марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Почему трудовой граф Витте нам враг, а фестивальный Столыпин – патриот?

29.11.2017/https://publizist.ru/blogs/6/21642/


Александр Росляков.

Почему большинство текущих патриотов люто ненавидит громкого деятеля николаевской эпохи Витте – и свято почитает его современника и антипода Столыпина?
По мне, ответ прост: потому что министр транспорта и финансов Сергей Юльевич Витте был, как в народе говорят, человеком трудовым, а премьер Петр Аркадьевич Столыпин – фестивальным.

И отношение к обоим Путина, которому в рот смотрит то же большинство – тут уже во-вторых. Точнее, его отношение к ним – обусловлено именно той же, названной выше разницей.

Список фантастически успешных дел, которыми Витте принес нашей стране огромную, растянутую на 100 лет вперед пользу – такой, что дух захватывает.

Он за 10 лет, к 1903 году возвел 7 тысяч километров Транссиба, без которого нашей страны сегодня просто не было б. Если бы в Гражданскую не оттяпали отрезанную от центра Сибирь американцы, японцы и корейцы, то в Великую Отечественную мы не смогли бы перенести промышленность за Урал, без чего не победил б. А шансов осуществить эту самую великую в мире тех времен стройку после спада промышленного бума в России в 1905 году – уже не полвека вперед не было.

Витте построил 100 «винных замков» и ввел монополию на водку, чем удвоил в начале 20 века российский бюджет. Часть этих фундаментальных сооружений цела до сих пор – и в Брянске, например, такой «винный замок» составляет центр городского архитектурного ансамбля.

В 1905 году Витте заключил в США уникальный портсмутский договор по итогам нашего поражения от Японии, который не только спас наше лицо, но и поссорил насмерть Штаты с Японией – что спасло нас от войны на два фронта в 1941-м…

За все это самый бесплодный государь Николай Второй в 1505-м навсегда уволил от дел великого дельца России – не вынеся светского ропота: «Витте стал у нас царем, а царь при нем – никто».

Не повезло памяти Витте, умершего в 1915 году, и после революции. Ведь и Ленин ненавидел его люто – именно за успехи этого убежденного монархиста, которого считал последней опорой самодержавия.

Еще хуже отнеслась к Витте постсоветская Россия, которой вроде Ленин уже не указ. Не меньше списка славных дел этого строителя – список прегрешений, вмененных ему дико необразованными, нахватавшимися каких-то дурных вершков современниками.

Де этот жук с «не той фамилией» был западным наймитом, слугой Ротшильдов и еврейских капиталов, натащил в Россию западных концессий, споил ее и подвел своей денежной реформой под дефолт.

Этот нынешний «угар патриотизма» не имеет под собой ровно никакой фактуры – но ведь за фактами сейчас не принято охотиться, принято брать на малограмотное горло… Каким Ротшильдам нужен был Транссиб, ставший главным делом жизни Витте? Чем плохи были те концессии, которые, естественно, качали прибыль из России, но взамен закачивали в нее рельсы, шпалы, паровозы – то, с помощью чего мы потом победоносно воевали с целым миром?

Про устроенный Витте дефолт – просто брехня, как и про то, что он злостно залил Россию своей монопольной водкой. Водкой Россия была залита и так, но Витте взамен шинкарской самогонки, приносившей прибыль одним шинкарям, ввел твердый стандарт качества. И поимел с пагубной людской страсти невиданный ранее бюджет на развитие промышленности, медицины, народного образования и так далее…

Но все эти поклепы на одного из первейших в нашей истории творцов, конечно, взялись не просто так, не по одной ошибке нашего негодного образования.

Мотивы проясняет одолевшая наш нынешний режим любовь к антиподу этого трудяги – фразеру Столыпину, которого возненавидел в итоге за его негодное фразерство сам поставивший его «на хозяйство» Николай.

«Наш человек»! – орут про него те, кто перековал свои мечи на эти крикливые орала. Наобещал стране великую аграрную реформу и усмирение всех недовольных – и если б ему дали 20 лет покоя, уж сделал бы конфетку из России!

Ключевое слово тут – эта частица «бы».

Вообразите себе высокий памятник Витте где-нибудь на площади Трех вокзалов, откуда уходит поезд на Владивосток по ветке, вдоль которой до сих пор стоят как влитые вокзалы виттевской постройки. И на цоколе – тот выше приведенный лишь пунктиром список его славных дел. Уютно ли текущим патриотам, государственным деятелям, самому президенту будет рядом с плодовитым сановником, немо укоряющим их через столетие в их бесплодии?

Зато на фоне лозунгового Столыпина, ценимого не за великие дела, но за великие намерения, сниматься всему этому семейству – лучше не придумаешь!

Он говорил: «Нам нужны не великие потрясения, а великая Россия!» – и они то же говорят. Он требовал от истории 20 лет покоя – и они того же от нее требуют. Он ничего путного не дал стране, только вколол в нее его карательным, несозидательным путем раскол, приведший потом к революции – и они идут, приплясывая, тем же путем.

И весь наш нынешний патриотизм опочил на этом бесплодном «если бы» – что при пышных фразах позволяет пальцем о палец не ударить, ссылаясь на мистическую прохановскую бездну, которая нам «не дала».

А сиятельный граф Витте, скакавший с приема во дворце на сходку жуликов в темной еврейской лавочке – смог не только насквозь понять, но и оседлать всю эту бездну. Без чего, кончено, построить эти 7 тысяч километров через непроходимую сибирскую тайгу ему не удалось бы никогда.
Tags: Витте
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments