марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Наши

21.10.2017/https://vladimir-krm.livejournal.com/2017/10/21/
Наши в ГДР
Из архивов. Источник не сохранился, кто знает - скажите.

Стояла дождливая погода. То ли ноябрь, то ли март. Талый снег, лужи по портупею советских солдат, маршем проходивших через этот городишко на учения. Целью наших вояк был ближайший полигон, где должны были состояться совместные маневры с гансами. И этот городок был последней точкой цивилизации на их пути.

По этой сопливой погоде главное - держать ноги в тепле, особенно если они и в сапогах. А Германия - это вам не Россия, где срубил ближайшее деревцо, костерок запалил и согрелся. Тут у каждого дерева выше метра свой аусвайс, или по-нашему, паспорт имеется. Следовательно, надо греться изнутри и брать с собой. И взять много, с поправкой на климат, друзей и возможных хворых из личного состава.

Поэтому вечером, накануне отъезда, десяток таких умников в погонах отправились к фрицам затариться впрок. В те времена у нас был тотальный дефицит на все. У русских тогда была следующая стратегия - хватай все, что видишь. Сразу и много. И вот вваливается делегация в бушлатах в маленький немецкий магазинчик на окраине.

Чисто, светло, цивильно. Пойла - стена! И вот эти угрюмые рожи начинают алкогольную стену методично рушить. Разбирают и укладывают в сумки. Прямо, как позже немцы свою Берлинскую стену. Только у наших своя экзотика: плетеные дырчатые сумки-авоськи. В одну такую сразу ящик бухла входит! И вот эти суровые мужики в непонятной униформе походят к кассе и с грохотом ставят набитые авоськи на ленту. Горлышки бутылок торчат из дырок во все стороны, как иглы у взбесившегося ежа.

Припозднившиеся покупатели прячутся по углам, а кассирша исходит мелкой дрожью в своей норке за кассой. Вспомните, немцы никогда не берут ничего про запас. У продавца первая мысль, что клиенты намерены выпить это все и сразу. Может, прямо за дверями магазина и начнут.
( Свернуть )

И тут один из офицеров глядит на запотевшие окна и вспоминает, что не взял презервативов на фонарик. При таком климате конденсат разрядит батарейку за минуты. А другую взять негде. Вот и шарахайся потом, как придурок, в темноте. Военная смекалка - натянуть презерватив на ручку фонарика. Изоляция! И через тонкую резинку можно на кнопочки нажимать, включать-выключать. Но надо много. Деликатная штучка цела до первой колючки, да и о бойцах надо позаботиться.

И тут у кассы начинается следующий диалог на немецком:

- Еще пятьдесят презервативов, битте.

Кассирша меняется в лице. Этому монстру мало в один присест ящика водки выдуть, ему после еще и полсотни презервативов потребуется! Но слова покупателя - закон.

- Выбирайте! - и на витрину у кассы пальцем тычет.

Наш вояка оглядел все это богатство, ухватил один и заявляет:

- Я сначала померяю! (по-немецки - пробирен).

Кассирша бьется в своей кассовой норе как рыба об лед:

- Нихт! Нихт пробирен!

Мы можем только догадываться, что бедная фрау в тот момент себе вообразила. А наш на своем стоит:

- Пробирен! - и бах кулаком по ленте у кассы. Затем извлекает из кармана здоровый фонарь, на четыре больших батарейки. Зажимает между ног эту штуку, которая по габаритам больше жеребцу подойдет, и с каменным выражением натягивает резинку. Сел как влитой!

- Гут! - оглядел получившуюся конструкцию покупатель.

Оставшиеся в магазине бюргеры вжались в стены, подозревая, что пробирен может коснуться и их. Но странная личность никого больше вниманием не удостоила, сгребла несколько коробочек, расплатилась и растворилась в дождливой ночи. Следом за ним остальные вояки с каменным выражением лиц расплатились за водку и упаковки проверенных презервативов. Вслед им светилась девственная чистота одной полки посреди набитой витрины с контрацептивами.

Об этой истории в городке потом пошли легенды, и некоторые молодые тевтоны пытались перекрыть рекорд. Но нет, не вышло! Никогда еще знамя Советской Армии не реяло столь высоко над Германией. Егоров и Кантария отдыхают. По итогам штаба - учения удались. Кстати, не все изделия пошли на фонарики.

Marafomec. А вот еще одна история.Старая, но смешная. Тоже Армия.Наша.


ДИЧЬ!!!


Оригинал взят у drblack_saint в ДИЧЬ!!!
ДИЧЬ!!!

С
лужба за границей всегда сложнее обычной службы хотя бы потому, что за тобой постоянно следят. Шаг вправо, шаг влево – и вот уже есть повод для международного скандала.
Несмотря на все воспитательные меры, предпринимаемые командованием, разнообразные инструкции, уставы и наставления, неожиданности все-таки иногда случаются, да еще такие, что хоть стой, хоть падай…

В последний день учений мой отец, тогда еще лейтенант, услышал жуткие крики. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять – товарищ генерал-лейтенант чем-то крайне недоволен.
Попадаться ему на глаза, когда он в таком состоянии, равносильно самоубийству – в лучшем случае такая встреча может закончиться растянутым сфинктером и звенящей пустотой в голове от ударных децибелов. Но узнать, что же именно случилось, было очень любопытно, да еще и полезно на будущее, и мой отец, умело маскируясь в складках местности, отправился на звук.
В радиусе 50-100 метров от генеральской палатки было пустынно, даже трава пригибалась к земле, что уж там говорить про разнообразную живность и прочий рядовой личный состав, которые просто пережидали грозу, забившись по норам, котельным, кухням, и прикидывались ветошью.
Рядом с палаткой стоял, понурив голову, старший лейтенант в танковом шлеме, и ковырял землю ножкой, всем своим видом говоря: - А я чо? Я же ничо!
Перед старлеем старательно сотрясал воздух генерал:
- Туда, куда Макар телят не гонял! На север! Спиной тереться о земную ось! Нет, сошлю в бункеры какие-нибудь! На подводную лодку, иллюминаторы протирать! Гальюны продувать силой легких! Танкист, мать твою!
Отец с интересом прислушивался к монологу и запоминал речевые обороты. Так… на будущее.

***

А произошло вот что:
У министра иностранных дел Чехословакии случился какой-то праздник. То ли юбилей какой, то ли знаменательный государственный день, это, по сути, не важно. Важно то, что он собрал в своей загородной резиденции глав посольств и консульств всяких разных европейских государств и устроил фуршет со всеми вытекающими последствиями.
Наверное, научившись у русских, после фуршета он организовал общий выезд на природу, чтобы не только весело, но еще и с пользой для здоровья провести день. В программу вечера входила так же и охота. Но не будут же солидные люди, обремененные возрастом, одышкой, алкоголем и пивными пузиками бегать в болотных сапогах по лесу с ружьями наперевес в поисках дичи? Разумеется, нет!
Все было продумано, включая и этот момент. При помощи чешских военных на ближайшем полигоне были установлены шатры, в шатрах носились взмыленные официанты с выпивкой и закуской, а на самом полигоне, лицом к лесу, были вырыты очень удобные такие, комфортабельные окопчики для охотников, для стрельбы из положения лежа и с колена. Там же уже были разложены хорошие охотничьи винтовки, и пока гости разогревались и набирались азарта перед охотой, егеря с собаками гнали в направлении этого полигона небольшое стадо оленей, голов этак на тридцать, сорок…

Старший лейтенант Макаренко, командир танковой роты, вместе со своей ротой возвращался со сданных на «отлично» стрельб в расположение части. Разбитая лесная дорога для танка не проблема, и Макаренко, высунувшись по пояс из люка, сам себе напоминал пирата, стоящего на мостике корабля - идущий по лесу танк плавно раскачивался, а взревывания двигателя у командира ассоциировались со штормом и рычанием соленого ветра. Иллюзия дополнялась еще и периодическими шлепками веток по морде, ну совсем как будто соленая морская вода, бросаемая ветром в лицо морскому волку!
Старший лейтенант был крайне доволен проведенным днем и своими бойцами, за отличную стрельбу ему теперь светила благодарность и может быть даже внеочередной отпуск! Самое время помечтать о поездке домой…
Но чу! Что это? Что за звуки?!
Макаренко резко вскинул руку, и каркнул в шлемофон:
- Колонна, стой!

Из леса слышался топот копыт. Макаренко повел носом. Среди деревьев мелькнула рогатая голова, потом еще одна и еще. ДИЧЬ! Старший лейтенант вдруг со всей отчетливостью и ясностью понял, чего именно не хватает ему в данный момент для счастья! И вовсе даже не отпуска, нет… Древние инстинкты проснулись у него при виде бегущей добычи. Макаренко затрепетал ноздрями, уже ощущая запахи жарящейся на вертеле оленины…
Оленье стадо, перепрыгивая через придорожные кусты, пронеслось прямо перед головным танком, аппетитно помахивая своими вырезками, шейками и филейными частями.
«Без гарнира! Как древние! На костре пожарить без соли и перца, и сожрать, отрывая куски зубами, захлебываясь слюной от жадности. Главное, глаза придерживать», подумал Макаренко, и проводил голодным взглядом последнего оленя, скрывающегося в лесу.
- Колонна! Делай как я! – алчным голосом приказал Макаренко и постучал ладонью по башке механику-водителю, - Разворачивайся налево.
Танк, качнувшись и снеся стволом орудия березку, развернулся поперек дороги, вслед оленям. Все остальные поступили так же.
- Широкой цепью, обходя стадо с флангов, вперед! – срывающимся голосом крикнул командир, одновременно сдергивая с башенного пулемета чехол…

Десять боевых машин, рыкнув двигателями, выпустили черные дизельные облака и рванули в лес. За стадом. Позади них оставались десять свеженьких просек. Лай собак и крики егерей старший лейтенант Макаренко уже не услышал, ему было не до того…

***

Посольские работники крупнейших держав Европы, таких как Германия, Франция, Италия, Испания, Великобритания, хорошо подогретые алкоголем, довольные и распаренные, устраивали свои бренные тела в окопчиках, на одеялах маскировочного зеленого цвета. Возле каждого стрелка стоял помощник, готовый подержать оружие, протереть пот на лысине, или оптику от перегара, да и просто готовый проконсультировать, в какую же сторону стрелять.
Сначала по рациям егеря передали, что стадо выйдет на поле с минуты на минуту, потом эфир заполнили какие-то непонятные крики, но было уже поздно – кусты на краю поля, в двухстах метрах от позиций, раздвинулись и перед охотниками появились олени. Началась кое-какая нетерпеливая стрельба, а потом случился кошмар, Армагеддон и тихий ужас.

Лес зарычал, заревел, затрясся и упал, обрушивая деревья, на поляну буквально вылетели десять танков, они шли полукольцом, зажимая оленей с флангов, а руководил всем этим какой-то безумный русский, с пеной у рта перекрикивающий двигатели машин – он совсем забыл про шлемофон.
- ОГОНЬ!!! – закричал Макаренко, и нажал на спусковой крючок пулемета… Само собой ни шатры ни окопы впереди он не видел. Его взор застилала ДИЧЬ!

Первыми поняли всю сложность даже не более трезвые помощники охотников, успевшие уже попрыгать в окопы к своим подопечным и закрыть головы руками, а посол ФРГ в Чехословакии… Он знал, что такое русская танковая атака. Еще с войны он очень хорошо запомнил, как это выглядит и чем может закончиться, потому, едва услышав знакомый до дрожи в коленках рев двигателей советской бронетехники, он, не смотря на приличный возраст и вес, прижимая пузо к земле, пятясь будто рак, за считанные минуты преодолел по-пластунски расстояние от окопов до леса, там спрятался в овраг и замер. Искали его потом пару часов точно, но нашли спокойным, хотя и бледным, сразу видно – воевал человек.
Министр иностранных дел просто и банально шлепнулся в обморок и закатился в какую-то канавку, потому основное веселье пропустил. Посол Великобритании, с присущим всем англичанам хладнокровием завернулся в зеленое одеяло, на котором лежал, и притворился мумией, сливаясь с ландшафтом.
Пухлый посол Италии безостановочно ругался на всех доступных ему языках не только время этого экшена но еще и пару дней после этого.
Испанец просто обнимал винтовку и молился…

А танковая рота, расстреляв всех оленей, наконец, остановилась. Из машин повылазили мусульмане водители, и принялись забрасывать туши на броню. Во время всей этой операции, робко выглядывающие из окопов охотники гадали, что же это было, но голоса не подавали. И верно, зачем палиться? Вон у них, мусульман этих еще ножи есть…

***

- КАК?! Как ты, бля, до этого додумался, охотник??! Это же международный скандал! – вопил генерал, Макаренко же благоразумно молчал, глядя себе под ноги. – Я… я даже не знаю. Ты можешь себе представить заголовки завтрашних газет? Большим, жирным шрифтом там будет написано «РУССКИЕ НАЧИНАЮТ НОВУЮ ВОЙНУ СО ВСЕЙ ЕВРОПОЙ», да? «МАССОВЫЕ РАССТРЕЛЫ ПОСОЛЬСКИХ РАБОТНИКОВ», точно? «ОТЧЕГО ЗАИКАЕТСЯ ПОСОЛ ФРГ В ЧЕХОСЛОВАКИИ»!?
- Сам тебя убью! Лично! Задушу портянками! Еще, слава богу, без жертв обошлось!! Сказочное везение!

Пока генерал разорялся, на горизонте объявился связист. У него явно было какое-то безотлагательное дело, но он боялся подойти. Даже шел на полусогнутых, чтобы в случае опасности сдрыстнуть в сторону.
- Т-т-тов… т-товарищ генерал! – пискнул, наконец, связист.
- ЧТООО! – обернулся генерал.
- В-в-вас к телефону… Это срочно…

Покачавшись с носка на пятку, генерал все-таки сдулся, изменил цвет лица с багрового на простой красный и отправился в штабную палатку. Буквально через минуту он вышел из нее, и вид имел при этом какой-то умиротворенный и крайне задумчивый.
- Слушай, Макаренко, а где дичь?
- Что?
- Дичь, спрашиваю, где?
- Так это… на кухню отнесли. Сейчас разделывают туши.
- Бери грузовик. Бери эту самую дичь, и езжай по этому вот адресу. Дичь там отдашь, и будем считать, что дело закрыто. Я тебя, конечно, накажу. Но скандала международного масштаба не будет.
Старший лейтенант, которого только что драли звуковой волной, округлил глаза:
- А почему, товарищ генерал?
- Сейчас звонили из министерства иностранных дел. Послы в том же составе, что и вчера, продолжают праздник на даче министра… Нервы успокаивают. Говорят, что хотелось бы попробовать жестоко убиенной тобой оленины. Еще говорят, что такого аттракциона нигде не видели, а так же просили молчать об инциденте… Особенно послы ФРГ и Великобритании.

***

Сдавая оленину, Макаренко каждую тушу провожал со слезами на глазах… Но ведь охота удалась? Не так ли?

drblack

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments