Антон Красовский: "В России хуже было практически всегда , чем при Путине"

https://maxfux.livejournal.com/2018/03/07/

Удивительные вещи рассказал в эфире "Эха Москвы" Антон Красовский. Патентованный либерал, доверенное лицо Собчак, ввел просто в ступор ведущего "Эха" Плющева. Тот явно не ожидал таких тирад от либерального Красовского.

Говорят, раз в год и палка стреляет. В этот раз палка выстрелила точно в цель. Мы не знаем, может быть какая-то секретная сыворотка правды была тайно вколота Красовскому?
В общем, посмотрите и послушайте. Для тех, кто читает быстрее - текст (https://echo.msk.ru/programs/personalno/2159112-echo/), отрывок интервью:

"Красовский:
...Я хочу, чтобы Россия была страной, в которой приятно, комфортно и хорошо жить для всех. К сожалению, так не получается. Но у меня нет ощущения, что от того, что сейчас уйдет Путин, а на место Путина придет, к примеру Алексей Анатольевич Навальный или Илья Яшин, — эта ситуация изменится в лучшую сторону. У меня есть ощущение, что она изменится в худшую сторону. Если такой ответ вас удовлетворит и пусть я действительно на один шаг ближе к Путину.

А. Плющев
― То есть с Путиным еще не так плохо.

А. Красовский
― С Путиным еще не так плохо, да, Александр, Это правда. Я именно это и хочу сказать. С Путиным еще совсем не так плохо. Потому что вы же видите, мы с вами сидим, разговариваем о том, что при Путине ужасно. А при этом с нами ничего не случается. Мы разговариваем об этом 18 лет, и да, это не самые простые 18 лет, они кстати очень неоднородные. Точно так же как условные 90-е. В них были минуты торжества, а были минуты унижений и крови, как 1993 год, когда втоптали в грязь выборный парламент. Или 1996 год, когда вообще демократические выборы были уничтожены в этой стране навсегда. Вот также и при Путине были разные годы. И да, я говорю о том, что при Путине еще не так плохо. А могло быть и хуже. И вообще говоря, было хуже практически всегда в этой стране, чем при Путине. Это не значит, что Путин должен сохраняться всегда. Это не значит, что я призываю вас всех прийти 18 марта и проголосовать за Путина. Я как раз призываю вас сделать, проголосовать сердцем по-настоящему. Хотите – проголосуйте за Путина, хотите – за Собчак. Хотите – за Грудинина. А хотите – вообще не голосуйте. А займитесь дачными делами, вдруг потеплеет. Но мы должны действительно правду себе говорить. Что при Путине действительно людей не вешают все-таки на японских крановых установках, как это делают в Иране. А могли бы. И люди, которые вокруг Путина ходят, почему я сослался на Владимира Абдуалиевича, они бы с удовольствием это делали. И возможно, Владимир Владимирович Путин это единственный человек, который это делать не дает.

А. Плющев
― Последний европеец наш. Слушатели напоминают, вам, Антон, что на кранах может и не вешают, но есть Политковская, есть Немцов.

А. Красовский
― Есть.

А. Плющев
― Можно список продолжить.

А. Красовский
― Это правда, можно. Но еще раз повторяю, если хоть кто-то из вас предъявит какие-то искренние честные и открытые доказательства того, что в убийствах и Анны Политковской, и Бориса Ефимовича Немцова и других людей, которые были убиты за 18 лет правления Владимира Путина в России, то я поменяю свое мнение. Таких доказательств нет.

А. Плющев
― А сами вы как считаете?

А. Красовский
― Я считаю, что Владимир Путин лично не замешан в убийствах ни Бориса Немцова, ни Анны Политковской, ни Юрия Щекочихина, ни Поля Хлебникова, ни других людей. Ни Эстемировой. Тех людей, которые, так или иначе, соприкасались с северокавказской темой и другими опасными темами в этой стране.

А. Плющев
― Но часто ставят вопрос об ответственности политического руководства, о политической ответственности за подобное. Потому что политический режим сделал подобное возможным.

А. Красовский
― Смотрите, это немножко разные вещи. Мы хотим поговорить о несовершенстве нашего политического режима или о личной и персональной ответственности, о том, что Путин заказал.

А. Плющев
― Про первое был ответ.

А. Красовский
― Был ответ действительно.

А. Плющев
― Точнее про второе.

А. Красовский
― Если вы хотите спросить меня: почему же режим Владимира Владимировича Путина не как в Швеции. Я только могу пожать плечами и сказать: да потому что, потому что большинство из вас, ездя в центр Ельцина, умиляется и плачет горючими слезами, глядя на скульптуру Бориса Николаевича Ельцина. Человека, повторяю, который расстрелял в 1993 году парламент. Из танков. Прямо из танков. Которые шли по Москве. По Калининскому проспекту. Вот здесь под окнами нынешней редакции «Эхо Москвы». И стреляли трассирующими пулями по окнам жилых домов. А потом, несмотря на то, что утверждали бы другие люди, которые ходят в эту студию, настоящими снарядами стреляли по окнам единственного, честно избранного парламента в этой стране. А потом в 1996 году Борис Николаевич Ельцин растоптал честные выборы. Уничтожив вообще шанс на демократические выборы в РФ. И вот каждый из людей, которые сейчас предъявляют Путину, ходит в центр Бориса Николаевича Ельцина в Екатеринбурге и умиляется там, глядя на этот бессмысленный музей. Вот честно, положа руку на сердце при всей моей любви, например, к дочери Бориса Николаевича Ельцина, к Валентину Борисовичу Юмашеву и так далее, но давайте честно скажем, что диктатура в этой стране началась все-таки не с Путина. И реальная диктатура с уничтожением людей, уничтожением политических оппонентов, уничтожением демократических выборов, свобод, — она случилась именно тогда. При том человеке. Музей которого сейчас открывается огромной картиной со словом «свобода». В этом вообще все русское лицемерие. В том, что люди, которые продвигают свободу, на самом деле сделали все, чтобы эта свобода в этой стране либо не родилась, либо была уничтожена. В этом огромная проблема. И поэтому сейчас все эти люди, которые с удовольствием в 1993 году, посмотрите сейчас на Ютубе, что эти люди говорили физически в 1993 году в октябре. С какими призывами эти люди, вот все эти люди выступали в октябре 1993 года. Как надо уничтожить, как надо подавать, как надо растоптать. Куда же как говорила знаменитая наша актриса – смотрит наша армия. И если это Конституция, — говорила эта актриса Лия Ахеджакова, — то зачем нам нужна такая Конституция.

Вот это все, что сейчас происходит – это последствия того, что мы говорили, делали и подписывали. Так что неча теперь пенять. Значит, убили Бориса Ефимовича Немцова, как и Эстемирову, как и Анну Политковскую. Убили какие-то чеченские террористы. И мы все это знаем. И каждый из нас знает, что каждое из этих убийств для Владимира Путина лично было личным ударом. Особенно убийство Бориса Ефимовича Немцова. Можно спекулировать, ездить сейчас на Запад, спекулировать тем, что Путин заказал, Путин виноват, это все Путин, Путин, кровавый и так далее. Но это не Путин. Это последствия двух чеченских войн, обе из которых были развязаны при Борисе Николаевиче Ельцине. И посмотрите, пожалуйста, как эти чеченские войны проходили, и сколько людей в этих чеченских войнах было убито. В том числе чеченцев. И как эти чеченцы были убиты. Представьте себя на их месте. Прежде чем предъявлять претензии к Владимиру Владимировичу Путину, который, вне всякого сомнения не демократический лидер свободной Дании или Бельгии. Или даже Чехии. Но давайте посмотрим на какие-то вещи просто со стороны. Как я сейчас могу посмотреть со стороны на избирательную кампанию, в принципе которая уже закончилась и мое участие в ней, как и участие всех остальных людей уже совершенно неважно. Она состоялась. Просто посмотрите со стороны на страну, в которой мы живем. В которой каждый из нас родился. На страну, в которой мы могли бы оказаться. И в действительности понять, что Владимир Владимирович Путин это не худшее, чего мы все с вами заслужили. Правда, вот честно. Да, становится с каждым днем все неприятнее и неприятнее. Вам противно, что он не уходит, что это лицо каждый день появляется в ваших телевизорах. Что вы зависите от него и система, выстроенная им, давит на вас и заставляет вас унижаться и страдать. Но для каждого из вас, так или иначе, эта система безопасна. Вы ходите в дорогие рестораны, звените там хрусталем и максимум, что с вами может случиться – что какой-то один симпатичный дагестанец или кто он там, плеснет вам в лицо.

А. Плющев
― Ну это неправда.

А. Красовский
― Это правда, Саша. Ты выйдешь сейчас из «Эхо Москвы» и с тобой ничего не случится. Ты пойдешь с друзьями в ресторан, и так происходит много лет. Закончатся эти выборы и будет Путин, и ты знаешь, что будет Путин. И ты на них не пойдешь, потому что за Навального, а я пойду возможно, потому что я за Собчак. Но все равно будет Путин. И в нашей жизни ничего не изменится. Потому что здесь есть этот Путин. Потому что на этом Путине да, здесь строится вся эта система. И это противно. А вина Путина в том, что он не построил нормальную демократическую систему — да. Есть эта вина на Владимире Владимировиче Путине. Конечно, он должен был построить эту демократическую систему. А не мы с тобой. А не мы должны были тогда выстроить эту демократическую систему. Не мы должны были пойти тогда, несмотря на призывы Лии Ахеджаковой и Егора Тимуровича Гайдара защищать наш честный парламент. Не мы должны были тогда дать русскому народу в 1996 году проголосовать за Геннадия Андреевича Зюганова, как это дали поляки. Нет. У нас такая же вина, как на Владимире Владимировиче Путине. На каждом из нас. Потому что мы всегда плевали на интересы русского народа. Нам всегда было плевать просто, мы никогда ему не доверяли. Как мы можем допустить, посмотрите, они сейчас на самосвалах приедут в Останкино. И разрушат музей «Поля чудес».

А. Плющев
― Но был штурм Останкино…

А. Красовский
― Безусловно, был штурм Останкино.

А. Плющев
― Был вооруженный мятеж.

А. Красовский
― Это не был вооруженный мятеж.

А. Плющев
― Был вооруженный мятеж.

А. Красовский
― Это не был вооруженный мятеж. Это был парламент, в котором сидели действительно…

А. Плющев
― Избранный в Советском Союзе еще.

А. Красовский
― Какая разница, где он был избран. Как и Борис Николаевич Ельцин, который был членом ЦК КПСС и политбюро. В этой стране система не менялась с 17-го года. Люди, которые этой страной руководили, как бы эта страна ни называлась, так или иначе, являются частью той системы, которая выстроена при Владимире Ильиче Ленине. И Иосифе Виссарионовиче Сталине. Который помер 65 лет назад. А система не меняется. И Ельцин был членом политбюро ЦК КПСС и Путин был полковником КГБ и единственный может быть из них это Дима Медведев, который нигде не состоял, хотя, по-моему, он тоже был членом КПСС. Все эти люди. Мы все часть этой системы. Каждый из нас. И у каждого из нас при этом был шанс эту систему сломать. И никто этим шансом не воспользовался. Поэтому не надо, и единственный способ сломать этот шанс – это дать возможность народу честно высказать свою точку зрения. Честно привести свой выбор в действие. Не мешать, не врать, не влиять, не пропагандировать. Мы всегда стояли на стороне власти, Саша. И поэтому когда ты говоришь, что Минаев он там за Путина, а мы… Ты тоже стоишь на стороне этой власти. Ты получаешь зарплату в «Газпроме».

А. Плющев
― Я получаю зарплату на радиостанции, которая зарабатывает на рекламе.

А. Красовский
― Ты получаешь зарплату на радиостанции, которой владелец позволяет все это делать. А владелец ее – «Газпром». Точка. И вот это все принадлежит «Газпрому». И то, что я здесь говорю – говорится от имени «Газпрома». И то, что ты говоришь – говорится от имени «Газпрома». Спасибо большое Алексею Миллеру. Поэтому давай не будем говорить по поводу того, кто там ваш, а кто не ваш. Вот это главная проблема вообще всей этой страны. Всего, что происходит в России за все эти годы. Так называемой демократии. Это то, что каждый из нас считает, что есть свои и чужие. Есть большинство, есть меньшинство. Есть люди, у которых есть право голоса и люди, которые должны заткнуться. Есть люди, у которых есть право голосовать, а есть люди, у которых такого права нет. Есть люди, для которых есть право перекрыть Калининский проспект, а есть люди, у которых есть право сидеть только в «Матросской тишине» и при этом эти права меняются. А в реальности мы никогда никто из нас не мог поверить, что мы все разные и мы все равные. Что у нас равные права, равные возможности. Что Путин ничем не хуже, чем Навальный. Что Ксения Собчак имеет такое же право быть избранной, стать президентом или верховным главнокомандующим, чего там сейчас начали говорить, как и Владимир Владимирович Путин или Сергей Шойгу, который никогда не служил в армии."