марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Советские авианосцы. Часть 1. Реализованное в металле.

02.09.2017/https://aftershock.news/?q=node/558255

Палуба советского тяжёлого авианесущего крейсера проекта 1143 "Кречет". 80-е годы XX века.


В комментариях к прошлой статье (Возможное будущее российских авианосцев,https://aftershock.news/?q=node/555790&page=1#comments. 24.08.2017) посвящённой перспективам российских авианосцев, некоторые не сильно умные товарищи доказывали ненужность авианосцев в наших текущих условиях... апеллируя у опыту ВМФ СССР!

Это настолько феерично, что требует отдельного разъяснения. Да, в воспалённом воображении некоторых упоротых персонажей, ВМФ СССР и практика использования авианосцев противопоставлены друг другу.

В реальном же мире, на момент распада СССР, советские авианесущие корабли - носители реактивных самолётов - бороздили океаны уже 16 лет.

Советская реактивная палубная авиация началась в начале 70-х, а к моменту распада СССР, его флот имел 4 авианосца в строю, 1 в завершающей фазе испытаний, и 2 в постройке (один спущенный на воду), что давало в потенциале твёрдое второе место после США.

Будет как минимум небезразлично вспомнить опыт нашей страны в авианосном деле, и то, как он нарабатывался.

Забегая вперёд хочу предостеречь любителей поистерить и побиться головой об клавиатуру - я понимаю, что в официальной советской и российской терминологии ТАВКР и авианосец это вроде как не одно и тоже, но далее будут приведены кинохроники выступлений высших офицеров ВМФ СССР, в присутствии главкома С.Г. Горшкова называющих наши корабли именно словом "авианосец", под доброжелательное молчаливое одобрение адмирала. Уж если советские адмиралы и капитаны говорили "авианосец", раз моряки и лётчики флотских ОКШАП говорили также, то значит - авианосец. С другой стороны у старых американских "Эссексов" стояло аж 12 универсальных 127-ми миллиметровок, а они ведь на кораблях поменьше главным калибром были. Это как шесть эсминцев тех времён! Как и наши ТАВКРы, старенькие "Эссексы" вполне могли топить некоторые корабли и без самолётов. И что-то никто не напрягается, называя их авианосцами. Да и вообще слабое вооружение атомных авианосцев США было по тем временам аномалией, а не нормой.

Авианосец вполне может иметь и ракеты, ничего "такого" тут нет.

Так что - наши ТАВКРы=авианосцы, как ни крути. Просто очень специфические.

Просто с ракетным оружием и расширенными противолодочными возможностями, за что их и именовали в документах авианесущими крейсерами. В остальном - плавучий аэродром и классический подпалубный ангар с подъёмниками. Всё остальное - словоблудие. Просто в документах у нас их так не называли, а вот в обиходе, в том числе на флоте - постоянно. Потому, что понимали, на чём они ходят по морям и чем командуют, намного лучше разного рода пропагандонов.

Подобное утверждение вполне соответствует мировой практике. То, чем были наши ТАВКРы до "Кузнецова" относилось к подвиду авианесущих кораблей, который во всём мире называли также как и у нас Aircraft cruiser - корабль сочетающий в себе качества авианосца и крейсера. Но все существовавшие до этого подобные корабли имели ярко выраженное доминирование артиллерийского (то есть не авиационного) вооружения, и самолётов вспомогательных классов. Наши ТАВКРы - наоборот. При наличии на борту такого корабля истребителей, при наличии на нём всего необходимого для их длительного базирования, при доминирующей роли авиационной инфраструктуры (а она на ТАВКРах привела к более чем удвоению водоизмещения, по сравнению с крейсером, который обладал бы таким же набором ракетного, зенитного, артиллерийского и противолодочного оружия и одним вертолётом), эти авианесущие крейсера вполне можно называть авианосцами - потому, что они ими и являются.

Историю советских авианосцев надо начинать с адмирала Н.Г. Кузнецова, в каком-то смысле повлиявшем на неё тем, что его идеи до поры до времени шли прахом. Адмирал Н.Г. Кузнецов был главным лоббистом создания авианосцев в РККФ ещё с 30-х годов. Он даже добился их включения в программу строительства кораблей для ВМФ.

История тех, нереализованных проектов очень интересна, но будет освещена позже. Сейчас же - то, что было воплощено в металле.

Будучи действительно талантливым, смелым и выдающимся флотским военачальником - лучшим за всю историю СССР, адмирал Кузнецов прекрасно видел, что именно авианосцы, а не линкоры или крейсера, будут доминировать в Мировом Океане. Опыт гигантских авианосных битв на Тихом Океане говорил о том же самом. Но будучи при этом прямолинейным и независимым человеком, он нажил себе очень много могущественных врагов - от Н.А. Булганина, до Г.К. Жукова.

В итоге адмиралу пришлось пережить две опалы, похоронивших его карьеру. Подробно эти неприятности описаны в его очерке "Крутые повороты", который был опубликован уже после его смерти.

Побочным эффектом этого стала прочная связка слова "авианосец" с симпатиями к опальному флотоводцу. Стараниями Н.А. Булганина, сумевшего внушить Н.С. Хрущёву неприязнь к Кузнецову, симпатии к Кузнецову, который тогда вынужден был подрабатывать переводчиком, чтобы добыть денег на пропитание, означали потерю положения в советском политикуме. На долгое время, даже само слово "авианосец" применительно к ВМФ СССР стало запретным, дошло до того, что один из советских проектов авианосца 60-х назывался "плавучая база истребительной авиации" - лишь бы не навлечь на себя гнев людей из высоких кабинетов.

Эта история была одним из краеугольных камней в неприязни советского руководства к авианесущим кораблям, и пренебрежением к их проектированию и строительству.

Вторым фактором, повлиявшим на развитие советских авианосцев, были как ни странно, американские АПЛ.

С 1960 года начинается развёртывание в Мировом Океане американских стратегических атомных подводных лодок класса "Джордж Вашингтон" с баллистическими ракетами "Поларис". Эта ракета имела очень маленькую дальность - около 1800 км, и американским АПЛ приходилось находиться очень близко к территории СССР. Одним их главных районов их развёртывания, было Средиземное море.

СССР силами своих кораблей пытался устроить постоянное наблюдение за этими АПЛ, слежение, но к сожалению, эффективность советских сторожевых кораблей и тогдашних БПК была более чем скромной.

А вот будущие, обдумываемые в ВМФ, противолодочные вертолёты, должны были искать лодки куда лучше, хотя бы по охвату акватории. Решение созрело ещё до принятия ракет "Поларис" на вооружение ВМС США, ещё при анализе данных разведки о будущем американском оружии и даже до начала работ по первому противолодочному вертолёту в СССР. Решение было таким - раз вертолёты теоретически могут охотиться за АПЛ, надо притащить их на корабле в Средиземное море, и выпустить на охоту.

В 1958 году начались работы над противолодочным вертолётоносцем проекта 1123 "Кондор". Спустя девять лет (СССР не мог быстро строить такие корабли) на первом противолодочном крейсере "Москва" был поднят военно-морской флаг. Корабль нёс до 14 противолодочных вертолётов Ка-25 и был первым специализированным авианесущим кораблём ВМФ после носителей гидросамолётов времён Первой Мировой войны.

Спустя два года на службу заступил второй такой корабль - "Ленинград".

Вертолётов, правда, по-началу там не было - "Камов" не успел с запуском в производство Ка-25, они появились уже в 70-х.


Существование этих кораблей во многом определило то, какими станут первые советские авианосцы, которым суждено было вскоре появиться.

Третьим фактором стала личность Дмитрия Фёдоровича Устинова. Устинов, человек с сильной волей, как и многие другие такие же руководители, был уверен - уж если он какое-то решение принял, то оно совершенно точно верное. Именно личные предпочтения Устинова во многом предопределили то, как пойдёт эвлоюция советских авианесущих кораблей.

Четвёртым, и последним фактором, повлиявшим на развитие советских авианесущих кораблей, были особенности личности другого государственного деятеля - адмирала С.Г. Горшкова, просидевшего на месте Главкома ВМФ СССР без малого тридцать лет. Горшков, вопреки тому, что о нём думают в народе, не был ни толковым командующим, ни военным теоретиком. Но зато он был прекрасным политиком, даже политиканом. Когда-то поднятый наверх личной волей адмирала Н.Г. Кузнецова, он присоединился к его травле сразу, как только понял, куда дует ветер. Потом он не раз демонстрировал отличное чутьё, заблаговременно угадывая, что от него хотят в Кремле - что и обусловило его рекордный срок на месте Главкома ВМФ СССР.

Сталин верил в артиллерийские корабли, и Горшков тоже верил в них вместе со Сталиным. Потом, при Хрущёве он верил в могущество ракетного оружия вместе с Хрущёвым, и в то, что американские авианосцы - орудие империализма и не более. Потом, когда уже всем будет очевидна необходимость истребительного прикрытия любой корабельной группировки, Горшков опять сманеврирует по ветру, и ВМФ по его руководством будет участвовать в определении облика будущих авианосцев ВМФ СССР. Когда же в голове Устинова будут рождаться альтернативные авианосные идеи, Горшков оперативно будет улавливать их и оформлять в виде тех.заданий для промышленности, которая затем воплощала их в металле на народные деньги. Как флюгер.

Именно Горшков стал проводником фантазий Устинова относительно того, какой должна быть советская палубная авиация.

Но вернёмся в 60-е.

В конце 60-х военные всё-таки смогли донести до политиков мысль о том, что без авиационного прикрытия корабли в современной войне не выживают. Это так и было ещё во время Второй Мировой и с появлением ядерных бомб, проблема только усугубилось. Косность советской военно-политической элиты удалось преодолеть и после соответствующего решения Совета Министров СССР, Невское ПКБ начало работы над атомным ударным авианосцем проекта 1160 "Орёл". Корабль должен был быть вооружён не только истребителями и вертолётами, но и противолодочными самолётами Бериева П-42 (советский клон американского S-3 Viking, разработка отменена). Запускаться самолёты должны были с катапульт. Военным очень нравилась идея быть на паритете с США в море, но проект подобного корабля с водоизмещением 80 000 тонн для СССР конца 60-х был очевидно неподъёмным.

Вот он, этот нерождённый краснозвёздный "Нимитц".

Тем не менее, идея получить "свои" истребители к тому времени владела очень многими умами в ВМФ.

С другой стороны, ещё в 1967 году Устинову показали экспериментальный СВВП Як-36. Этот проект, уже почти умерший, имел своей целью создать штурмовик для ВВС, способный действовать без аэродромов в разбитой прифронтовой полосе. Самолёт очевидным образом не получился.

Но Устинова невероятно завлекла идея использования таких самолётов на компактных и недорогих кораблях, по аналогии с тем, как британцы планировали использовать свой только что созданный "Харриер". Первый советский авианесущий корабль - "Москва", уже был почти готов, и идея попробовать посадить на него самолёт выглядела очень интересной. Вот только Як был мягко говоря неудачный - и дальность и боевая нагрузка - околонулевые, да и с управляемостью проблемы. Яковлевцы, однако, подтвердили, что сделают самолёт, который можно будет использовать как оружие, а не демонстрационный макет.

Уже 27 декабря 1967 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №1166-413 о создании легкого штурмовика ВВП Як-36М. Этим же Постановлением предусматривалось создание двухместного учебно-боевого варианта и, в дальнейшем, истребителя.

Проект шёл сложно и первый самолёт Як-36М поднялся в воздух только 22 сентября 1970 года это было висение в полуметре от земли. Полностью же полноценный полёт по профилю "вертикальный взлёт-горизонтальный полёт-вертикальная посадка" 25 февраля 1972 года совершил лётчик-испытатель Михаил Дексбах, будущий герой палубной авиации СССР, будущий Герой Советского союза.

А 18 ноября 1972 года Дексбах совершил посадку на специально доработанный для приёма реактивного самолёта крейсер "Москва".

Вот эта посадка.


22 ноября, Дексбах, также впервые в СССР поднял свой Як с палубы корабля и перелетел на аэродром. Так родилась палубная авиация СССР.

Сам Як-36М являлся новой машиной, с абсолютно отличной от Як-36 конструкцией.

Историю этого самолёта можно узнать на Уголке неба. Обратите внимание, насколько сложная подготовка была произведена для казалось бы рутинной посадки.

Процитирую статью по ссылке:

Так доставался опыт, который больше негде было взять.

А ведь, победи в прошлом точка зрения адмирала Кузнецова, ВМФ СССР уже 15 -20 лет как имел бы лёгкие авианосцы проекта 69А или 85. А значит, что в 70-х новые авианесущие корабли безальтернативно бы создавались как классические авианосцы под обычные сверхзвуковые истребители. Опыт как промышленности, так и ВМФ позволял бы реализовывать такие проекты. Но этого не случилось по описанным выше причинам и спустя двадцать лет после последней серьёзной попытки создать советский авианосец, секретарь ЦК КПСС Устинов дирижировал процессом создания корабельной авиации, исходя из своих представлений о предмете, не совсем верных, и практически нулевого опыта. Таким образом, поражение Кузнецова и его идей в середине 50-х стало одной из причин того, по какому пути пошла эволюция наших авианосных кораблей.

Авторитет Устинова, его власть и заслуги перед страной были огромными, и придуманный им проект сразу же начинает воплощаться в жизнь. Изначально считалось, что Як-36М должен иметь возможность базироваться на "Кондорах" - крейсерах "Москва" и "Ленинград". Однако ещё при анализе совместимости первого ещё Як-36 с этими кораблями было ясно, что эти неудачные корабли слишком малы.

Поэтому третий корабль серии решили строить со значительными изменениями в проекте, настолько масштабными, что он получил новый шифр - 1123.3. (также известен как 1123М). Следом за "Москвой" и "Ленинградом", кораблю тоже должны были дать имя важного советского города - "Киев". По сравнению с "Кондорами", новый корабль должен был иметь большие размеры, удлиненную корму с больше по площади палубой, и маленькую полётную палубу для СВВП сбоку от корабельной надстройки.

Этот корабль даже был заложен в 1968 году, но флот его не принял и после коротких препирательств между ВМФ и промышленностью, постройка корабля была остановлена.

Поэтому 2 сентября 1968 года - ещё до появления самолёта Як-36М, и до знаменитой посадки Дексбаха на корабль, под влиянием очарованного СВВП Устинова, выходит постановление Совета Министров 685-251 об отмене строительства корабля по проекту 1123.3 и начале строительства вместо него корабля по проекту 1143 "Кречет". Этот проект существенно отличался от 1123.3, но и во многом походил на него. Главным сходством были массивная авиационная палуба позади надстройки и её продолжение - лётная палуба по левому борту. Носовая же оконечность корабля была занята ракетным оружием - как у "предков". Таким образом, облик "Москвы" и "Ленинграда" косвенно повлиял на облик будущих авианосных гигантов.

В 1970 году, опять же до первого полноценного полёта Як-36М, первый такой корабль был заложен в Николаеве. Он получил то же имя, что и отменённый 1123.3 - "Киев". Именно ему суждено было стать первым советским авианосцем.

Этот корабль был спущен на воду 26 декабря 1972 года - спустя месяц и неделю после посадки Дексбаха на "Москву".

Посадка Дексбаха и спуск на воду "Киева" окончательно убеждают Устинова в том, что комбинированные ракетные и авианесущие крейсера и есть то, что нужно советскому ВМФ. Как только стало ясно, что можно быстро начать строить палубные самолёты, и что советская промышленность может создать "под них" корабли, не втягиваясь в длительное и дорогое строительство атомного "Орла", Устинов, своим приказом, останавливает все работы по "Орлу". Теперь все работы по палубной авиации будут идти вокруг специальных кораблей для базирования СВВП, которые изначально казались более простыми и дешёвыми, чем обычные авианосцы.

Логика Устинова была такова:

СССР безнадёжно отстал от США в промышленном развитии. Это большой вопрос - сможет ли советская промышленность создать аэрофинишёр. А уж катапульту и нечего пытаться сделать. А раз так, что создание палубных самолётов с обычным горизонтальным разбегом бессмысленно. Раз так, надо сделать ставку на уже имеющиеся СВВП, накопить нужный опыт, там посмотрим. Так как Як-36М явно не дотягивает до полноценного истребителя (он таким и не задумывался, ему сразу в ТЗ указывали нанесение ударов на глубину до 150 км, что просто смешно по меркам 60- и 70-х годов), то надо на нём потренироваться, а там и новые, более эффективные самолёты подоспеют.

А через три года, в 1975 году "Киев" вступил в строй.

Начался тяжёлый процесс сколачивания экипажа и формирования первых в СССР палубных авиационных частей. СССР стал авианосной державой.

На фото - третий советский авианосец - ТАВКР "Новороссийск".

Через три года в строй вступает второй корабль серии - "Минск". У ВМФ СССР к этому моменту уже будет определённый авианосный опыт, и "Минск" достигнет оперативной готовности немногим позже "Киева" - в 1979 году.

Прервёмся ненадолго.

Корабли серии "Кречет" были очень специфическими.

У нас в стране их принято критиковать. Говорится, что авиагруппа была очень слабая. Утверждается, что ракетное и зенитное вооружение корабля соответствовало крейсеру водоизмещением примерно в 19000-20000 тонн, а не гиганту в 41500 тонн (это почти столько же сколько имеет сегодня атомный французский авианосец "Шарль де Голль"). Говорится, что те задачи по противолодочной обороне, которые с успехом решал ТАВКР 1143, намного более эффективно решили бы несколько больших БПК с парой вертолётов каждый.

Отчасти всё это так.

Но давайте взглянем правде в глаза - основной проблемой были самолёты. Решение о начале производства таких огромных и сложных кораблей под ещё несуществующий СВВП с неизвестными параметрами было предельно волюнтаристски, и повлекло за собой те проблемы, в боевом применении палубной авиации, про которые мы сейчас знаем.

Но ведь самолёты можно менять. Такой корабль, как "Кречет" мог бы служить 40-50 лет, периодически ремонтируясь и модернизируясь, получая новое оружие и новые самолёты.

Даже случись реализоваться проекту Як-39, т.е. Як-38 с БРЛС, боевая мощь корабля скачкообразно подскочила бы. Случись ВМФ получить новые Як-141, эта мощь ещё раз поднялась бы на новый, значительно более высокий уровень. Случись в конце 2000-х родиться Яку-201 - сегодня мы знаем этот самолёт, переработанный в США под свои комплектующие и программируемые блоки управления, как F-35 Lightning II, эти корабли ждал бы ещё больший скачок боевой мощи.

А если предположить, что в 2010-х их дооснастили трамплином, чтобы повысить боевой радиус самолётов, а второй ряд "Базальтов" заменили бы на УВП под "Калибры"? Включили в состав авиаполка вертолёты ДРЛО Ка-31? Обновили ПВО? Разработали бы палубный вариант вертолёта Ми-6 со складывающимися винтом, крыльями и хвостовой балкой, с дополнительными топливными баками и, как делают американцы, системой дозаправки топливом в полёте, чтобы обеспечивать срочную доставку людей и грузов на корабль и с корабля? Тогда что, тоже был бы слабый корабль?

Представьте себе боевую авиагруппу с "Минска" в 2000-х годах. Яки-141, идут в атаку следом за крылатыми ракетами, также, как делали американцы в Ираке в 1991 и 2003 годах, первые две пары - с ПРР для накрытия выживших после "Калибров" РЛС и УР для уничтожения уцелевших зениток без входа в зону дальности их действительного огня, один самолёт несёт станцию помех, они пускают ракеты и отваливает в сторону с уходом на сверхмалую высоту, за ними основная ударная группа - две пары с НАР С-13 и кассетными бомбами, натурально выжигающие всё, что уцелело, за ними ещё пара с ОФАБ - "чистильщики", идут чуть с опозданием чтобы разглядеть, кто там внизу остался живой и прицельно отправить к ним свои 4х250 кг.

Ещё пара Яков идёт с Р-27 и Р-77 подкрыльями - страхует ударников. Их БРЛС ищут вражеские воздушные цели, на них работает Ка-31, и корабельные РЛС.

А неподалёку уже высаживается спецназ с пары палубных Ка-29, чтобы провести разведку, вытащить живого офицера, документы из разбитой машины связи...

Вместе с предварительным ударом КР, при обеспечении синхронизированного удара с попаданием в цели КР, при обеспечении 15-20 секундного интервала межу волнами атакующих самолётов, при обеспечении "звездного" налёта ударная сила более чем убедительная.

Всё это в ВВС СССР вполне умели делать, и нет никаких оснований думать, что корабельный ОКШАП не смог бы проворачивать такие дела. Причём где угодно в мире, на любом удалении от советского берега.

Як-141 с БРЛС вполне мог стать носителем ракет воздушного боя средней дальности, и в связке с вертолётом ДРЛО Ка-31 стать настоящей головной болью для американцев при прорыве к нашим корабельным группам их палубников с ударным вооружением.

Но даже в своём первоначальном составе эти корабли стали шагом вперёд для ВМФ СССР - и колоссальным. Як-38 не имел БРЛС и основным средством обнаружения вражеских самолётов были глаза пилота. Против американских Фантомов и Томкэтов они были бессильны - их расстреляли бы с десятков км. Но вот испортить атаку ударников они в некоторых случаях могли бы - пусть для этого и требовалась бы совершенно экстраординарная изворотливость всей корабельной группы.

В наступлении Яки, пусть и дорогой ценой, но вполне моли оттянуть на себя американские палубные перехватчики - и в этот момент к авианосцу США проскочили бы "Туполевы" с берега.

Если бы советский ВМФ высаживал где-то десант, то Якам, даже при вертикальном взлёте, хватило бы дальности, чтобы ударить НАР С-5 по берегу и помочь морской пехоте.

Районы развёртывания советских ПЛАРБ становились неуязвимыми для вражемких противолодочных самолётов - уж как Як ни убог, а свалить "Орион" мог запросто, ничто бы его не остановило.

Но главное - Яки были носителями ядерного оружия. Все, и с самого начала.

Пропуск одного их них к кораблям передового охранения АУГ означал потерю этого охранения, провал мер по недопуску того же "Киева" или "Минска" на рубеж пуска ПКР "Базальт" и массированный удар сверхзвуковыми ПКР со спецБЧ по ордеру, при забивании РЛС основного ордера помехами. А ведь тогда не было ни AEGIS, ни крейсеров класса "Тикондерога", а был лишь первый спущенный на воду "Спрюэнс" с 24 зенитными ракетами, совсем не такой крутой, как "Берки", сырой и неосвоенный экипажем. Один.

Аналогично, Яки могли бы "добить" береговую оборону какой-нибудь страны своими ядерными бомбами. Достаточно уйти к воде, а бомбу бросить с полупетли, чтобы не попасть под свою ударную волну...

А авиаразведка? Боевой радиус Яка при вертикальном взлёте с боевой нагрузкой был меньше ста км, но он всё равно позволял слетать к отметке на экране РЛС и посмотреть что там, причём в течение минут, а не часа с лишним, как вертолёт. И не только посмотреть, но и сразу обстрелять, если оно того стоило.

Как база для операций спецназа этот корабль тоже вполне подходил. Небольшие десантные отряды там было где разместить, как и вертолёты для них.

Нет никаких сомнений, что в лице кораблей проекта 1143 ВМФ получил колоссальную ударную силу, резко, скачкообразно увеличившую возможности флота, дав ему такую гибкость в боевом применении, которую тот никогда ранее не имел. Это факт, отрицать который - безумие.

Конечно, в габаритах "Кречета" нельзя было сформировать авиагруппу, способную на равных биться с американской палубной авиацией в её "Золотой Век". Но вот на этот случай корабль и нёс свои ракеты.

Самая лучшая оценка - оценка врага. Вот кто-кто, а враг-то точно не заинтересован в твоём восхвалении. Что американцы думали про ТАВКРы?

Их оценки были сдержанны. Во-первых, они отмечали слабость авиагруппы (после того, как смогли реально выяснить её состав). Но указывали, что несмотря на это русский флот получил своё "органичное" истребительное прикрытие (it's own organic fighter cover). Отмечалась возможность скоординированных атак силами ракет и самолётов. Отмечалось, что любой самолёт, способный нести ракеты воздух-воздух и ядерные бомбы, это потенциальная угроза, требующая контрмер.

Отмечалась угроза, которую новый корабль нёс для подводных лодок с вертолётами вместо самолётов. Его эффективность в качестве основы крупного противолодочного соединения американцы испытали на себе в ходе советских операций в Средиземном море.

Резюмировалось, что хотя этот корабль - совсем не то, что сам Запад хотел бы иметь, но он серьёзно усилил противника - ВМФ СССР, и дальнейшее совершенствование его авиагруппы содержит в себе потенциальную угрозу для США и НАТО, а имеющееся ракетное оружие уже несёт в себе значительную опасность.

В общем - вполне адекватные были оценки.

Американцы и их союзники понимали - важен потенциал. Плохие самолёты? Их можно заменить на хорошие или модернизировать. Устранить недостатки, доучить экипажи...

Косвенно эта оценка американцев подтверждается тем, как они вели себя в присутствии советских авианосных сил. А вели они себя тише воды, ниже травы. Если крейсера "Москва" и "Ленинград" постоянно были объектами американских провокаций, учебных атак с воздуха, пролётов над палубой на высокой скорости, то к ТАВКРам они просто боялись приближаться. В том числе по воздуху.

Зимой 1979 года большая группа вновь построенных боевых кораблей ВМФ СССР прошёл Босфор и вышел в Средиземное море. В его составе был и авианосец "Минск".

В Средиземке боевые корабли встретились с боевой группой Северного флота в главе с "Киевом", нёсшей там боевое дежурство.

А дальше был эпохальный учебный встречный бой двух советских АУГ друг с другом. То сражение, которое заложило основы тактики новых кораблей и сформированных вокруг них соединений в сражении с их главным противником.

6 марта корабли уже снова были в одном боевом порядке. Состоялся ритуал прощания моряков разных флотов друг с другом. В последний раз авианосцы Северного и Тихоокеанского флотов шли борт о борт.

Впереди были долгие годы боевой службы, и никто не знал, чем в итоге обернётся судьба этих кораблей...

Продолжение читать в https://aftershock.news/?q=node/558255.02.09.2017

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments