Забытые трагедии. Коварное Азовское море.

02.03.2018/http://terrao.livejournal.com/

В том далеком уже октябре 1969 года на всем протяжении Кубанского побережья Азовского моря несколько дней дул сильный, тягучий юго-восточный ветер, именуемый у рыбаков «низовкой».Море на участке от Ясенской косы в Приморско-Ахтарском районе до Керченского пролива отступило, уровень воды в прибрежной зоне упал почти на метр. В ночь на 28 октября ветер резко сменил свое направление. Задул сильный северо-западный ветер, называемый местным населением «майстра». Скорость ветра достигала 35-40 метров в секунду.

Под давлением воздушных масс северо-западного ветра, скопившиеся в результате длительного нагона в северной части Азовского моря миллионы кубов морской воды устремились с северо-западной части моря в сторону берегов Кубани. Сформировавшийся фронт ударной нагонной волны шириной несколько сотен километров и высотой до четырех метров, пересек Азовское море и в ночь с 28 на 29 октября обрушился на восточное побережье. Эпицентр стихии пришелся на прибрежные территории Темрюкского, Славянского и Приморско-Ахтарского районов Краснодарского края.

Нагонная волна полностью уничтожила рыбацкие поселки Чайкино, Вербеная, Перекопка, Ачуево, разрушила Темрюкский морской порт, судоремонтный завод, цеха Темрюкского консервного завода, рыболовецкие станы, расположенные на Вербенской косе. Пострадали объекты курортной застройки в станице Голубицкая и поселке Пересыпь. Была подтоплена прибрежная полоса суши и пресноводных лиманов шириной 10-12 километров, а между Темрюком и Ачуево море раздвинуло свои границы на 20-25 километров. Нагонная волна распространилась по рукавам, протокам и основному руслу реки Кубань на 70 километров, подтопив города Темрюк, Приморско-Ахтарск, Славянск-на-Кубани, приазовские станицы и хутора. Транспортная артерия между Краснодарским краем и Крымом - коса Чушка - полностью ушла под воду. Сильнейшим штормом с нагоном размыло автомобильную дорогу и разрушило полотно железной дороги.

Не подлежит оценке тот ущерб, который в одночасье нанесла стихия: погибли сотни людей, тысячи остались без крова, была уничтожена целая отрасль экономики прибрежных районов - рыболовство. Экономические потери, понесенные прибрежными территориями края, оценивались в сотни миллионов советских рублей.Точное количество погибших и раненых до сих пор никто не знает. Благодаря сохранившимся в архиве Темрюкского района документам можно восстановить лишь последствия урагана. Остались протоколы, в которых то и дело принимались решения по ликвидации последствий, выделению средств и помощи, предотвращению эпидемии, подвоза воды и так далее. И списки, списки, списки… Фамилии, места жительства, года рождения и пометки: «жив», «утонул». Почти пятьсот страниц, два тома несут информацию о пострадавших от наводнения. За каждой фамилией под номером на странице стоят судьбы. Погибли в основном старики и дети. Со многими судьба обошлась очень жестоко. Были семьи, в которых старикам приходилось хоронить всю родню от мала до велика. Дети лишались родителей. Кто-то остался одиноким навсегда.
Происходили даже почти фантастические истории. «Я жила с бабушкой и дедушкой в пос. Вербином. Во время урагана мы залезли на крышу, -- рассказывает одна из уз участниц наводнения, -- в те времена не редкостью была камышовая крыша, и наша как раз из их числа. Под напором воды наш «плот» таял на глазах. Мы уже прощались с жизнью, тем более, когда увидели движущиеся на нас сплетенные деревья. Когда они были совсем близко, бабушка увидела запутавшуюся в ветках икону Николая Угодника. Времени на раздумья особо не было. Уже и не помню как, но мы перебрались на эти деревья и только так спаслись. Из-за переохлаждения в воде я долго болела, скорей всего, по этой же причине у меня до сих пор нет детей. Но я жива. А смертей тогда было много».Это была настоящая трагедия. «Уже 28 октября, после четырех часов вечера пошел дождь и начался сильный ветер. Моего отца в ту ночь вызвали на работу. Я сама залезала на крышу поправить шифер. Стол, который стоял на улице, пролетел несколько дворов, его остановила только беседка соседей. Он так и застрял в ней, – рассказывает жительница Темрюка Татьяна Васина. – Я тогда училась в 9-м классе. На следующий день занятия в школах города были отменены. По стенам кабинетов текла вода. Детей из младших классов мы разводили по домам.
Реклама
×
Было давно, а вспоминать до сих пор страшно. В конце октября 1969 года город погрузился в тишину. Не смеялись даже дети. Не слышно было криков. Люди ночевали на стадионе. Именно туда вертолеты привозили людей. Там можно было найти родных. Паники не было. Казалось, беда сплотила сотни людей».
Люди теряли не только друг друга. Сотням семей негде было жить. В течение нескольких дней проходил подомовой обход в поселках Вербиная, Чайкино, Перекопка, Переволока, Замосты, на окраинах Темрюка с западной и северо-западной стороны.
Акты этих обходов говорят о том, что вода забрала все: кров, одежду, документы, сбережения. Даже тем, у кого остались стены, пришлось несладко. Утонули домашние животные, не пригодны были дрова и уголь, запасы продуктов.Вот что рассказывает другая очевидица: «Мы жили в пос. Замосты. Отец вышел на улицу, успокоить собаку. Она бешено выла. Вода уже подступала к дому. Родители решили, что разлилась Кубань. Мы плотно закрыли двери. Сначала спасались на кровати. Перед нашими глазами вода поднималась выше уровня окон. В той комнате, где мы находились, не было выхода на чердак, рубить было нечем, а выйти не представлялось возможности. Я помню, как отец вместе с матерью ножкой от стула рубили дыру в потолке. Мы переждали наводнение на чердаке, укутавшись во все теплое, что было. С тех пор в спальне отца всегда стоял топор».
В течение месяца и даже больше в газете «Таманец» осенью 1969 года появлялись статьи с благодарностью тем, кто спас утопающих, приютил семью, оставшуюся без крова, выделил деньги. Но кроме этого нередко встречались и соболезнования по потере близких, родных, друзей.
В 1969 году на заседании исполкома Темрюкского районного совета депутатов было принято решение «О запрещении застройки жилых домов на право личной собственности в пос. Чайкино, Вербиная, Перекопка, Коса Чушка, Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края». Решение исполнено не полностью. День за днем люди забывают уроки трагедии и по-прежнему строят свои дома на Косе Чушка и Пересыпи.
Все реже мы обращаемся к урокам истории. А ведь наводнение 1969 года не единственное в своем роде, и даже не самое разрушительное. По сведениям, предоставленным начальником устьевой станции Алексеем Ивановым, первое официально зарегистрированное на Тамани наводнение датировано осенью 1739 года и опубликовано в журнале «Русские ведомости». В тот год оно помешало русскому генералу Дебриллю закончить наступление на крепости Темрюк, Тамань и Ачуево. Яростным было море в 1840, в 1914 оно унесло жизни более 3000 человек.

Пожалуй, вода - одна из самых жестоких стихий. От пожара можно убежать, от урагана можно сберечься под землей. Человек научился спасаться даже от землетрясений. И только от наводнений никуда не сбежать. Вода проникает всюду. Настигает самого быстрого и ловкого. Захватывает, уничтожает… и отступает. Уже на следующий день стихия улеглась. Только разрушенные здания, потоки людей, лужи… О том, что было сорок лет назад, нельзя забывать. Да и не получится. Ведь даже проходя по главной улице Темрюка, мы вспоминаем о случившемся – почти все пятиэтажные здания построены в 1970 году для тех, кто выжил.О событиях тех дней драматург Анатолий Софронов написал пьесу «Ураган». Спектакль шел в Москве, в Малом театре. Музыку к спектаклю написал Григорий Пономаренко. В 1983 году Наталья Величко сняла фильм, основанный на событиях, произошедших в 1969 году. «Ураган приходит неожиданно» снимали в ст. Голубицкой, которая тоже попала в немилость моря.
В настоящее время участки побережья, находящиеся в эпицентре трагедии 1969 года от Глухого канала в порту Темрюк до Высокого берега в станице Голубицкая и Ахтанизовская пересыпь, представляют собой сплошную курортную застройку с круглогодичными пансионатами, дельфинариями, аквапарками и другими прелестями курортной жизни. Не обойден вниманием этот участок побережья и у сильных мира сего. Знаменитая «дача Сердюкова» построена на Ахтанизовской пересыпи, непосредственно на рыбопропускном гирле, соединяющим Азовское море с естественным нерестилищем, Ахтанизовским лиманом.

Говорят, что в старину, когда рыбы в Азовском море было много и на берегу жили люди, которых это море кормило, местные жители во время хода рыбы на нерест даже разговаривали на берегу гирла шепотом. Сейчас же в устье гирла кипит светская курортная жизнь, построенны причалы для морских моторных яхт, закованы в бетон берега.

Не думать о востановлении продуктивности когда-то самого богатого в мире моря мы научились, а вот управлять стихийными нагонами пока не умеем. Хочу напомнить, что именно в этом месте в 1969 году нагонная волна разметала рыболовецкие станы, разрушила мост через гирло, затопила станицу Ахтанизовскую и успокоилась только за 20 километров от берега моря, в южной части Ахтанизовского лимана. Получается, что застройка этих участков побережья опасна для дальнейшего использования.

https://fishki.net/2133800-zabytye-tragedii.html