марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Богема против культуры? / Черняховский в защиту Мединского

Оригинал взят у mamlas в Богема против культуры? / Черняховский в защиту Мединского
Ещё о коррупции в министерствах здесь и здесь

«Дело реставраторов» как повод для атаки на власть
Культуру впервые за долгое время стали рассматривать не как сферу развлечения, а как часть национальной безопасности

Следствие есть следствие и суд есть суд, и вмешиваться в их работу нельзя. Равно как и давать оценки их работе. Даже когда их действия могут вызывать вопросы, а что-то в них откровенно удивляет. ©

По теме: Неправедные деньги


Владимир Мединский / Фото: Игорь Варнавский

Следствие задержало ряд сотрудников Минкульта, а суд, по представлению следствия отправил их под арест.

Непонятно, конечно, зачем было отправлять именно под арест: все же не торговцев наркотиками и не ваххабитских террористов задерживали.

Равно как непонятно и то, зачем заместителю министра, имеющему задекларированный официальный доход в 80 миллионов рублей, три года участвовать в коллективном хищении суммы, меньшей его годового дохода, из которой на его долю могло прийтись разве что одна тридцатая этого годового дохода.

Следствие покажет. На сегодня обвиняемые вину отрицают. Просидев в камере полтора месяца, вполне могут счесть за лучшее передумать.

Удивляет другое. Их обвиняют в том, что они завышали сметную стоимость работ, а разницу обналичивали и делили между участниками.

Эта схема в сфере строительных подрядов действительно существует. Но она обычно используется тогда, когда есть некоторый избыток средств, позволяющий без особых проблем платить за подряды по повышенным расценкам.

В данном случае, в последние годы (и не только в последние) Министерство культуры таких средств просто не имело. В последние годы его финансирование увеличилось по сравнению с периодом до 2012 года, но все равно не выходило на тот уровень, который теоретически был необходим: 200 миллиардов рублей в год.

200 миллиардов рублей – это та сумма, о необходимости которой говорил предыдущий Министр. В 2012 году Минкульт имел 88 миллиардов. В 2015 (до секвестра) – 100 миллиардов.

То есть Министерство постоянно, даже в лучший год, работало в режиме дефицита. Если у вас есть половина тех денег, которые вы не то что хотите потратить, а которые вам просто необходимы для решения тех задач, которые вы хотите решить, вы не можете завышать расходы. Либо в вы должны сокращать свои планы - и тогда вы оказываетесь в политическом проигрыше, потому что не можете реализовать собственные намерения – либо вы должны начинать отчаянно экономить и следить за тем, чтобы не допустить малейшей перетраты.

Тут вопрос приоритетов. Если у вас особых дальнейших жизненных амбиций нет и все ваши намерения заключаются в том, чтобы составить состояние и уехать за границу, тогда вы займетесь хищениями. Но тогда не хищениями семисот тысяч долларов на шестерых (это как раз пятьдесят миллионов рублей) за три года, а куда больших сумм.

Если у вас есть амбиции и планы политического и карьерного успеха – вам важнее не деньги, в ваши успехи: что вы успеете построить, открыть, создать. Вам тогда важнее не украсть миллион (пусть бы и долларов), а снять на него лишний фильм, открыть лишний памятник, лишний концертный зал или музей – выигрыш созидания для дальнейшего движения больше, чем возможность купить лишний загородный дом.

Но тогда, повторим еще раз, вы зачинаете отчаянно экономить и оптимизировать, чтобы с минимумом средств получить максимум успеха и эффекта.

Что, собственно, Министерство культуры и делало. Недавно РИА Новости опубликовало результаты своего расследования деятельности Минкульта за прошедшие четыре года. Еще раз, это не отчет Министерства, - это результаты журналистского расследования.

Из его материалов можно увидеть, что Министерству, как правило, удавалось добиться сокращения представленных смет примерно на 20 %. Шла экономия на текущих расходах, на ХОЗУ, на расходных материалах. И шло добывание дополнительных источников финансирования. В результате, если до прихода Мединского зарплата в сфере культуры в среднем составляла 15-22 тысячи рублей. К 2016 году она составила в федеральных учреждениях около 50 тыс. рублей, а по стране — чуть больше 30 тысяч.

По бюджету отрасли ударил кризис, и сначала один, а потом второй секвестр бюджета – но основные ее направления удара избежали: сокращались расходы на узконаправленные и элитномодные мероприятия, но сохранялось финансирование основных звеньев: театров, музеев, библиотек, вузов.

Денег становилось меньше – объектов культурной сферы становилось больше. Только в 2014 году открыли 36 новых и 65 реконструированных музеев в регионах. Создали Музей Первой мировой войны, новые корпуса Музея Мирового океана в Калининграде, Литмузей в Москве, новый комплекс музеев Эрмитажа.

Направленность обвинений против сотрудников Министерства увязывается именно со строительными и реставрационными работами – но именно их удавалось осуществить больше, при постоянной нехватке средств.

Одна из поднимаемых в связи с этим тем – проблемы с реставрацией Изборской крепости. Приводимый в названном материале источник в Счетной палате говорит о ее вопросах и претензиях, отмечая, что они относились в основном к 2011-2012 году.

Но само нынешнее Министерство было сформировано лишь летом 2012, и его руководители, как и руководители его подразделений включались в работу в уже сформированных финансовых условиях и при уже сформированном бюджете. Причем этот же источник называет возможность причастия Григория Пирумова к гипотетическим хищениям «чисто теоретической».

В 2014 году были созданы Музей кино, Музей Востока, павильон советской культуры РОСИЗО и Политех. Начато строительство Центра современного искусства на Ходынке. Были созданы комплексы Государственных центров современного искусства в регионах: в Горьком, Калининграде, Самаре, Калуге, Свердловске и на о. Русский, Мариинка-2, завершение реконструкции БДТ, новая Филармония на Юго-западе Москвы, десятки театров и филармоний по всей географии страны. Развернуто переоборудование под кинотеатры при финансировании Министерством, заброшенных либо запущенных Домов культуры в малых городах.
То есть при определенной изначальной нехватке средств, когда бюджет предусматривал покрытие примерно половины потребностей отрасли, кризисе, девальвации рубля и двух секвестрах бюджета – Министерство продолжало превращать деньги в осязаемые объект культуры.

То или иное хищение в этих условиях противоречило не только задачам Министерства, но и той логике, в которой оно работало. Министерство было введено в азарт прорыва, его аппарат работал по 12 часов в день шесть, а подчас семь дней в неделю – и это правда. Здесь еще можно было бы предложить какое-нибудь «нецелевое использование» - хотели построить кинотеатр, а вместо этого построили музей или провели выставку, но крайне сложно предположить хищение – не на это «затачивали» людей.

Министерство стало одним из прорывных и одним из «политических» Министерств. К нему, правда, давно пытались приклеить ярлык «прачечной» - но именно те СМИ и те фигуранты культурной жизни, по которым ударил новый принцип: поддержка не по критерию элитарности и модности, - а по критерию талантливости, социальности и патриотизма. Недовольными были те, кто привык, что Минкульт существует, чтобы финансировать их личные проекты под их личные, известные в их специфическом кругу имена.

Кому то нравится, кому то нет, но впервые за очень долгое время то, что делало Министерство, стало обретать характер целенаправленной стратегии, в которой главным приоритетом становилось соответствие ее целей – та кили иначе сформулированным интересам государства.

Что на деле окажется правдой а что нет в сегодняшних обвинениях против арестованных работников Министерства – покажут следствие и суд. Пока суда нет, и Пирумов, и Мазо, и остальные «фигуранты» невиновны.

Но пока тема выдвинутых обвинений используется для удара и по всему имиджу Министерства, и по той политике, которую оно проводило, и по всей направленности смыслов стратегии, обозначенной уже и Президентом, в области культуры, которую впервые за долгое время стали рассматривать не как сферу развлечения и самореализации богем, а как неотъемлемую часть национальной безопасности страны.

И используется именно теми группами, которые хотят, чтобы подобной политики не было, а Министерство занималось обслуживанием интересов художественной богемы постмодернистского толка.

Сергей Черняховский
«KM.RU», 22 марта 2016

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments