марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

От щедрот. Доколе Москва продолжит кредитовать иностранные государства, а затем прощать им долги?

10.12.2017/https://versia.ru/dokole-moskva-prodolzhit-kreditovat-inostrannye-gosudarstva-a-zatem-proshhat-im-dolgi

Долги Ираку списаны государственные, а прибыль получает частная компания из России.

За последние 17 лет Россия списала долгов иностранным государствам на 140 млрд долларов – баснословные деньжищи! И не только полунищим Никарагуа и Лаосу, с которых и взять-то нечего, но и зажиточным Анголе с Монголией, чья экономика развивается в несколько раз быстрее, чем наша.

Чудно, что прощать долги нас вынуждают те же иностранные финансово-политические структуры, которые в своё время обдирали нас как липку по долговым обязательствам СССР и даже Российской империи, не простив нам ни цента. И мало того, что мы всем прощаем, – мы продолжаем давать в долг! Чем объяснить этот «аттракцион неслыханной щедрости» и кто швыряется нашими деньгами? «Мы им – «газики», они нам – тазики». Если вы полагаете, что эта нехитрая схема далёкой сталинской эпохи, на которой базировалась наша тогдашняя дружба с китайцами, списана на свалку истории, то спешим вас уведомить – это не так. Этим летом российские издания сообщили – со ссылкой на главу Рособоронэкспорта Александра Михеева, – что Россия выделит кредит Индонезии на покупку 10 истребителей Су-35. Стоимость одного такого самолёта для российских ВВС составляет порядка 2 млрд рублей, а значит, наш кредит Джакарте – никак не меньше 20 миллиардов. Солидные деньги. Индонезийцы вознамерились заменить нашими «сушками» американские «фридом файтеры», а для нас дело чести «умыть» янки – так что за ценой мы не постоим! И вот контракт согласован, это подтвердил глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев, но при этом ни он, ни Михеев не проронили ни слова о том, как наши партнёры собираются возвращать нам должок. А это, как выясняется, не праздный вопрос. Индонезийцы – устами министра торговли Энггартиасто Лукита – предложили нам взамен… пальмовое масло! И думаете, мы отказались? Одна морока – получить бы теперь это масло сполна, чтобы не пришлось в очередной раз прощать долги.

Одолжить, чтоб украсть?

Получается такой «бизнес по-русски»: Москва выделяет Джакарте кредит на миллиард долларов на покупку нашей же военной техники (эту сумму озвучил эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко «Ведомостям» – при отсутствии официальных данных). Затем поставляет в Индонезию то ли 10, то ли 12 «сушек» (данные разнятся). А взамен нам отдают пальмовое масло. Нормально! Если, как уверяют экономисты Минфина, это масло так легко впоследствии продать на бирже, то почему бы индонезийцам не сделать это самим и не отдать нам деньгами? А то как-то странно: мы им – кредиты, затем – истребители, а они нам взамен – некий продукт, сомнительный с точки зрения потребительской ценности? Но миллиардный заём Индонезии – это сущая ерунда в сравнении с 11-миллиардным кредитом Бангладеш. Дакка теперь «может стать новым крупным покупателем российского оружия в кредит», сообщили «Ведомости», но в правительстве разъяснили, что 11 млрд долларов выделены вовсе не на переоснащение бенгальских ВВС (на это мы им уже одолжили 1,5 млрд долларов ещё четыре года назад), а на строительство атомной электростанции. Этот кредит будет выделяться по частям, траншами, последний из которых поступит в 2024 году. А погашать долг Бангладеш начнёт не сразу же (как, к примеру, международные кредиторы заставляют это делать Украину), а начиная с 2027 года и по 2047 год включительно. Ничего себе рассрочка! Да и процент по кредиту божеский – от 1,75 до 4%, не сравнить с ипотекой для россиян. Но даже при таких условиях большинство экспертов считают этот кредит безнадёжным, ведь Бангладеш – одно из беднейших государств мира. На что же мы в таком случае рассчитываем?
В Иране мы тоже строим электростанцию, только не атомную, а тепловую. И ещё электрифицируем там железные дороги. На эти цели правительство России выделило 2,2 млрд евро в виде «экспортного кредита» – это такой заём, который дают не ради быстрой выгоды, а ради налаживания добрых отношений и неких будущих «плюшек». Какая там выгода, если кредиты даются под 2,8% годовых! Однако, как предостерегают экономисты, предоставление такого кредита связано с очень большим риском – деньги скорее не вернут, чем наоборот. Даже государственные гарантии в таких случаях не панацея. Так есть ли смысл рисковать? И кто убедил правительство выдать такой кредит – случайно не вице-премьер Аркадий Дворкович? И с кого будет спрос? Не так давно наша страна кредитовала Египет на 25 млрд долларов – те решили построить АЭС. Срок выплаты долга – 22 года. А кто-нибудь в правительстве вспомнил, как в 1976 году советских военных вынудили уйти из Египта, на содержание (в том числе и на вооружение) которого СССР тратил сотни миллионов долларов в год – в тех, намного более «дорогих» деньгах? Не стало президента Насера, и его сменщик Анвар Садат поверил посулам Генри Киссинджера: «Уберите из Египта русских, и США будут выплачивать вам по 3 млрд в год на укрепление экономики и обороны!» Нам так и не вернули ни копейки из того 2-миллиардного долга – сегодня его сумма составила бы порядка 60 миллиардов! Даже спасибо нам не сказали, не извинились. Кто же пролоббировал выделение 25 млрд кредита египтянам в 2015 году – не тогдашний ли глава «Росатома» Сергей Кириенко? А больше вроде и некому. А знаете, как МВФ кредитовал Каир всего тремя годами ранее? Заём в 4,8 млрд долларов выдали сроком на 22 месяца, а не на 22 года, как мы (первая выплата запланирована на октябрь 2029 года!). Да ещё под 12% годовых, а не под 2 с небольшим, как мы.

Игорь КОРОТЧЕНКО, член Общественного совета при Минобороны России: – Откровенно не понимаю, зачем мы списываем долги. Мы же таким образом залезаем в карман каждого россиянина – без его на то согласия. Причём прощаем мы и богатым и бедным. Не можешь валютой отдать, я считаю, отдай натурой – фруктами, овощами. Можешь военную базу нам отписать на 100 лет. Нам нельзя прощать просто так, не надо быть добренькими. Надо быть добрым к собственному народу. Вместо того чтобы списывать долги африканцам, давайте спишем их нашим ипотечным заёмщикам. Или тем, кто попал в банковскую кабалу. Некоторые считают, что это социальное иждивенчество. Но объём долгов россиян, которые находятся на взыскании по исполнительным производствам, в первом полугодии 2017 года достиг уже 7,6 трлн рублей. Надо прощать – а не прощают.

Денег нет, но мы поищем

Примечательно, что ни о сроках возврата долгов, ни о процентных ставках правительство и Минфин широкие массы в известность не ставят – к чему почём зря трепать нервы россиянам? Месяцами депутат Госдумы Владимир Поздняков бомбардирует министров запросами, пытаясь дознаться, кто конкретно инициировал предоставление того или иного кредита. И тщетно! Одни отписки и никакой конкретики. «Как видим, у России есть деньги на то, чтобы давать баснословные кредиты зарубежным странам, многие из которых никогда не будут возвращены, – негодует народный избранник. – Мы легко кредитуем страны, в которых запросто может измениться политическая ситуация, – на это у нас деньги есть. Нет денег только для собственных граждан». Между тем опытные экономисты, в том числе и высокопоставленные сотрудники Минфина, пытаются образумить правительство. «В современных условиях, с учётом трудностей с бюджетом, предоставление Россией кредитов другим странам сопряжено с повышенными рисками, – увещевает коллег замминистра финансов Сергей Сторчак. – Принятие новых обязательств по предоставлению кредитов иностранным заёмщикам сопряжено с повышенными рисками исполнения этих обязательств в будущем». Говорят, именно с подачи Сторчака правительство пересмотрело сумму кредита, на которой настаивал Тегеран, – и в итоге уменьшило её вдвое. А сегодня Сторчак настаивает: изыскивать средства под новые кредиты нам уже просто неоткуда. Правительство, правда, всё ещё продолжает их выдавать.
В середине нулевых Россия неожиданно списала Алжиру 4,7 млрд долларов долга по советским займам. За 10 лет до этого руководство республики упросило Москву принять остатки задолженности не деньгами, а товарами – нет, мол, у нас денег. Нам, конечно, приврали, но в российском правительстве тем не менее пошли навстречу. И придумали такую схему расчёта: компании, допущенные к товарному обслуживанию внешнего долга, отчисляли Минфину заранее оговорённую сумму, после чего забирали товар у страны-должника. Казалось бы, все должны быть довольны. И тут как гром среди ясного неба: замминистра финансов Сторчака задерживают за покушение на мошенничество, совершённое организованной группой в особо крупном размере. Сторчак, как следовало из материалов уголовного дела, подозревался «в создании организованной группы с целью хищения денежных средств из федерального бюджета под предлогом покрытия затрат, понесённых компанией «Содэксим» в размере 43,4 млн долларов при урегулировании долга Республики Алжир». «Внешние долги – большой бизнес, – разъяснял по горячим следам тележурналист Михаил Леонтьев. – Когда у вас идёт списание долгов, огромную роль играет информация об этом.
На рынке полно вторичных долговых бумаг, их курсы зависят от того, какое решение примет чиновник. И люди, которые знают, каким будет это решение, имеют фантастические возможности заработать».

В итоге Сторчак пробыл под стражей без малого год, а затем его отпустили под подписку о невыезде. В конце концов уголовное дело прекратили «за отсутствием события преступления», а Сторчака восстановили в должности. С тех пор сам чиновник своих злоключений внятно так ни разу и не прокомментировал, зато это сделал за него экономист Михаил Делягин. «Представьте, что вы заняли своему соседу 50 рублей. Подошло время расплачиваться, а сосед говорит – денег нет. И вы ему тут же даёте ещё 150 рублей! Представить, что подобное может быть сделано на уровне правительства, невозможно. Но именно так мы и стали крупнейшим донором стран третьего мира!» Разумеется, такая политика «определялась не Сторчаком, но он её реализовывал и, следовательно, был сопричастен, – считает Делягин. – Почему же Россия, которая сама должник, позволяет себе по-барски прощать долги? Если считать вместе со штрафами и пенями, мы списали не 140 млрд за постсоветский период, а все 300!» А ответ очевидный: коррупция. Это такой бизнес: дать денег в долг, затем списать его, а маржу – «распилить». «Алжир – поставщик газа в Европу, – напоминает Делягин. – Неужели в российском правительстве, принимая решение о списании якобы безнадёжного долга, об этом не знали?!»

Лев ВЕРШИНИН, политолог: – Думаю, всех под одну гребёнку стричь всё же не стоит – кому-то можно простить долги, кому-то – нет. Меня поражает другое – как легко у нас списывают долги зажиточным странам. Алжиру и Ливии 9 млрд долларов списали тогда, когда эти страны добывали порядка 4 млн баррелей нефти в день. А Анголе – второй нефтедобывающей африканской стране – простили 3,5 миллиарда. Явно же не за просто так – уж не в счёт ли преференций для частной нефтянки? Впору проверить, уж нет ли здесь скрытой коррупции? Зато Венесуэле, которая и базу нашим военным самолётам предоставляет, и Крым признаёт, и в международных организациях голосует консолидированно с Россией, долги почему-то не списывают, а лишь отсрочивают их выплату. Это выглядит странно и непоследовательно, разве не так?

Государство прощает долги, чтобы кто-то обогатился?

А как вам такая история: в 2003 году Россия списала Ираку львиную долю его 42-миллиардного долга – остаток составил порядка 9 млрд долларов. На списании настоял Вашингтон, хотя сами американцы простили тогда Багдаду чуть более 4 миллиардов. В итоге Кремлю пришлось отказаться и от остатка долга: 9,5 млрд списали в 2004 году и 12 млрд – в 2008-м. Говорите, это намного больше 9 миллиардов? Да в том-то и дело: Багдад, которому мы исправно списывали задолженности, продолжал у нас занимать! А мы раскошеливались! Но почему? Американцев боялись? Нет, причина, пожалуй, не в страхе. А не в том ли, что российский ЛУКОЙЛ получил возможность работать в Ираке? Выходит, Багдаду списали государственный долг, а прибыль пошла в карманы частникам из нефтяной компании?! «ЛУКОЙЛ, конечно, частный, – попытался объяснить щекотливую ситуацию политолог Дмитрий Абзалов. – Но ведь он платит налог на прибыль в бюджет России. Плюс ко всему получаемые в Ираке денежные средства вкладываются в целый ряд очень масштабных проектов на российской территории». С этим, пожалуй, не поспоришь, Но со стороны это выглядит так, как будто государственный долг списали ради того, чтобы нефтяники смогли хорошенько набить свои собственные карманы. Сегодня двусмысленная история с иракским долгом повторяется в Гвинее – как под копирку. Кстати, сколько именно задолжала нам эта африканская страна (а также Конго, Бурунди и Центрально-Африканская Республика), узнать решительно невозможно – похоже, это секретная информация. В открытых источниках фигурирует лишь общая сумма долгов, списанных Россией Чёрному континенту – 20 млрд долларов. Так вот, государственный долг Гвинеи мы прощаем, как бы ничего не получая взамен. При этом в Гвинее, обладающей двумя третями мировых запасов бокситов, работает российский металлургический холдинг «Русал». Как пишет «Российская газета», ему принадлежит право на разработку находящегося в стране крупнейшего месторождения бокситов с доказанными запасами в 564 млн тонн. Но собственник этой компании не государство, а миллиардеры Олег Дерипаска и Михаил Прохоров. При этом не так давно их из Гвинеи чуть было не попёрли – когда в 2009 году в Конакри сменилась власть, новое правительство оспорило сделку по приобретению «Русалом» прав на разработку недр. И три года ситуация находилась в подвешенном состоянии. А государственные долги африканцам мы тем не менее списывали. И продолжаем это делать. Бытует мнение, что прощать «безнадёжные» долги – это правильно. «От них удобнее отказаться, чем их обслуживать», – настаивает эксперт Института имени Гайдара Михаил Хромов. Но так ли это на самом деле? Пять лет назад Москва списала Пхеньяну 10-миллиардный долг – безо всяких обязательств. Сегодня эти 10 списанных миллиардов могли бы стать предметом торга с корейцами. Скажем, мы пообещали бы их списать в обмен на введение моратория на ядерные испытания. Одновременно мы и с американцами поторговались бы. Но долг был прощён, просто так, безо всякого толка для нашей страны. И во Вьетнаме нехорошо получилось: списали мы им 4-миллиардный долг, а они в ответ «попросили» нас с военно-морской базы в Камрани. «Раньше мы платили за эту базу процентами с долга вьетнамцев, – разъясняет Михаил Делягин, – а после списания пришлось бы платить живыми деньгами». И хотя в корейской и вьетнамской историях мы имеем дело с глупостью и недальновидностью, а не с корыстью, чаще всего списание международных долгов связано именно с ней. «Трудно себе представить, что можно простить миллиарды долларов и тебя за это никто не отблагодарит, – размышляет эксперт. – Едва ли чиновники в правительстве, которые принимают решения, настолько глупы или настолько честны».

Источник: https://versia.ru/dokole-moskva-prodolzhit-kreditovat-inostrannye-gosudarstva-a-zatem-proshhat-im-dolgi
Tags: Списание долгов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments