марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Как обличали кейнсианство.

Оригинал взят у radmirkilmatov в Как обличали кейнсианство.
Вещи, которые считаются преступными - иногда спустя годы оказываются в порядке вещей, а иногда и правильными. Аркадий Полторак, автор книги »Нюрнбергский эпилог» (1965) во время процесса над нацистскими преступниками был журналист и переводчик.

Через 20 лет после того процесса вышла книга, где наиболее интересными (имхо) являются страницы про министра экономики Германии Яльмара Шахта. Удивительно, но но те "преступления", которые вменялись в вину Шахту тогда - сегодня называются "кейнсианством". Именно эти (преступные в 1946 году) меры помогли Рузвельту победить Великую депрессию, а СССР - отстроить экономику. Однако в 1946 году это еще не было "наукой", не было на слуху, это противоречило принципам банковского дела и международной политики. Правда с точки зрения нынешних российских либералов это до сих пор преступление. Но это не говорит, что они антифашисты. /Это говорит, что их учебники были старыми, а наставники - идиотами. Многие (экономические-!!!) методы Шахта были бы панацеей - вместо той бездарной финансовой политики, которая ведется сегодня.

цитата:
""""Система «МЕФО» действовала следующим образом. Счета многочисленных фирм, изготовлявших вооружение и боеприпасы акцептовались компанией с ограниченной ответственностью «Металлургише Форшунгсгезельшафт» (откуда и происходит сокращение «МЕФО»). Эта компания фактически не располагала никакими капиталами и была попросту фиктивной организацией. Счета за вооружение она оплачивала только долгосрочными векселями, получившими название «МЕФО-вексель». Но ее фальшивки принимались к оплате всеми германскими банками, так как они гарантировались государством в лице Рейхсбанка. Секретность всей этой авантюры обеспечивалась тем, что данные о «МЕФО-векселях» никогда не фигурировали ни в публиковавшихся отчетах Рейхсбанка, ни в цифрах бюджета.

Система «МЕФО» просуществовала до 1 апреля 1938 года. К этому времени было выдано долгосрочных векселей на двенадцать миллиардов рейхсмарок. Такая масса ценных бумаг, находившихся в обращении, но не имевших реального покрытия, грозила страшной финансовой катастрофой. Достаточно было частным банкам в силу каких-либо причин представить «МЕФО-векселя» к оплате, и рейхсбанк оказался бы банкротом. Однако Шахт не терял присутствия духа.

При нормальных обстоятельствах срок оплаты государством векселей «МЕФО» истекал в 1942 году. А к этому времени «финансовый чародей», хорошо осведомленный об агрессивных планах гитлеровского правительства, рассчитывал пополнить оскудевшую германскую казну за счет ограбления других стран.

Означало ли это обман векселеполучателей? Да, конечно. Но Шахт исходил из того, что общие, широко понимаемые интересы монополий требовали форсирования войны, а ради этого отдельные капиталисты могли принести временные жертвы.

В конце ноября 1938 года Шахт с гордостью заявил:
– Быть может, в мирное время ни один эмиссионный банк не проводил бы такой смелой политики, как Рейхсбанк после захвата нацистами власти. Однако при помощи этой кредитной политики Германия создала непревзойденную военную машину, а эта военная машина, в свою очередь, сделала возможным достижение целей нашей политики....""""""


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments