марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

2017 год продемонстрировал миру истинное лицо кадрового голода

https://mos-jkh.livejournal.com/2017/12/26/
Системную проблему нельзя решить простым повышением зарплат, созданием рабочих мест или открытием очередного юридического отделения в техникуме
Уходящий 2017-й задал новый тренд на рынке труда, который перестал быть вотчиной работодателей и снова стал царством работников. Впервые после кризиса 2014–2015 годов компании в полной мере ощутили острую нехватку квалифицированных кадров. Это коснулось всех отраслей и всех мало-мальски значимых позиций. Аналитики международной рекрутинговой компании Hays в ходе итогового опроса выяснили, что в 2017 году с кадровым дефицитом столкнулись 36% респондентов, причем 45% с трудом подобрали персонал для развития новых бизнес-направлений.

В постперестроечной России причин кадрового голода две: давно рассчитанная демографическая яма, первые признаки которой мы наблюдаем уже сейчас, и полный диссонанс высшего и среднего специального образования с потребностями реального бизнеса. И если первую причину мы можем только принять, то вторую можно и нужно попытаться устранить.

Мы до сих пор живем по вложенной в наше сознание советской парадигме социального и профессионального успеха: школа, оконченная с золотой медалью, вуз, поступательная карьера, желательно в одной компании и, что называется, «от рабочего до директора». Именно такому подходу учили наших родителей, нас – и, что печально, учат наших детей в школах и вузах. И на выходе мы, уже в качестве потенциальных работодателей, получаем интеллектуально инертных молодых специалистов. Лучшие из них владеют приличной теоретической базой, но не могут ее применять в динамике реальных проектов – и что уж говорить об остальных.

Несоответствие вузовской и профессиональной подготовки требованиям бизнеса ярко отражено в исследовании НИУ ВШЭ. Эксперты Высшей школы экономики выявили, что 91% российских работодателей недовольны качеством практической подготовки вчерашних студентов, а 83% считают уровень вузовской подготовки средним или низким. То, что в учебных заведениях не хватает практических занятий, признают более половины выпускников. Тут бы молодым людям самим взять свою профессиональную судьбу и карьеру в собственные руки – и пойти работать по выбранной специальности, начать с самых младших позиций. Но нет – подавляющее большинство студентов либо вообще не работают, либо подрабатывают там, где можно быстро получить отдачу. И как правило, эти подработки не соответствуют направлению образования. Причина проста – нет мотивации для профессионального развития, нет карьерных целей.

Данные исследования Всемирного банка и НИУ ВШЭ вообще вгоняют работодателей в пессимизм: 29% студентов не знают, чем будут заниматься после окончания вуза, а 7% планируют продолжить свое образование. Все это говорит об очень слабой связи вузов с реальной экономикой и рынком труда.

Работодатели вынуждены тратиться на переподготовку и дообучение молодого специалиста. И если на объяснение каких-то прикладных вещей уходит ограниченное количество времени, то социализация вчерашнего студента в коллективе непредсказуема. И в этом – еще один огромный провал существующей системы вузовского образования. Студенты выучивают матчасть, но не умеют работать в команде, у них не развиты навыки лидерства, не включено творчество, они закрыты для новых идей и боятся принимать решения. Это совсем не то, что нужно сегодня работодателям.

Кадровый голод 2017 года – только первый звоночек прорывающейся наружу системной проблемы. Понятно, что за год или даже за пять лет ее не решить. Однако что-то делать точно надо, иначе в уже обозримом будущем работать будет некому. Работодатели, со своей стороны, должны более активно участвовать в учебном процессе, чтобы формировать реальную повестку образования. Входить в попечительские советы и другие управляющие и совещательные органы вузов, создавать и внедрять различные стимулирующие и мотивирующие программы для студентов, предоставлять им возможность оплачиваемой стажировки, чтобы, например, будущий биохимик не листовки у метро раздавал в свободное время, а участвовал в реальных проектах по синтезу новой молекулы.

Однако только работодатели проблему кадрового голода не решат. Безусловно, нужно ответное движение со стороны Министерства образования и науки, со стороны государства. Вузы должны понимать, кого и для чего они учат. А для этого хотя бы должна в полную силу заработать внедренная еще в 2013 году система учета потребностей в кадрах. Без нее мы обречены на перманентный переизбыток юристов и маркетологов – и на такую же постоянную нехватку специалистов по молекулярной биологии или аналитиков big data.

Вчерашние школьники пока плохо ориентируются в окружающей профессиональной действительности. Во многом их на тот или иной карьерный путь наставляют родители и учителя. Безусловно, из лучших побуждений они отправляют ребят учиться модным, на их взгляд, профессиям, которые на деле оказываются давно не востребованными. Треть выпускников уже на последних курсах вузов осознают, что уровень их образования не позволяет претендовать на успешное трудоустройство, и столько же ни дня не работают по специальности.

В итоге мы получаем как минимум треть от численности всей молодежи, которая не знает, не понимает и не видит, где себя реализовать. Вдумайтесь: каждый третий молодой специалист не знает, что ему делать!

Естественно, в дальнейшем у таких работников нет никакой мотивации для движения вперед и освоения чего-то нового. А ведь современные реалии требуют постоянного обучения, совершенствования навыков и диверсификации умений. Те, кто застыл на месте, рискуют потерять работу уже в ближайшее время: их заменят более дешевые роботы. И это не просто слова – об этом, например, говорил министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов полтора месяца назад.

Многие работодатели участвуют в работе вузов и помогают им готовить востребованных на рынке труда специалистов. Но этого мало! Необходимо создавать соответствующую правовую базу, в том числе разрабатывать систему льгот и преференций для бизнеса, участвующего в формировании когорты высококвалифицированных кадров. Компании предоставляют площадки для стажировок и практики, они готовы делиться знаниями и опытом, потому что хотят видеть у себя в компаниях студентов, четко понимающих, что они здесь делают и почему выбрали именно этот вуз, эту профессию, эту карьеру.

Системный кадровый голод не утоляется простым повышением зарплат, созданием новых рабочих мест или открытием очередного юридического отделения в автотранспортном техникуме. Кадровый голод отступает, когда люди чувствуют себя на своем месте и занимаются тем, что им приносит не просто зарплату, а удовлетворение. Тогда они стремятся к развитию, творчеству и достижению новых вершин – тому, что отличает настоящего профессионала.

http://www.ng.ru/vision/2017-12-22/4_7142_hunger.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments