марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Зачем Россия прощает долги другим странам

20.01.2018/sell_off

За 17 последних лет Россия простила своим потенциальным союзникам $140 млрд., то есть списала задолженность практически по всем кредитам, которые предоставил СССР с середины 50-х по 1991 год. Многие справедливо возмущаются и задаются вопросом - к чему этот альтруизм?
Да, наверняка среди всех прощенных долгов есть ошибки и просчеты (опять таки это "с какой колокольни смотреть"), но все же не многие знают, что $140 млрд. бывших долгов других стран перед Россией — цифра лукавая.

И вот в чем причина...

Конечно же если говорить в общем, то выдавать кредиты выгодно. Иначе этим бы никто не занимался и весь мир не был бы должен друг другу как клубок ниток.
Помните мы как то рассматривали структуру мирового долга? За это время многое могло поменяться, но смысл вы должны уловить:

Вот тут был подробный пост об этом, где мы обсуждали мировой долг - https://masterok.livejournal.com/824977.html, а вот таблица мирового долга 2015 года

Итак, зачем Россия дает в долг?


Страна предоставляет кредит иностранному заемщику, чтобы стимулировать экспорт своей собственной продукции. Бывает два вида кредита. «Связанный» — когда средства используются для закупки продукции в той самой стране, которая и выдала кредит. И «финансовый» — который предоставляется, чтобы сбалансировать в государстве-заемщике национальный бюджет. Первый случай на практике означает: самих денег (ни рублей, ни долларов, ни иен) страна-заемщик никогда не увидит. Деньги получат предприятия России. Они заключили контракты в долларах, мы им заплатили рублями, товар поступил заемщику. Так появляется задолженность страны перед Россией.

А теперь подробнее про $140 млрд. долга перед СССР

Эта цифра во многом лукавая. Важно понимать, что за ней стоит. Прежде всего рабочие места и поддержка нашей промышленности, в том числе оборонной. Советский Союз заключал экспортные контракты в рублях или в переводных рублях (денежная единица СЭВ — Совета экономической взаимопомощи) плюс использовал несколько десятков «специальных» валют. Перевожу: внутри страны мы всегда тратили рубли, а свои требования к заемщикам отражали в валюте. А когда на этапе пересчета всей этой экзотики в доллары США стали использовать курс 67 копеек за 1 доллар, и выскочила такая большая сумма. Реальной экономики за ней не так много, если еще при таких подсчетах учесть, что мы финансировали советские предприятия по внутренним ценам, а поставки осуществляли по внешним.

Страна, предоставляющая экспортные кредиты, преследует, конечно, не только коммерческие цели, но и геополитические. Предположить, что это не так, было бы очень странно и наивно. Другое дело, что это происходит в тени соглашения о кредитах. Понятно, что в самих кредитных соглашениях никаких целей и задач, связанных с политикой, геополитикой или военно-политическими отношениями, никто не прописывает, поскольку договоренности эти осуществляются в иных местах и по-другому оформляются.

Конечно же тут уже все зависит от способности правильно понимать "момент", умение вести переговоры и продвигать свою позицию. Скорее всего не всегда у нас это получалось.

Например вот что рассказывает замминистра финансов Российской Федерации Сергей Сторчак: то, что мы вышли из Камрани, было связано с необходимостью оплаты аренды живыми деньгами. Вьетнам не согласился осуществить эти расчеты в рамках урегулирования своей задолженности, очень удачно использовав тот факт, что в тот момент у него имелась многосторонняя договоренность с Парижским клубом кредиторов. И это обстоятельство было мощным оружием в руках вьетнамских переговорщиков. Договорились мы только в начале нулевых — используя и элементы списания, и товарную схему погашения долга, и элементы платежей наличными. В результате очень сложных договоренностей получилась комбинированная схема урегулирования вьетнамского долга. Можно это оценивать по-разному. Я считаю, что в конечном итоге был найден компромисс, который дал возможность сделать в наших торгово-экономических отношениях достаточно серьезный прорыв. По схожему сценарию шли переговоры об урегулировании кубинского долга...

Однако есть и другое популярное мнение на это счет. Вот как оценивает процесс списания долгов Михаил Делягин:

писание долгов Россией не сопровождалось практически никакими сколь-нибудь внятными и заметными встречными шагами заинтересованных стран. И в значительной степени носило характер подарков нашим геополитическим противникам, контролирующим управляющий нашей экономикой либеральный клан.

В 1992 году Россия простила Никарагуа $2,6 из $3,1 млрд ее госдолга: так США за наш счет поощрили пришедшее там на смену сандинистам правое правительство. А в 1996 году Россия списала Анголе, где тогда под руководством США шел (вскоре сорванный) мирный процесс, $3,5 из $5 млрд ее долга.

В 1997 году либералы загнали нашу страну, беспомощную в условиях «семибанкирщины», в Парижский клуб и взяли обязательство списать основную часть внешних долгов по поставкам оружия, а также внешних долгов «развивающихся» и «слаборазвитых» стран.

В результате в июне 1999 года еще не оправившаяся от дефолта Россия обязалась простить более $20 млрд долгов африканских стран (и сделала это в 2000-2003 и последующих годах).

Россия не просто так прощает долги другим странам
В 2000 году было списано $9,5 из $11 млрд Вьетнама, — вероятно, чтобы найти предлог отказаться от стратегически значимой военно-морской базы в Камрани, аренда которой оплачивалась процентными платежами по прощенному долгу.

В 2004 был списан остаток долга Никарагуа – $344 млн (всего ее проамериканским в то время правительствам было прощено почти $6 млрд). В ноябре 2004 года Ираку, только что захваченному США в нарушение международного права, списали $9,8 из $10,5 млрд долларов. Более того, в обмен за заведомо пустые обещания началось его интенсивное кредитование – и к началу 2008 года долг Ирака перед Россией вырос до $12,9 млрд, из которых $12 млрд были списаны снова.

В 2006 году Россия простила вполне платежеспособному Алжиру $4,7 млрд (в обмен на обещания купить боевые самолеты, более чем от половины которых он со скандалом отказался), в 2007 – $11,1 млрд долга оккупированного США Афганистана (окончательно он был прощен в 2010 году, когда было списано еще $0,9 млрд.), в 2008 – $4,7 млрд богатейшей тогда Ливии (ее международные резервы, разграбленные затем в ходе западной интервенции, оценивались в $200 млрд).

В 2013 году Россия простила Киргизии $500 млн, а в 2017 — еще $240 млн. Той самой Киргизии, президент которой не скупился на оскорбительные высказывания в адрес российского бизнеса и даже отдельных наших лиц и ввел антироссийский государственный праздник, а парламент которой отказался от исполнения обязательств страны в рамках ЕАЭС?

Общая сумма долгов, прощенных Россией, превышает $151 млрд, — за отказ от этих астрономических сумм мы получали и оскорбления, и прямой отказ от сотрудничества в пользу наших геополитических противников.

П.С.: Лично я думаю, что истина где то по середине! Кредиты это мощный экономический и политический механизм, которым необходимо пользоваться и в международных делах. Но отношение к должникам, просрочившимся должникам должно быть максимально жестким в условиях конкретного момента. Вернуть долго можно по разному, не обязательно деньгам. Ну, а уж прощать надо совсем в крайнем случае в связи с объективной безнадежностью или каким то осязаемым потенциалом в результате.

https://masterok.livejournal.com/4184027.html
Tags: Списание долгов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments