марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

"Враги сожгли родную хату", или "Прасковья" - судьба одной песни и ее место...

https://gala-gala15.livejournal.com/2017/11/26/

на фото: Ветеран войны Михаил Грецов у пепелища своего дома.

Сейчас все пишут свои варианты речи для Бундестага, альтернативные мальчиковой, иногда выходит очень смачно, порой смешно до колик, у кого-то возмущенно, а вот мне хочется просто понять - что же сделало нас такими отличными от кольсуренгоя?
Почему то, что для него пустое, для нас - свято?
Никогда не задумывались? Дед-то у него тоже воевал, со слов знакомых, в БП он участвовал, ну, казалось бы, нормальное патриотическое воспитание по-российски, последние 25 лет.
Но ведь контраст разительный - отчего же?

С образованием все ясно, с учебниками истории, где на долю Великой Отечественной приходится пятая часть информации от Второй Мировой, где на Сталинградскую битву выделено всего пара абзацев, где ЕГЭ превращает экзамен в угадайку.
Про кинематограф с его, хорошо если Сталинградами и Цитаделями, а то и Сволочами, формирует искаженное представление о войне и наших воинах, где вместо новых фильмов вроде В бой идут одни старики и Хроника пикирующего бомбардировщика, юношество пичкают бесконечными попаданцами в фэнтези на военную тему.

Но это прямое лобовое воздействие, переформатирование сознания, которое может быть нейтрализовано разборами полетов, разговорами на тему, объяснениями и рассказами семейных историй, опровергающими навязываемые клише.
Есть ведь еще и непрямое воздействие, всей атмосферой информационного пространства, массивами фоновой информации, воспринимаемой как белый шум, но оказывающей влияние неосознаваемое, нерефлексируемое, но всплывающее вдруг отдельными яркими вспышками, ударными аккордами-гештальтами.

Ранние детские впечатления в формировании личности невозможно переоценить, они определяют многое, если не все, задают направленность, почти не поддающуюся корректировке впоследствии.
Я попробовала выщепить такое впечатление и нашла его неожиданно легко, для меня это оказалась одна военная песня, ставшая эмоциональным камертоном отношения к той войне.
Все школьные уроки, фильмы, книги, рассказы ветеранов были уже потом, а это первая яркая эмоция, заложившая основы.
Песню была услышана по радио и более сильного чувства сопереживания не испытывалось никогда впоследствии, даже при просмотре исключительно мощных по эмоциональному воздействию фильмов типа Баллада о солдате (Иди и смотри стоит особняком).

Это была преамбула, дальше я не стану говорить о деталях, просто приведу широко известные факты об этом произведении, а вы сами оцените - как именно они отпечатываются в детском сознании...



ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПЕСНИ. ВРАГИ СОЖГЛИ РОДНУЮ ХАТУ.

1. Враги сожгли родную хату
Сгубили всю его семью
Куда ж теперь идти солдату
Кому нести печаль свою
Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок

2. Стоит солдат и словно комья
Застряли в горле у него
Сказал солдат
Встречай Прасковья
Героя мужа своего
Готовь для гостя угощенье
Накрой в избе широкий стол
Свой день свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел

3. Никто солдату не ответил
Никто его не повстречал
И только теплый летний вечер
Траву могильную качал
Вздохнул солдат ремень поправил
Раскрыл мешок походный свой
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой

4. Не осуждай меня Прасковья
Что я пришел к тебе такой
Хотел я выпить за здоровье
А должен пить за упокой
Сойдутся вновь друзья подружки
Но не сойтись вовеки нам
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам

5. Он пил солдат слуга народа
И с болью в сердце говорил
Я шел к тебе четыре года
Я три державы покорил
Хмелел солдат слеза катилась
Слеза несбывшихся надежд
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт
Медаль за город Будапешт

У этой песни не простая судьба. Написанная вскоре после окончания войны, она, прозвучав всего один раз по радио, затем не исполнялась около… пятнадцати лет.

…Как-то композитор Матвей Блантер встретил Александра Твардовского.
- Идите к Мише (так любовно называли поэты Михаила Васильевича Исаковского, хотя многие из них были моложе его). Он написал замечательные стихи для песни.
История одной песни. Враги сожгли родную хату.М.И.Блантер

Героя Социалистического Труда, народного артиста СССР М.И. Блантера и Героя Социалистического Труда М.В. Исаковского связывала долголетняя творческая дружба, они написали вместе немало хороших песен. Вот тут можно почитать о них:

Композитор Блантер и поэт Исаковский

Но на этот раз Исаковский стал всячески отнекиваться, говорил, что стихи не песенные, слишком длинные, чересчур подробны и т.д. Однако Блантер настаивал.

- Дайте мне посмотреть эти стихи. Исаковский был несказанно поражен, когда через некоторое время узнал, что Блантер сочинил музыку.

Но, как мы уже сказали, песня долгие годы не звучала ни в эфире, ни на концертной эстраде. В чем же дело?

Вот что рассказывал об этом М. Исаковский:
История одной песни. Враги сожгли родную хату.М.В. Исаковский

«Редакторы – литературные и музыкальные – не имели оснований обвинить меня в чем-либо. Но многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни. Был один даже – прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Нет, мы не можем». Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио “не можем”».

Если песня этого творческого тандема «В лесу прифронтовом» была руководством страны оценена сразу, то судьба стихотворения «Враги сожгли родную хату…» («Прасковья»), написанного в 1945 г., впервые опубликованного в №7 журнала «Знамя» в 1946 г., сложилась весьма непросто. В нем усмотрели «ненужный пессимизм». А песню, прозвучавшую на радио в исполнении В. Нечаева, в эфир больше не пустили.

Так продолжалось до 1960 года. Для участия в представлении Московского Мюзик-холла «Когда зажигаются огни» был приглашен популярный артист кино и исполнитель советских песен Марк Бернес. Многочисленные зрители, заполнившие Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, где состоялась премьера представления, всем ходом эстрадного спектакля были настроены на веселое, развлекательное зрелище. Под стать этому зрелищу были и песни. Но вот на сцену вышел Бернес. Он подошел к микрофону и запел:

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?..

Поначалу в зале возникло недоумение, но потом установилась абсолютная тишина. А когда певец закончил, раздался гром аплодисментов. Успех превзошел все ожидания!

С этого дня началась, по существу, жизнь этой замечательной песни. «Прасковья» (как иногда ее называют) получила широкое признание, особенно у бывших фронтовиков. Многие из них восприняли ее как рассказ о своей нелегкой судьбе.
История одной песни. Враги сожгли родную хату.Вот несколько отрывков из их писем, которые получал певец:

«Сегодня я слушал по радио не впервые в Вашем исполнении песню, которая для меня – моя биография. Да, я так приехал! “Я три державы покорил!”. Вот на столе лежат медали и ордена. И среди них – медаль за город Будапешт. И наградой мне будет, если Вы пришлете мне текст песни, которая кончается словами: “И на груди его светилась медаль за город Будапешт”».

«Услышал я в Вашем исполнении песню, как возвратился солдат с фронта, а у него никаких близких не оказалось, - так было и у меня. Мне так же пришлось со слезами на глазах выпить чарку вина в яме разбитой землянки, где погибла в бомбежку моя мама».

«Напишите мне, пожалуйста, слова песни. Я Вас век помнить буду и поминать добрым словом. Начинается она так: “спалили хату на деревне…” В общем, пришел солдат, а дома всех уничтожи-ли. Я уже, дорогой товарищ, не молод, но песню твою забыть не могу».

А вот что написал Марку Бернесу Михаил Васильевич Исаковский:
«Я уже давно собирался написать Вам, но, как видите, собрался только сейчас.

Дело в том, что еще в дни, когда у нас отмечалось двадцатилетие Победы над фашистской Германией, я слышал в Вашем исполнении песню Матвея Блантера, написанную на мои слова, - “Враги сожгли родную хату“.

Исполняли Вы великолепно – с большим талантом, с большим вкусом, с глубоким проникновением в саму суть произведения. Вы просто потрясли миллионы телезрителей, заставили их пережить все то, о чем говорится в спетой Вами песне…

И мне хотелось бы выразить Вам самую искреннюю свою благодарность за отличное исполнение песни, за понимание ее, за очень правильную трактовку содержания, за то, что Вы донесли смысл песни до каждого слушателя…»

Этот рассказ о песне хочется закончить словами Александра Твардовского:
«Удивительно послевоенное стихотворение Исаковского, ставшее широко известной песней “Враги сожгли родную хату”, сочетанием в нем традиционно-песенных, даже стилизованных приемов с остросовременным трагическим содержанием. С какой немногословной и опять-таки негромогласной силой передана здесь в образе горького солдатского горя великая мера страданий и жертв народа-победителя в его правой войне против вражеского нашествия.

И каким знаком исторического времени и невиданных подвигов народа – освободителя народов от фашистского ига – отмечена эта бесконечная тризна на могиле жены:

История одной песни. Враги сожгли родную хату.

Он пил – солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт».

Приведём фрагмент из статьи Евгения Евтушенко о М. Исаковском из его (Е.Евтушенко) антологии:

«И, наконец, в сорок пятом году Исаковский написал свое самое пронзительное стихотворение «Враги сожгли родную хату…», воплотившее всё то, что чувствовали десятки, а может, и сотни тысяч солдат – освободителей Европы, да вот не освободителей самих себя. Стоило всего лишь один раз прозвучать по радио этой песне под названием «Прасковья», как она была со скандалом запрещена для дальнейшего исполнения, хотя люди писали на радио тысячи писем с просьбой ее повторить. Однако «вино с печалью пополам» пришлось не по вкусу обессердечившимся от усердия цековским и пуровским проповедникам оптимизма. Запрет длился полтора десятилетия, пока в 1960 году Марк Бернес не отважился исполнить «Прасковью» во Дворце спорта в Лужниках. Прежде чем запеть, он глуховатым голосом прочел, как прозу, вступление: «Враги сожгли родную хату. Сгубили всю его семью». Четырнадцатитысячный зал встал после этих двух строк и стоя дослушал песню до конца. Ее запрещали еще не раз, ссылаясь на якобы возмущенное мнение ветеранов. Но в 1965 году герой Сталинграда маршал В.И. Чуйков попросил Бернеса ее исполнить на «Голубом огоньке», прикрыв песню своим прославленным именем.

Песня не сделалась массовой, да и не могла ею стать, но в драгоценном исполнении Бернеса, которого критики ядовито называли «безголосым шептуном», стала народным лирическим реквиемом.

Более 20 песен – как ни с кем другим – Блантер написал на стихи Исаковского. «Удивительно легко было писать на стихи Исаковского, – вспоминал он. – На самые, казалось бы, сложные. И творчески мы сразу понимали друг друга. Вот один из примеров. Встречаю я возле нашего дома, на улице Горького (мы жили с Исаковским тогда всего лишь на разных этажах) Александра Трифоновича Твардовского. Он говорит взволнованно: «Идите скорее к Мише, он написал замечательные стихи. Убежден, что если вы возьметесь, получится песня, что надо...» Поднялся я к Исаковскому, и он мне прочитал... «Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью. Куда ж теперь идти солдату, кому нести печаль свою...» и т. д. А потом как бы даже извинился: «Очевидно, Саша ничего в этом деле не понимает. Здесь слов – целая простыня. В какую же песню все это влезет?» Однако через час, уже у меня дома Исаковский слушал нашу песню».

Невозможно отделить первооснову песни, поэтический текст этого шедевра русской поэзии ХХ в. – «Враги сожгли родную хату…», от музыки М. Блантера. В восприятии песня неотделима и от голоса Марка Бернеса. Именно Бернес фактически прервал традицию игнорирования этой песни. В 1960 г. на представлении Московского мюзик-холла «Когда зажигаются звезды» артист исполнил ее перед многочисленными зрителями, заполнившими Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, настроенными на развлекательное зрелище. После первых же строк в зале установилась абсолютная тишина, закончившаяся затем непрекращающейся овацией.

http://zhiznteatr.mirtesen.ru/blog/43969205539/Istoriya-odnoy-pesni.-Vragi-sozhgli-rodnuyu-hatu.
---
Вот еще один вариант песни, уже в современном исполнении -


А вот как преподносилась эта история в либеральном исполнении -

История, событие: 1946 год
Запрещена песня «Враги сожгли родную хату» Михаила Исаковского.
Лишь однажды прозвучав в эфире , названа «рассадником страдания» и 20 лет не будет исполняться самая пронзительная песня о войне.


Поэт Михаил Исаковский, автор множества любимых песен страны, эту горькую балладу для эстрады не предназначал. Стихотворение без названия с первой сrрочкой «Враги сожгли родную хату … » было напечатано в журнале «Знамя». Солдат вернулся с войны, а на месте дома — пепелище, и на могиле своей жены Прасковьи победитель пьет «вино с печалью пополам ». Постоянный соавтор Исаковского композитор Матвей
Блантер убедил поэта, что эти стихи тоже ложатся на музыку, и под названием «Прасковья» новую песню записал для всесоюзного радио Владимир Нечаев (см. 1947). Первый эфир не просто окажется на годы единственным — лет 15 песня будет критиковаться в печати.

«Поэт сгустил краски до предела» — приговор «ситуации , которая не может быть названа типической» .

Враги сожгли родную хату.
Сгубили всю его семью.
Куда теперь пойти Солдату?
Кому нести печаль свою?

«Это горе поэтом не преодолено, а усилено сочувствием » ,- упреждают рецензенты. Что значит «куда пойти?»- мол, пошел бы в пар организацию колхоза, ему бы помогли. Настроение Исаковского выбивается из общего хора, ведь остальные «песни и частушки о победоносном завершении Отечественной войны проникнуты: бодрым, радостным настроением ». Развязка стихотворения тоже не устраивает.

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд.
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.

«Победный свет» награды «Не пробивает тяжелую толщу солдатской беды » , -заключают критики. Медаль «За взятие Будапешта» еще напоминает о трети миллиона красноармейцев, погибших при штурме города- число потерь тогда не сообщали. Но после тамошнего антисоветского восстания венгерскую столицу предпочли лишний раз не упоминать уже по этой причине. Что имперские захваты не принесли счастья солдату, который «три державы покорил», не подразумевал в финальной строчке и сам поэт — этот смысл увидят гораздо позднее.

https://www.fotovarka.ru/istoriya-sobytie-1946-god-zapreshhena-pesnya-vragi-sozhgli-rodnuyu-xatu/
---
Тут акценты очевидны, о трагедии русского, советского солдата ни слова, зато камлания о цензуре, огромных потерях, антисоветском восстании и "три державы покорил" - значит оккупантом был советский солдат, не освободителем...
[смотреть]
Еще одно видео, где песня в исполнении не Бернеса, а Пуговкина, не величественно патетическая, а очень камерная, от лица героя, а не наблюдателя...


Ну и, история, неожиданно стыкующаяся с сюжетом песни, о русской женщине, по имени Прасковья...
"Российская газета" - Федеральный выпуск №3735
01.04.2005, 02:00
Сход жителей села Семилуки обратился к Воронежской и Борисоглебской епархии и Священному синоду Русской православной церкви с ходатайством о канонизации (причислению к лику святых) Прасковьи Щеголевой, принявшей в годы войны мученическую смерть от немецких оккупантов.
15 сентября 1942 года Прасковья Щеголева, 35-летняя местная крестьянка, вместе со своей матерью и детьми стала свидетелем падения на их огород сбитого советского самолета. Преодолев страх, она бросилась к горящей машине, помогла раненому летчику покинуть кабину, а потом и нашла ему место схорониться от немцев. Окружившие их дом оккупанты под страхом смерти потребовали выдать летчика. Натолкнувшись на твердый отказ, они избивали женщину прикладом, травили овчаркой, а потом на глазах Прасковьи убили ее мать и пятерых детей. Казнили и саму Прасковью Ивановну. О зверствах фашистов рассказал единственный спасшийся из семьи сын Александр (муж и отец Степан Егорович погиб на фронте).
Расследованием обстоятельств жертвенного подвига русской крестьянки занимался после войны подполковник КГБ в отставке Виктор Мартыненко. Ему удалось установить имя спасенного летчика - старшего лейтенанта Михаила Мальцева и даже отыскать его в Башкирии. Впоследствии Михаил Тихонович неоднократно бывал в Семилуках.

Трудно сказать, получит ли должное завершение инициатива земляков Прасковьи Щеголевой. Независимо от этого ее имя навсегда останется в благодарной памяти.
http://fotoproekt22.ucoz.ru/publ/quot_stranicy_nashej_istorii_quot/stati/iz_lichnykh_vospominanij_po_povodu_stikhotvorenija_isakovskogo_quot_vragi_sozhgli_rodnuju_khatu_quot/2-1-
---
К чему я это? А к тому, что мозаика личных впечатлений складывается постепенно, не сразу, не на уроках патриотического воспитания в школе, как мы все слышали, они ведь якобы были и в одиозной новоуренгойской гимназии, да вот только эффекта не дали.
Что предсказуемо, такие уроки должны вплетаться в общую ткань уважения и почитания поколения, прошедшего через войну, отождествления себя с героями произведений, о ней рассказывающих и тут нужна эмоциональная доминанта, настраивающая изначально на определенный лад.

Причем эта доминанта должна возникать естественным путем из случайно услышанной песни, передачи, увиденной картины или фотографии, где какое-то из ряда впечатлений окажется самым ярким, ляжет на душу, запомнится и предопределит восприятие дальнейших в нужном ключе...
К крайне тяжелому и жесткому фильму Иди и смотри - человек должен подходить уже подготовленным, как и происходило когда-то, сейчас же ребенок просто не станет его смотреть, чтобы "не грузиться, не париться, не заморачиваться".

А иначе. Иначе дети отдаются на заклание случайной, допустим, учительнице-бандеровке, становясь податливой глиной в ее руках, а если еще и семья вносит свою лепту - велика вероятность получения, пусть не такого законченного типа предателя, как недавний герой, но человека крайне неустойчивого в своих убеждениях...
Никакая песня, даже самая пронзительная, естественно, не способна воспитать человека, но если песни, книги, картины, передачи создают определенный фон постоянно, их пафос усваивается исподволь, подспудно, становится естественным как дыхание - и тогда можно рассчитывать, что перспективная поездка не будет рассматриваться как вожделенная и оправдывающая маленькое предательство с большими последствиями...

В заключение еще одна версия великой песни -

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments