В и нужно преобладание группы А!
А если этот принцип внедрить в экономику с колоссальным перекосом, то получится эффект обратный. Преимущественный рост производства средств производства с несуразно большим отрывом от группы В убьет расширенное производство продукции потребления.
Почему? Да элементарно, Карл. Промышленность группы А высосет трудовые ресурсы из других сфер – это раз. Высосет не только количественно, но и качественно. Финансироваться же, в том числе в виде оплаты работников, эта категория будет тоже лучше! Иначе туда не пойдут трудовые ресурсы и группа А развиваться не будет. А на большую зарплату уйдут самые качественные кадры, остальная промышленность останется с тем, что похуже.
И второе - при таком перекосе группа А начнет высасывать финансы из экономики с огромной скоростью. Финансы государства – это не какие-то там безналы на счетах предприятий (привет «двухконтурной системе»), это средства, которые есть у государства (мы говорим о СССР, а не капитализме) на оплату труда граждан. Труд- источник всего. И государство не может ниоткуда получить средства, как только от граждан. А граждане ему отдадут эти средства только путем покупки продуктов потребления. Либо, как было при Сталине, в виде займов. Но занимать бесконечно не будешь, да займы и возвращать нужно. А как их возвращать, если населению нечего покупать и деньги в бюджет, из которого займы возвращаются, перестали идти? Помните, как Хрущев обломил народ с облигациями? Догадываетесь, в чем причина облома?
А раз деньги уходят в сферу, которая не дает гражданам продукты потребления, на оплату труда работников, которые не производят ни продукции потребления, ни услуг, того, на что зарплата и тратится, то какой выход?
Выход есть. Даже не один, а целых три.
Первый – продать произведенные избыточные средства производства за границу. На вырученную валюту закупить там продукцию потребления и реализовать ее на внутреннем рынке.
Помните, что я писал о гордости совкодрочеров по поводу экспорта станков? Про то, что тысячи советских рабочих было задействовано на производстве одного станка, проданного в швейцарии, а потом один европейский рабочий на этом станке производит продукцию, которую за валюты наши твари покупают, что бы удовлетворить спрос советских рабочих на эту продукцию?
Выход, но выход усиливающий наших конкурентов и разоряющий нас.
Второй – задрать до дикой величины цены на продукты потребления, которыми промышленность не может насытить рынок. Гнать их в торговлю по ценам, многократно превышающим себестоимость. Вот такой мощный насос. Самый удобный ресурс для такого насоса – алкоголь. Особенно водка. Себестоимость литра спирта, если точно помню, 4 копейки была. Цена 200 грамов спирта в торговле (0,5 литра водки) – 3-4 рубля.
Но одной водкой не обойдешься. На продукты питания и одежду тоже особо цену не задерешь. У нас все-таки армия была не контрактная, всеобщая воинская обязанность. Народ мог так побунтовать, что на всех осинах висели бы коммуняки из райкомов. Новочеркасск их напугал всё же. Тогда придумали такую фигню, как «предметы роскоши». В нее включили всё, что только можно, а не только ювелирку. Ковры, посуду нормальную, мебель нормальную, автомобили… Себестоимость «Жигулей» была что-то около 400 рублей, как тогда говорили, а продавали их по 5000- 6000. Тоже мощный насос.
И, наконец, третий выход - снизить расходы на тех работников, которые непосредственно не заняты в производительной сфере, особенно в производстве средств производства. Сократить там фонд заработной платы до такой степени, чтобы он не давил на внутренний рынок. Да еще, по возможности, и эту сферу, особенно сферу услуг, урезать насколько можно.
Как это выглядело, я покажу на примере советской медицины и советского сельского хозяйства. Не удивляйтесь пока. Я знаю, что врачей в СССР было больше на 1000 человек населения, чем в любой другой стране. Но то, что там происходило, в нашей медицине, да и в сельском хозяйстве, можно назвать только глумливой эксплуатацией работников…


Часть 4

Когда я принял решение в конце 4-го курса завязать с дальнейшим медицинским образованием, и, уже получив отношение на перевод в сельхоз институте, поставил об этом в известность мать, дома случилась «небольшая» паника. Мать гордилась перед подругами в селе, что ее сын учится на врача, а тут такое крушение всех родительских надежд.
Моим словам, что я не хочу половину жизни прожить в нищете, она не поверила. Рычагов давления на меня у нее не было, потому что я денег у нее не брал. С первого курса на себя сам зарабатывал. Осталось ей только меня во лжи уличить. Она опасалась, что я что-то натворил, поэтому меня из института выперли. Да и по селу начали ходить злорадные слухи, что Петька Балаев попался на уголовщине и его вот-вот посадят, а перед судом исключили из института. Хрен его знает, откуда такие слухи появились, наверно просто односельчане вспомнили мою школьную юность. Тот еще фрукт был.
Мария Алексеевна, женщина достаточно хитрая, прикинулась больной и поехала в районную больницу на прием к знакомой врачихе, хирургу Людмиле Ивановне Пидорич. Людмила Ивановна была у нас в семье очень уважаемым человеком. Она и мою мать по поводу грыжи оперировала (это совкодрочерам про условия труда в СССР, потаскала мамаша мешки и бидоны на ферме), и меня, фактически, от смерти спасла. Оперировала мне аппендицит уже с перитонитом. Врачи знают, что это такое и уровень Людмилы Ивановны, как хирурга, понимают.
Вернулась из больницы мать ошеломленная. Ее разведопрос закончился тем, что хирург районной больницы обозвала Марию Алексеевну дурой, если она считает, что сын сделал что-то неправильно, бросив медицину…
Какое-то странное здравоохранение было в позднем СССР. Нам в институте говорили, что у нас и врачей больше, чем у всех, и по количеству койкомест мы в лидерах. Только у нас и врачей не хватало, и кровати с больными почти постоянно в коридорах больниц стояли. Вспоминайте те реалии, кто застал их в сознательном возрасте. Вспоминайте. Хватит уже на портрет Брежнева мастурбировать, извращенцы.
И непонятно, то ли врачи советские были какие-то недоделанные, то ли с хваленным здоровьем советского народа было что-то не то, даже при наличии массовой диспансеризации. Конечно, если учитывать, что медицина на Западе не была настолько доступной, как в СССР, но продолжительность жизни у буржуев была выше… Вот когда только трезво оценишь условия труда советских граждан на подавляющем большинстве производств, да степень эксплуатации их государственным капитализмом, только тогда станет многое понятно. Условия труда ухудшались с такой скоростью, а эксплуатация так росла, что именно брежневское поколение дало такое снижение продолжительности жизни в РФ сразу в первые годы нашего полноценного капитализма. В 80-е годы продолжительность жизни еще держалась за счет сталинского поколения. А мои ровесники уходили из жизни намного раньше своих отцов и дедов. Из-за психической травмы в результате гайдаровских реформ, как объясняют.
А какие «психические травмы» переполняли больницы в СССР. Почему мест в палатах не хватало и постоянные очереди в поликлиниках стояли? Даже стульев на всех в коридорах не хватало. . На самом деле, здоровые советские дети, вырастая и попадая в условия «экономики развитого социализма»…
С первого курса меда я начал и свой трудовой путь в медицине. С должности санитара отделения торакальной хирургии Приморского краевого онкологического диспансера. Это то отделение, где оперируют больных с раком легкого и средостения. На пару со своим одногруппником Робертом Троцким мы там и впахивали три года санитарами.
Врачей не хватало и в Краевой онкологии. Торакальное отделение располагалось в двух этажном корпусе, на втором этаже. А на первом этаже было гинекологическое отделение. Там лежали женщины с раком матки, в основном. Мы, студенты, поэтому заступали на 16-ти часовое дежурство. С 16 часов дня до 8 утра следующего дня. Врачи уже заканчивали свою дневную смену к 17 часам и расходились, оставался дежурный врач. Один на два отделения. В каждом отделении две палаты интенсивной терапии (аналог реанимационных) с послеоперационными больными. Как правило, пара человек – на аппарате искусственной вентиляции легких. Представляете, что это такое? Отделения большие. По 12 палат. В каждой палате от 4-х до 6-ти больных. Коечки в коридоре нет-нет да выставляли. Мест не хватало частенько. Почти постоянно пара коек стояло.
Вот врач на ночном дежурстве пашет за двоих. Платят ему за одного, конечно. Потому что он и так дежурствами полторы ставки своей выбирает, а больше, чем на полторы ставки врачу советскому по закону работать нельзя было. Поэтому работал без всякого закона и не вякал, потому что больных не бросишь. Ты же врач, а не сантехник! А если выполнять работу за двоих не так, что сначала 8 часов за себя, а следующие 8 часов «за того парня», а одновременно, то… только рысью передвигаться нужно. В темпе. По-стахановски.
Но врачи- это фигня. С младшим и средним медперсоналом в советских больницах вообще дело плохо было. В городе Владивостоке был медицинский институт, поэтому вакансии заполнялись в значительной степени студентами. На моем курсе работали… да не половина, наверно 3\4 студентов . Понятно, что работал студент не потому, практики хотел набраться. Набраться санитарской и сестринской практики для студента-медика - одной недели хватит. Чего там особенно практиковаться? Уколы что ли ставить? Просто советский народ был такой зажратый, что ему всё было мало. Огромная стипендия, родители – зажиточные советские интеллигенты и рабочие, а их дети хапают ртом и жопой, вместо спокойной учебы прутся еще деньгу дополнительную зашибать.
А вот как мы с Робертом впахивали – это сначала нужно покурить и успокоиться перед тем, как начать излагать…


Часть 5

Главная обязанность санитара, конечно, это влажная уборка помещений. Ведро с раствором антисептика, тряпка, швабра – и вперед! Санитар, заступающий на ночное дежурство, был обязан провести влажную уборку один раз. Один! А положено проводить ее два раза. Два!
Но какая советская дура пойдет работать санитаркой в больницу, где один коридор только метров 70 длинной? За зарплату в 80 рублей! Безработицы же не было! Поэтому дневных санитаров не было в торакальном отделении. Были только ночные – студенты. И они проводили влажную уборку 2 раза!
Длиннющий коридор, операционная, процедурная, перевязочная, кабинет физиотерапии, ординаторская, 12 палат. А палаты – шикарные, в каждой ванная и туалет с засранным унитазом постоянно. Диспансер-то краевой! Контингент – из сёл. Люди унитаз в больнице многие первый раз увидели! Здесь ругайся – не ругайся… Мы не ругались. Нервы себе не трепали. Да еще ты студент, больной на грубость пожалуется, зав.отделением письмо в институт накатает, как пробка на улицу вылетишь. Сдашь свой студенческий билет…
В 16 часов начинали, примерно в 23-24 часа заканчивали все в мыле. Но это еще не все. У санитара еще ого-го сколько обязанностей. Лежащим больным постельное белье сменить, от пролежней растереть, судна-утки, кого-то и помыть нужно. В палатах интенсивной терапии поменять и помыть резервуары из-под дренажей, пищу из столовой лежащим разнести… К 2-3 часам ночи обычно беготня заканчивалась. Можно было в сестринской на кушетке вырубиться. Подъем в 4-5 утра и понеслась по новой. Правда утренняя уборка уже не такая тщательная, к 8-ми утра успевали закончить и бежали в институт на занятия.
Серьезная работа. Физическая нагрузка приличная. Но это тоже не всё счастье! Мы работали на втором этаже, в торакальном отделении. А на первом было такое же по размеру гинекологическое отделение. Так в гинекологии санитаров просто не было! Вообще! Днем какая-то пропойная мондавошка шарахалась, а ночные смены вообще не закрыты. Так там хоть больные женщины сами влажную уборку в палатах проводили и коридор мыли. Нам оставались только медицинские кабинеты. Но мытье полов и стен – это же не всё. Сколько я перемыл женских наружных половых органов прооперированным лежащим пациенткам – вы вряд ли себе можете представить! Можно было отказаться? А кто это делать будет? Медсестры? Не успеют. Дальше напишу – почему. Врач? И так он летает по отделениям, только полы халата, как крылья, развиваются, да судорожно пишет ночь напролет в историях болезней в ординаторской.
И конечно, это всё делалось бесплатно. Потому что совмещать ты чьи-то обязанности можешь, если совмещение по должности, которая в том же отделении, где ты и числишься. А в другом отделении – нельзя по закону. Поэтому паши без закона. Ведь ты же комсомолец и будущий врач!
И пахали мы, выполняя обязанности дневных санитаров, которых не было, в нашем отделении тоже задаром. Потому как ты не можешь совмещать, если работаешь в другое время. Не днем, а ночью. Совмещать можно только за того, кто с тобой должен был работать в одну смену, но его должность вакантна.
Поэтому работали за двоих. А то и больше. И не вякали. А чего вякать, если все вокруг так же пахали. Заведующий отделением, мужик лет 50, классный мужик, смотрел на нас и ругался. Он студентом тоже с санитаров начинал, на полставочки подрабатывал, потому что тяжело было на полную ставку устроиться, санитарок хватало. Они, санитарки, к 80-м годам куда-то исчезать стали…
На ставку у нас должно было выходить восемь 16-ти часовых дежурств в месяц. Это примерно 80 рублей в зарплату. Вот за такую работу. Но 80 рублей… У нас зав.кафедрой фармакологии была профессор Кира Александровна Мещерская, она еще в войну в госпитале врачом работала. То и дело нам говорила: «Роберт, Петр, неужели вам стипендии не хватает и вы такие моты, что так много работаете?» . Те, чья молодость на «мобилизационную экономику» пришлась, были какими-то инопланетянами.
80 рублей студенту моего времени не хватало, если его папа-мама не одевали-обували. Одно дело, в семье доход на человека 80 рублей, а другое дело – те же деньги одинокому студенту. Совсем другие расходы.
Поэтому мы работали на полторы ставки, у нас в месяц было по 12 дежурств. И выходил у нас, если брать число рабочих дней в месяце – 24, полноценный 8-ми часовой рабочий день. С «маленьким» нюансом - большая часть работы в ночное время.
А внешне всё было просто замечательно – чистые полы в больнице и больные в чистом белье. И студенты-санитары такие бравые и веселые. Комсомольцы. Строители светлого будущего…


Часть 6

Думаете, Приморский краевой онкологический диспансер был таким уж неблагополучным учреждением? Да фиг вы угадали. Лучше его были только ведомственные больницы. «Владивостокская 1000-коечная больница Скорой медицинской помощи» - вот там жесть натуральная была. Не при демократах клятых. Там срач был при бровастом маршале колоссальный.
Медсестры. С нами в смене работали тоже студентки и студенты, только старших курсов, после 3-го курса. По штату должно было дежурить в отделении 3 медсестры. Постовая, в процедурном, и в палатах интенсивной терапии. Дежурило две. Они были не против. Потому что в этом случае им платили за исполнение обязанностей третьей медсестры. Но! Внимание! Не по 50% от ее ставки. А по 30%! Больше по закону было нельзя. 40% зарплаты третьей по штату медсестры государство экономило.
Так это еще не всё. В торакальном отделении на ночных дежурствах медсестры были на все смены. А в гинекологии – фиг там, их просто на половину смен не было. А когда была медсестра, то она была одна, а по штату их тоже три было положено. И кто за них пахал? А платить-то за эту работу уже по закону нельзя было. Во какая экономия у государства получалась!
Но самая жесть начиналась летом. Студенты же на каникулах. К папе-маме уезжают.
Правда, больных тоже меньше становится, процентов примерно на 20-30. Вот я после третьего курса уже в стройотряд не поехал – чего там делать, если один хрен за работу на стройке по 12 часов в день ты рискуешь получить шишь с маслом и потом будешь сам по шарам шарахаться, чтобы хоть что-то за лето заработать?
Когда я был на третьем курсе, появилась такая фигня, как «Студенческий медицинский отряд». Аналог стройотряда, только в больнице. Что вообще интересно, базировался он в ведомственной больнице, в «Больнице Рыбаков». Там же зарплаты были… Ведомственная же! С надбавками! И персонала хватало. Просто летом больше было отпускников, вот их студентами и заменили.
Какое-то блядство, там где персонала не хватало – там аналога стройотряда не было. А там где всё в порядке было – нате вам. И вообще, на фига нам нужны были в меде стройотряды, если медсестер и санитаров не хватало? Нет, надо на стройки! А не поехать в стройотряд… Тогда на месяц в колхоз на картошку работать совсем бесплатно.
Вот я после третьего курса в этом отряде борцов за здоровье народа работал в офтальмологическом отделении «Больницы рыбаков» на ставке медбрата. И еще на две ставки в родном онкологическом диспансере. Причем, на полторы ставки легально, а еще половину ставки – платили дневной медсестре, а она мне отдавала деньги. Потому что медикам запрещено было работать более, чем на полторы ставки. Понятно, уставший медик - может угробить пациента. Лучше пусть вообще никакого не будет и пациент сам по себе скопытится. Прокурору докопаться не до кого будет.
Впрочем, тогда получается, что и моя работа на ставке в «Больнице рыбаков» было незаконной? Ну да. А я же никому не трындел про это. И в СССР людей, которые по две трудовые книжки имели было – море. Нелегалы.
Но лето у меня выдалось веселым. Дело в том, что остался я в онкологическом диспансере в смену один! Все же уехали. Один вместо трех по штату в торакальном отделении, да плюс в гинекологии вообще на ночных дежурствах никого не было. Один за шестерых. Во я крутился!
И у меня получалось 16 дежурств в онкологии, и 8 - в офтальмологии. Они не совпадали по дням, накладки были, и тогда зав.торакальным отделением разрешил мне нестабильный график, подогнал мои дежурства на две ставки так, чтобы они не совпадали с работой в «Больнице рыбаков».
Лето мы простояли. А осенью я ушел фельдшером на «Скорую помощь».
Начинает складываться картина, к чему привело гипертрофированное развитие группы А? Во что стала превращаться сфера услуг?


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments