марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

А.Купцов. Земля-Ек (6)

(Продолжение)

Глава 9

Как обманули интеллигента России

Никто не «напомнил» о том, что свободный и независимый фермер в России был всегда - это дворянин-землевладелец! Барин! Судьба этого не¬счастного ба-рина лучше любых доказательств под¬тверждает иллюзорность идеи независимого рос¬сийского фермера: барин начал продавать землю...
Русский фермер - поручик Ржевский
, В России испокон веков были хозяйства, кото¬рые с полным основанием можно взять за основу исследования развития частного землевладения (48% земли). Странно и здравым смыслом не объяснимо то, что все зациклились на «програм¬ме» развития деревни через создание фермера. Фермер-то существовал 1000 лет! До 1861 года он использовал рабский труд, а после наемный. По¬чему же никто не по-пытался рассмотреть тех, кто мог долгие столетия совершенствовать систему веде-ния индивидуального хозяйства. Нам посто¬янно навязывают результативность ев-ропейского аграрного сектора, так ведь он, как и в России, создавался или непо-средственно дворянами, или под управлением дворян. Да вся Европа батрачи¬ла и батрачит на феодалов (как их там ни назы¬вай). Вот тут-то бы и сравнить, а ведь нет...
Ладно, какова же результативность фермерско-дворянского хозяйствования? (Из рассмотрения надо исключить южнорусские земли, этот район изначально благо-приятен: Краснодарский край был эталонным в СССР, имея идеальный (для СССР) биоклиматический потенциал.) Юмор в том, что общий крах аграрного сектора не обошел и фер¬меров в дворянских фуражках.
Землю продавали в банк как обузу (см. табли¬цы на с. 94-95), бессмысленность труда была по¬нятна владельцам гораздо лучше радетелей фер¬мерства от Сто-лыпина до Солженицына. Боль¬ше можно уже ничего не говорить... Только в 1908 году дворяне продали в земельный банк 1 213 732 десятины земли.

Кто же покупал землю, или кто хотел ее купить и брал ссуды на покупку

В идеале абстрактный мужик должен был стре¬миться к самостоятельности и потому он как бы сам должен был развалить общину (выкинув на голод¬ную смерть старых, сирых и слабых). Садистский замысел Столыпина еще мало кем понят до конца. Создать из каждого Ивана Рембо, зоологического индивидуалиста, стоящего с топором на меже...
И здесь начинается провал реформы, так ши-:око начатой. Сейчас принято крыть почем зря :<деков и иже с ними прилежащих, а зря. Их ана-."313 провалив-шейся программы достоин внимания. Каждому, кто говорит о возможности мелко-товар¬ного прибыльного землепользования, надо знать гооблему. Дело в следую-щем.
Задолженность принятых в 1907 году в залог имений




Из имений и земель, заложенных в Дворянском поземельном банке,было к 1909 году


Прежде всего заявки стали поступать от сельс¬ких обществ! (Общин в современ-ном обозначе¬нии.) То есть от тех, кого хотели развалить на благо отечества и фер-мера-одиночки. Вторая груп¬па заявителей - это товарищества, образованные в рамках общин...


Цена за десятину, которую платил Поземель¬ный банк, составила:
1883 год - 92 руб.
1896 год - 82 руб.
1906 год - 108 руб.
1907 год - 105 руб.

Из предыдущей таблицы видно, что цена за 1 де¬сятину колебалась соответ-ственно: 134 руб., 123 руб., 123 руб., 126 руб.
Никто из творцов идеи не догадался заморо¬зить цену на землю и сделать госу-дарство гаран¬том стабильности этого, как в свое время сделали в США. Мало того, что плавающая цена на землю в течение одного года абсурдна для крестьянина, это к тому же и хороший повод для соответствую¬щих махинаций.
Но главное другое: никто не посчитал желаю¬щих сделать себе крестьянское ха-ракири, точнее, выявить процент семей, имеющих крепких, здоро¬вых сыновей, тягло, а это все-таки единственная оптимальная база для независимого ведения хо-зяйства. И еще: эти люди должны быть безжалос¬тны и циничны. Община кормила стариков и увеч¬ных, и уйти здоровой, крепкой семье из общины -все-таки подлость по крестьянской мерке. И день¬га. Дворянин - вечный нахлебник у мужика и госу-дарства, спокойно живет в заложенном и пе¬резаложенном имении. Мужику очень сложно су¬ществовать с висящим на шее долгом и, главное, проклятым от Бога процентом. Ведь ни один фи¬лолог последующих десятилетий, исследуя твор¬чество Ф.М. Достоевского, не понял того, о чем даже не счел нужным, как об очевидном, говорить сам писатель. Раскольников убил все-таки нелюдь, проклятого человека, который берет процент, для него, с первого класса изучающего Закон Божий, это несомненно. Ладно, вернемся к личным заяв¬кам на ссуды.


Еще одно немаловажное обстоятельство: рядом, на глазах крестьянина, разо-ряются владельцы имений, которые имеют часто большой доход от службы, бан-ковского капитала, родовой системы социально-экономических связей.
Продано Земельному банку


Начиная с Ивана III Россия распространяла свое влияние на те территории, от которых исхо¬дила угроза. Но, по сути дела, с Петра I юг и частично запад пред-ставляли превентивную уг¬розу. Центр, северо-запад, север Европейской России и восток до Волги стали стабильной тер¬риторией, на которой преумножалось население, но нельзя было жить физически, если превысить его численность.
Историческая трагедия России, которая уже в наше время снова стала во всей остроте, это необ¬ходимость хронического вливания средств в зара¬нее убыточные отрасли. Даже простой теплообогрев съедал и будет съедать гигантские ресурсы. Любое относительно стабильное время развития сразу же вскрывает то, что никто не обсуждал, но чувствовали, наверно, многие, как чувствуют и сей¬час, - времен-ность проживания, необходимость куда-то уйти и нежелание планировать, думать о завтрашнем дне, так как история сыграла злую шутку, заставив целый народ жить там, где чело¬век не должен жить. Результат столыпинской ре¬формы не в том, что крестьянин не видел (и не видит сейчас) смысла что-то делать самостоятель¬но, страшнее то, что, как только было позволено, национальная элита стала освобож-даться от того, что во всем мире есть главная ценность, - люди освобождались от земли. Но точнее сказать, люди освобождались от страны. Когда дворянство пе-рестало быть реальной кастой воинов, реально рискующих жизнью, оно подсозна-тельно поняло, что защищать нечего и, может, никогда и не надо было защищать. Дворянин, продающий родовое гнездо, - это конец.
Можно ли утверждать, что революция - исто¬рическая встряска, небывалая в ис-тории форма психотерапии? Мы склонны думать, что да. Выго¬ды? Многомиллион-ная масса привилегированных людей покинула страну, где ее амбиции были са-моубийственно не нужны. Уничтожен экономи¬ческий сепаратизм хлебородных гу-берний, пере¬кроена карта внутренней инфраструктуры и ог¬ромные средства живой силы были брошены на индустриализацию. Выигрыш в 70 лет был явный; сейчас все повторяется. Но уже есть опыт и дру¬гие средства.

Глава 10

Сельское хозяйство России - причина тотального пьянства народа


Представьте себе, что вы глава государства, в котором большая часть населения (а практически все) не покупатели, не продавцы и не производи¬тели (т.к. первых двух мало). А вам надо, во-пер¬вых, вкусно жить, а во-вторых, хоть с грехом по¬полам, как-то «обустраивать государство», что в числе прочего предусматривает содержание армии и административного аппарата (социальных про¬грамм нет вообще, да и не надо: меньше народа -больше кислорода).

Откель таньгу брать?! С водки!

Всю историю администрации Романовых мож¬но охарактеризовать как систему выживания че¬рез спаивание своего народа (самая лучшая книга на эту тему «Исто-рия кабаков» Прыжова. М., 1911). Чтобы как-то оправдаться в моральном плане, была пущена легенда о спаивании жидами русского на¬рода. В создании этой гряз-ной байки даже класси¬ки поучаствовали (А. Толстой «Богатырь»).
По России едет на лошади мистический стран¬ник и спаивает народ, открывая кабаки. И про¬зрачный намек дается: «Призванье мое свершено! Недаром же им до-стается мое дармовое вино!» Тут. конечно, и небезызвестные «Протоколы» всплы-вают в памяти, где в противовес царю-батюшке и народолюбивому правительству коварные сиони¬сты через водку хотят погубить русский народ.
Об этой злосчастной водке и русские классики писали, и общественные деятели в набат били. Организовывались антиалкогольные кампании, проходили съезды, конференции. Как только сфор¬мировалась Госдума, тут же пошли запросы и пред-ложения. Были свои лидеры, вроде как не¬давно Ф. Углов. Но во всем этом присут-ствовала изрядная доля лукавства. Осветим завершающий этап антиводочной кам-пании в России 1907 года. Дума принимает к рассмотрению 1-й законопро¬ект по «зеленому змию». 1911 год - законопроект прошел в Думе и Госсовет получает го-товый текст. 8 февраля 1914 года Совет закончил постатейное обсуждение думского законопроекта об упорядо¬чении потребления спиртного. От имени Двора выступил П.Л. Барк - министр финансов, кото¬рый напомнил присутствующим о том, что еще 30 января 1914 года вышел государев рескрипт «О народном благосостоянии», где впрямую гово¬рилось (конечно, с сожалением), что бюджетное благополучие основывается на питейном доходе. Барк в своем выступлении подтвердил августей¬шую волю: «нельзя трогать этого дохода»1. На этом заседании Витте - отец русской «монопольки» (в который, правда, раз), привел общий оборот ви¬ноторговли, от сырья до продажи, составивший около 1,2 млрд рублей (3 млрд - весь госбюджет). По словам Витте, ликвидация госторговли спиртным разрушит государственный oi дарство как таковое. Госсовет приня,-ное решение, где в числе прочего бы.ло:
1. сокращение времени продажи rпитей – это породило спекулянтов, торговав-ших «до» и «после»;
2. изъятие мелкой посуды – появились разливалы, добавлявшие в разбавленную водку зелья для крепости, начались отравления;
3. установление предельной нормы отпуска – все мальчишки в округе стали подрабатывать, бегая за водкой, ограничения по возрасту не было;
4. борьба с «кормчеством» (самогоноварением) привела к тотальной коррумпи-рованности полиции и т.д. и т.п.
На 1912 год в Российской империи было 25 казенных винных лавок, общий то-варный ДО1 от которых составлял 950 400 тыс. рублей; зарасст ная плата рабо-чим и служащим винных складов заведений - 30 570 тыс. рублей. Средняя зарплата работников госвиноторговли - 510 рублей в год.

Для сравнения (1911 год):
государственные доходы - 2 720 108 827 руб.
государственный промысловый налог 115 137 300 руб.
налоги поземельные - 70 134 044 руб
сбор с денежных капиталов - 25 705 000 руб.
косвенные налоги:
сборы с нитей - 42788 000 руб.
доход казенной винной операции -747 445 000 руб.

Душевое потребление вина и водки в перерасчете на 40° водку в мер-ных ведрах и рублях на 1 человека
(1 ведро - 12,2999 л)


Примечание: перерасчет на 40° делался потому, что простые водки были казен-ной крепости в 37°, дорогие сорта и лучшей очистки в 40°, а питейный спирт в 55°.
США. 1900 год. Среднее потребление спиртного на 1 человека (1 гал-лон = 3,7854 л):
водка - 1 галлон (водка в перерасчете на 50"),
вино - 0,26 галлона,
пиво - 15,16 галлона.

Российские лидеры потребления в ведрах на 1 человека в год


В городах, конечно, в статистику включались раз¬ные слои потребителей и бо-лее разнообразные по ценам напитки. Уездные цифры ближе всего под¬ходят к водке как таковой: 1 копейка - 14,9 г, или 1 г - 0,067 копеек. К сожалению, нет полной рас¬кладки цен продажи у стойки (кабак), навынос, в разлив, в бутылках и т.п. Но 100 г по цене в среднем 6,7 копеек - это огромная наценка, учитывая, что вывозная цена 40-градусного спирта на Санкт-Пе¬тербургской бирже была в янва-ре 1912 года: цена 1 пуда (16,39 кг):
спирт без посуды - 42 коп.
картофельный (без посуды) - 38,9 коп.
русский хлебный (без посуды) - 38 коп.
русский паточный (без посуды) - 34,2 коп.
хлебный с посудой - 60 коп.
паточный с посудой - 60 коп.

Кстати, о налогах. По данным Коковцева, пос¬ле урожайного 1909 года, в 1910 году прямые на¬логи составили 198,2 млн рублей (7,8% доходов), косвенные налоги - 550,5 млн рублей (21,7%), пошлины - 152,4 млн рублей (6%).

Общий обзор государственных доходов от налогообложения. Данные за 1911-1912 годы (млн руб.)


США. 1896-1900 годы. От обложения ввоза, производства и продажи алкоголя доход соста¬вил 183 млн долларов; при населении 70 млн человек в среднем на 1 человека - 2,6 доллара; на семью из 5 человек - 13 долларов совокупных на¬логов на спиртное. Из социальной анкеты 1904 года: только 50,72% рабочих семей тратили деньги на алкоголь, в среднем 24 доллара 34 цента. Рабо¬чие-эмигранты первого поколения: шотландцы -33-63 доллара, немцы - 33,5 доллара, другие на-ции - 27,39 доллара.

Без учета самогоноварения, потребление алко¬гольных напитков в рабочей семье, тратившей деньги на спиртное ,1913 год (1 галлон = 3,7854 л)-(Из книги Каутского "Американский и русский рабочий")


Из округов: максимальное потребление - ок¬руг Колумбия (131,17 доллара), ми-нимальное -Северная Каролина (2,56 доллара); Северные Штаты - 30,38 доллара в год.
Среднее потребление на пьющего в 1900 году: водка - 1 галлон, вино - 0,26 гал-лона, пиво -15,16 галлона. (Нью-Йорк: 30% торговцев - вы¬ходцы из России; 45,8% выходцев из России рабо¬тали в промышленности.)

Глава 11

Миф о сырьевом старте


Существует и другой круг невежд, которые го¬товы допустить неблагополуч-ные условия для сельскохозяйственного развития, но предлагают (задним числом) возможность развития через ин¬тенсивную торговлю сырьем, вкладывая доходы от оного и в развитие промышленности, куда мож¬но оттянуть избыток сельскохозяй-ственного насе¬ления, и в сельское хозяйство убыточных регио¬нов. Но беда в том, что в России не было торгово¬го избытка сырья (откуда, кстати, эта легенда?).
Нормальный человек, живя в СССР в период начала «перестройки», в инду-стриальном государ¬стве, уже привык к тому, что геология обеспечила ему и его стране запас для опережающего разви¬тия. К 1985-1987 годам основной запас сы-рья выглядел внушительно, и по непродуманной рет¬роспекции ленивого сознания такое отношение стратегических природных запасов переносилось назад. А отсю-да модель развития страны с опере¬жающим потенциалом могла бы, как казалось, быть не столь жестко-командной. Ведь если всего под завязку, то можно было комбинировать торговлю сырьем и параллельное развитие промышленно¬сти без всеохватных авральных темпов. При этом, конечно, все убеждены в том, что у ли-деров капиталистического мира чего-то не хватает и с них бы можно было драть три шкуры.
Но беда в том, что в первые послереволюцион¬ные годы про существование ка-ких-то суперзапа¬сов просто не знали, да и знать не могли. Так как по-настоящему исследование народнохозяйствен¬ного потенциала началось после революции.
Давайте посмотрим на статистику сырьевых запасов России в сравнении с дру-гими странами, которой можно было оперировать к 1927 году. Я просто приведу ряд таблиц из сборника «Земля и люди» (М., 1927).
(Продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments