марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

НАЛОГИ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В ИСТОРИИ РОССИИ (часть I)

Оригинал взят у sell_off в НАЛОГИ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В ИСТОРИИ РОССИИ (часть I)

НАЛОГИ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В ИСТОРИИ РОССИИ




Налоговая политика является одним из рычагов государственного управления. Смягчая или ужесточая налоги в той или иной области государство, тем самым косвенным образом воздействует на развитие той или иной сферы общественной жизни.

На протяжении истории России налоговая политика государства в религиозной сфере также играла определенную роль в развитии религиозной жизни в стране. В разные периоды государство либо стимулировало и поощряло деятельность религиозных объединений с помощью особого порядка налогообложения и системы налоговых льгот (дореволюционный период),  либо напротив, сильно ужесточая налоговое бремя на религиозные объединения, стремилось подавить религиозную жизнь в стране (советский период).

В настоящее время государство стремится строить партнерские отношения  с религиозными объединениями и является заинтересованным в возрождении духовной жизни в России. Поэтому сейчас налоговая политика государства строится во многом с учетом дореволюционной практики. Вместе с тем, с принятием Налогового кодекса налоговое бремя в отношении религиозных объединений было несколько ужесточено по сравнению с российским налоговым законодательством начала 1990-х годов. По отдельным налогам (налог на землю, налог на имущество) льготы для религиозных объединений были отменены, по некоторым другим, льготы изначально не предусматривались Налоговым кодексом, но позднее были введены в связи с обеспокоенностью религиозных объединений. Речь идет о льготе, прежде всего по налогу на прибыль. Далее будут подробно рассмотрены исторические этапы налоговой политики, начиная с первых государственных актов в этой области и заканчивая современными реформами в налоговой сфере.

Налоговая политика государства в отношении религиозных объединений в дореволюционный период

В первые века своего существования Церковь нуждалась в государственной поддержке, и поэтому государство не взимало с Церкви никаких податей, а наоборот, финансировало ее. Однако постепенное приобретение земельных угодий вводило и крестьян  церковных земель, и церковно- и священнослужителей в круг лиц, подвергаемых налоговому бремени.

Церковь не была освобождена от разного рода государственных податей. "Все земли как митрополита и прочих архиереев, так и монастырей и прочих церквей положены были правительством в сохи или в пожни, за исключением только небольших собственно церковных и иногда монастырских пашней. Поэтому и все духовные землевладельцы наравне с прочими обязаны были платить в казну разные ежегодные дани и пошлины соответственно количеству своих сох или пожней. Равно и все священно- и церковнослужители, которые хотя не имели у себя другой земли, кроме церковной пашни, но имели свои домы не на церковной, а на "черной" земле, должны были тянуть всякое тягло вместе с черными людьми. К числу государственных повинностей – и самых важных – принадлежали "ратная" и так называвшееся городское дело, состоявшее в том, чтобы делать в местных городах валы, ограды, кремли, возить для того камни, песок, известь, и не подлежит сомнению, что если не всегда, то по временам наше духовенство участвовало в этих повинностях. Владельцы духовного звания должны были в случае войны выставлять из своих сел и деревень "даточных людей" наравне со всеми другими вотчинниками и содержать на собственный счет, а архиереи обязывались посылать тогда на царскую службу и своих боярских детей, и, например, владыка Новгородский выставлял из своих вотчин особенный полк, называвшийся "владычним стягом" и находившийся под началом владычнего воеводы"[1].





Как видим, изначально налогообложению подлежала сельскохозяйственная деятельность Церкви. Речь не шла об обложении культовой деятельности. Облагалась земля, крестьяне и сами церковно- или священнослужители только в том случае, если они имели свои дома на "черной" земле.

Объем податей государству, представлял собой ко времени принятия Соборного уложения следующую картину. "Крестьяне церковных вотчин, патриарших, митрополичьих и прочих, отбывали подобно крестьянам других земель, все государственные подати и повинности и при этом не только не пользовались какими-либо льготами, напротив обложены были даже больше чем другие крестьяне. …с церковных земель положено было собирать подать более против других земель, в пропорции 4:3. Патриарх и прочие архиереи, монастыри и церкви должны были собирать со своих вотчин и доставлять правительству: а) стрелецкие деньги и стрелецкий хлеб на содержание стрельцов – постоянного войска, б) ямские деньги на содержание почт в государстве, в) полоняничные деньги на выкуп пленных, г) деньги и хлеб на жалование ратным людям и содержание их в военное время, д) даточных людей на ратную службу с полною обмундировкою. Иногда духовные вотчинники вместо даточных людей, пеших и конных, по требованию правительства платили ему деньгами, иногда отдавали ему на время войны всю ратную сбрую, какая у них имелась, иногда поставляли подводы со съестными припасами для ратных людей и подобное. В чрезвычайных случаях, кроме сборов с церковных крестьян на жалованье ратным людям, правительство приглашало самих архиереев и монастырские власти делать для той же цели добровольные приношения "неоскудно" как из архиерейской и монастырской казны, так и из своих келейных денег и собирать такие же приношения со всех архиерейских приказных людей и боярских детей и со всех иноков и монастырских служек. А иногда прямо брало из монастырей на военные издержки определенную сумму по своему усмотрению… Делались также сборы с монастырских и церковных земель и на другие случайные государственные нужды, например для построения городков и острогов на Украйне против набегов крымских татар. Некоторые монастыри должны были еще по временам давать приют пленным татарам, кормить их и одевать на свой счет"[2].

Как видим, и в XVII веке ситуация мало изменилась: по-прежнему налог с Церкви представлял собой налог с церковных земель. Дополнительные сборы с архиереев носили лишь добровольный характер и не имели цель обложить налогом культовую деятельность.

Подати в пользу казны собирались в XVII веке силами церковных учреждений, но ситуация изменилась с началом царствования Петра I.

В 1701 году в ведении Монастырского приказа состояло 137 823 крестьянских двора, находящихся на церковных землях. При Петре взимать подати с этих дворов было поручено уже не церковным учреждениям, как было в предыдущем веке, а офицерам государства. "Монастыри должны были поставлять продовольствие для драгун, фураж для лошадей и помещения для иностранцев, поступивших на царскую службу. Прежние налоги увеличивались и вводились новые: на судостроение, больницы, содержание драгунских полков, постройку каналов и прочее. Результатом таких часто произвольных и непродуманных мер стал упадок имений, снижение их доходности и, наконец, побеги крестьян. До 1721 года, бывало, что Монастырский приказ сдавал монастырям в аренду их же собственные вотчины с условием выплаты с них определенных доходов"[3].  При Петре, даже учитывая его многочисленные преобразования, также не ставился вопрос об обложении культовой деятельности, объектом обложения по-прежнему была церковная земля, точнее крестьянские дворы на церковных землях. Монастыри именно потому подвергались дополнительной обязанности поставлять фураж, что являлись земельными собственниками.

С учреждением Святейшего Синода Монастырский приказ стал Синодальным учреждением и был переименован в Камер-контору. Ей было поручено взимать государственные подати с церковных имений и передавать их вместе с отчетами Камер-коллегии и Штатс-конторе. Штатс-контора – это был государственный орган, следивший за государственными расходами, Камер- коллегия следила за государственными доходами. Оба этих государственных учреждения были вышестоящими по отношению к синодальной Камер-конторе.

Уже в 1721-1722 годах при функционировании новой системы сбора налогов с церковных имений образовались значительные недоимки, в связи с чем Петр распорядился понизить оклады членам Синода, синодальным чиновникам и сократить содержание монастырей, распорядившись выдавать монастырям содержание зерном. И.К.Смолич одной из причин недоимок видит в слишком громоздкой системе сбора налогов и сложной отчетности, а также в незаинтересованности епархиального духовенства в сборе налогов.[4]

Система сбора налогов с "определенных" вотчин была сложной, в результате чего налоговый гнет ужесточался. Коллегия экономии Синода требовала налогов в виде подушной подати, а на местах налоги собирались с дворов. "Как следствие, возникали ни с чем не сообразные и непосильные поборы"[5].

В результате увеличивалась сумма недоимок, которая так возросла при Анне Иоановне, что по Указу последней было решено создать Доимочную канцелярию, которая самым нещадным образом "добирала" недостающие суммы как со светских, так и с имений религиозных организаций. В объекты сборов включалась зачастую даже церковная утварь, что вызывало протест русских архиереев.

При Елизавете Петровне на расходы церковных учреждений устанавливались штаты, т.е. определенные суммы денег, поступавшие от доходов с церковных имений. Средства должны были расходоваться на церковные нужды, а также на содержание инвалидов, в связи с чем Церковью должны были возводиться инвалидные дома. Все излишки денежных средств, остававшиеся от этих расходов должны были поступать в государственную казну.

Начиная с Петра III уже не Церковь платила налоги со своих имуществ в государственную казну, а государство, присвоив себе церковные имения, получала с их доход и из этих средств выплачивала содержание духовенству. Однако с возвращением Церкви прав на приобретение земельной собственности с крестьянами естественно эти земли облагались налогом. Нам, однако, известно, что согласно Указам Александра I 1808, 1811 и 1821 годов, церковное землевладение пользовалось налоговыми привилегиями и освобождалось от военного постоя.

В целом, налоговая политика государства в отношении инославных и иноверных исповеданий с момента их появления в России и до конца XIX века во многом повторяла налоговый режим в отношении Православной Церкви.

К концу XIX века налоговая политика в отношении религиозных объединений выглядела следующим образом. "Налог с недвижимого имущества, принадлежавшего духовным ведомствам как христианских, так и нехристианских вероисповеданий, взыскивался частично – только с того имущества, которое приносило доход "посредством  отдачи в наем". Духовные учреждения всех вероисповеданий, включая православное, освобождались от уплаты подымной подати, поземельного налога, а в губерниях Привисленского края – налога со всего недвижимого городского имущества. Православная Церковь – ее подворья и строения архиерейских домов и монастырей, в том числе сдаваемые в наем, а также строения и лавки, принадлежащие церквам, освобождались от городского поземельного налога и от прочих городских повинностей. Обложению государственным промысловым налогом, которым облагались все торговые, промышленные предприятия и, так называемые, личные промышленные занятия, не подлежали заведения духовного ведомства, печатающие и продающие книги и пособия учебного и духовно-нравственного содержания, изготовляющие и продающие необходимые для богослужения предметы, а также предприятия, торгующие лампадным маслом и ладаном. Имущество, поступавшее в пользу церквей, монастырей и церковных причтов в силу закона, духовного завещания, по царскому пожалованию, дарению и другим безвозмездным актам, освобождались от уплаты государственной пошлины"[6].

Как видно, религиозные объединения пользовались устройством доходных домов с целью получения выгода для обеспечения своей основной деятельности. Естественно эта коммерческая деятельность облагалась государственным налогом. Однако в то же время производство предметов богослужебных предметов и религиозной литературы освобождалось от налогообложения.

Говоря об общих принципах налогообложения религиозных объединений в дореволюционный период, можно прийти к следующим выводам. На протяжении всей досоветской истории культовая деятельность как таковая была освобождена от каких-либо обложений. Напротив, государство взяло на себя функцию обеспечения необходимых материальных нужд религиозных объединений преимущественно путем предоставления сельскохозяйственных земель. По мере роста землевладения религиозных объединений увеличивались объемы податей в казну с крестьянских дворов, расположенных на землях религиозных объединений. Кроме того, любые хозяйственные субъекты, созданные по инициативе религиозных объединений в более поздний период, ее коммерческие проекты, не связанные с культовой деятельностью облагались на общих основаниях. Во многом эта ситуация повторяется и в действующем российском законодательстве, когда хозяйственные общества, созданные религиозными организациями облагаются налогами на общих основаниях. Обратимся теперь к налоговой политике советского времени.




http://www.pravoslavie.ru/237.html

Читать далее-НАЛОГИ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В ИСТОРИИ РОССИИ (часть 2I) -http://sell-off.livejournal.com
/17865457.html
Читать далее-Налогообложение религиозных организаций-http://sell-off.livejournal.com/17866013.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments