Помнить... О "Вечном зове" и плане Даллеса.

05.07.2010/http://sandra-nika.livejournal.com/131597.html

На отдыхе я много читаю. За первые десять дней прочитала эпопею Анатолия Иванова «Вечный зов» - блестящий образец социалистического реализма. Я вообще люблю советскую литературу, особенно книги про Великую Отечественную войну. А вот читать про революцию 1917 года и про гражданскую войну мне всегда больно…

Впечатления от эпопеи – самые что ни на есть прекрасные. Я поставила «Вечному зову» пятерку за содержание (повествует книга главным образом о войне, о героях фронта и тружениках тыла, хотя в прологе и в самой книге много экскурсов в прошлое, а в эпилоге рассказывается о послевоенных судьбах героев; главное внимание автор уделяет человеческим отношениям, а это интересно всем, особенно женщинам; написана книга увлекательно и талантливо, все сюжетные линии мастерски завершены), четверку за стиль (можно было бы немножко юмора добавить, хотя, с другой стороны, автор пишет об очень серьезных вещах), пять за героев (колоритнейшие персонажи есть в «Вечном зове»!) и пять или даже пять с плюсом за идеи (об идеях и героях я скажу немного ниже).

Глядя теперь с расстояния (с которого, как известно, лучше видится большое), на советскую литературу, я понимаю, что перестроечные разговоры о том, что все эти соЛЖЕниЦЫны- рыбаковы-шаламовы и иже с ними что-то там запретное и неизвестное открыли нам, были самой настоящей ложью. Ничего они не открыли, кроме своих грязных лживых ртов, из которых полилась мутными потоками ложь и грязь. Настоящая же правда не в книЖОПКАХ… пардон, опечаталась… не в книжонках перестроечных брехунов, а в великой советской литературе, прекрасным образцом каковой и является «Вечный зов». Ибо есть в романе и чекист Яков Алейников с его сомнениями, колебаниями, метаниями и маетой, погибший в 1944 году от рук бандеровцев – его распилили пилой; и дочь «врага народа» Наташа Миронова; и старая каторжанка Акулина; и сын белогвардейского офицера Петр Зубов, вор-рецидивист, приговоренный советским судом к высшей мере, помилованный и попавший в штрафную роту, Петр Зубов, о котором чекист Алейников говорит: «Я бы с Зубовым не только в разведку, но и в тыл врага пошел бы!». Есть в романе и штрафные роты, и советские лагеря, в которые попадает пробывший четыре года в немецком плену Василий Кружилин («А что же? Всех надо было проверить, ибо были среди пленных и предатели, и провокаторы!»), есть и секретарь райкома, и председатель колхоза, есть и жизнь, и слезы, и любовь (с) – есть все.

А теперь об идеях «Вечного зова». Я прочитала этот роман не только потому, что люблю советскую литературу; не только потому, что заполняю сейчас кое-какие пробелы в своих познаниях этой самой советской литературы; но еще и потому, что мне давно хотелось поближе познакомится с творчеством писателя, которому злые языки приписывают авторство текста так называемого плана Даллеса. Думаю, и вы слышали, что одни утверждают, что «план Даллеса» - фальшивка, написанная каким-то умельцем по мотивам диалога Арнольда Лахновского и Петра Полипова, а другие говорят, что все обстояло с точностью до наоборот – это А. Иванов написал диалог Лахновского и Полипова по мотивам плана Даллеса.

Но давайте сравним. Вот план Даллеса - www.russkoedelo.org/mysl/miscellaneous/dulles_plan.php, а вот цитаты из диалога Арнольда Лахновского, троцкиста, немецкого шпиона и полковника СС, с Петром Петровичем Полиповым, бывшим провокатором; важнейшего, с моей точки зрения, диалога «Вечного зова».

Итак, «Вечный зов», книга вторая, часть пятая «Смерть и бессмертье».

- Стар я, Петр Петрович… Вот что жалко. Умру скоро. Не увижу нашей победы.

- Какой? Немецкой?

- Нет, Гитлеру этой войны не выиграть. А это значит…это значит, что нам не выиграть вообще… в этом веке… Ну что же… Не удалось нам выиграть в этом веке, выиграем в следующем. Победа, говорит Сталин, будет за нами. За Россией то есть. Это верно, нынче – за Россией. Но окончательная победа останется за противоположным ей миром. То есть за нами.

- Не ошибаетесь? – вырвалось у Полипова невольно, даже протестующее.

- Нет! – повысил голос Лахновский. – Вы что же, думаете, Англия и Америка всегда будут с Россией? Нельзя примирить огонь и воду… Я, Петр Петрович, думаю уже о том, о чем не многие, может быть, и думают сейчас. Что Гитлер проиграл войну, это теперь ясно. Но как она закончится, а? Разве не могут многие страны, подвластные сейчас Гитлеру, оказаться под пятой большевизма?

Не дожидаясь ответа, да и не интересуясь им, Лахновский двинулся по комнате мимо Полипова, обошел вокруг стола.

- Если даже и случится такое с Европой… ну что ж, ну что ж… Победа наша несколько отдалится. Но мы будем ежедневно, ежечасно работать над ней. Как хочется работать, черт побери, ради великого и справедливого нашего дела!

И далее:

- … Маркс, Ленин да, это были гениальные люди. Я признаю! Да, после его смерти мы принялись строить… закладывать основы нового, справедливого… и необходимого нам государство и общества.

- А кто это – мы? - осмелился Полипов задать вопрос, который давно сверлил мозг.

- Мы? Кто мы? – переспросил Лахновский. - Мы – это мы. Вы называете нас до сих пор троцкистами… И ты напрасно… Это была грозная сила! Вы много болтаете о троцкизме, но вы не знаете, какая это была сила… И какое возмездие ждало Россию!.. Но ваш… проклятый фанатизм одолел и эту силу… И запомни, Петр Петрович. Запомни: это вам, всей России, все вашей стране никогда не простится!

- Да, мы терпим поражение сейчас… Мы, Петр Петрович, сделали многое, но не все… недостаточно для нашей победы. Ничего борьба да-алеко-о не кончена. Наших людей еще мно-ого в России. А за ее пределами еще больше. .. Ты даже не представляешь, какими мы располагаем силами. Какой мощью… Только действовать будем теперь не спеша. С дальним и верным прицелом… Нынешнее поколение не сломить… Что ж, мы возьмемся за следующие… Мы пойдем другим путем. Будем вырывать эти духовные корни большевизма, опошлять и уничтожать главные основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением… Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда делать главную ставку на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее! Да, развращать! Растлевать! Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов!.. Конечно, моя жизнь кончается. Ну что же, другие будут продолжать наше дело. И рано или поздно они построят в России, во всех ваших советских республика, совершенно новый мир… угодный всевышнему.

- Теория хороша, - усмехнулся Полипов А как это сделать вам? У партии коммунистов гигантский идеологический пропагандистский аппарат. Он что, бездействовать будет?? Сотни и тысячи газет и журналов. Радио. Кино, Литература. Все это вы берете в расчет?

- Берем… Газеты, радио, кино… все это, у большевиков, конечно есть. А у нас – еще больше Вся пресса остального мира, все идеологические средства фактически в нашем распоряжении.

- Весь этот остальной мир вы и можете… оболванить, - почти крикнул Полипов. – А народов России это не коснется.

- Как сказать, как сказать… - покачал головой Лахновский. – Окончится война – все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, чем располагаем… все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности поверить! Как спрашиваешь? Как?!.. Мы найдем своих единомышленников… своих союзников и помощников в самой России! И даже не то слово – найдем… Мы их воспитаем! Мы их наделаем столько, сколько надо! И вот тогда, вот потом… со всех сторон – снаружи и изнутри – мы и приступи к разложения… сейчас, конечно, монолитного, как любят говорить ваши правители, общества. Мы, как черви, разъедим этот монолит, продырявим его. Общими силами мы низведем все ваши исторические авторитеты, ваших философов, ученых писателей, художников – всех духовных и нравственных идолов, которыми когда-то гордился народ, которым поклонялся до примитива, как учил, как это умел делать Троцкий… Все историю России, историю народа мы будем трактовать как бездуховную, как царство сплошного мракобесия и реакции. Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей. А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно. Народ, переставший гордится прошлым, забывший прошлое, не будем понимать и настоящего. Он станет равнодушным ко всему, отупеет и в конце концов превратиться в стадо скотов. Что и требуется! Что и требуется!

… Я, Петр Петрович, приоткрыл тебе лишь уголочек занавеса, и ты увидел лишь крохотный кусочек сцены, на которой эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия о гибели самого непокорного на земле народа, об окончательном, необратимом угасании его самосознания…

Конец цитаты.

Вот так… Великая советская литература предупреждала… А мы не слушали предупреждений – нет пророка в отечестве своем. Ну что же, будем учиться на своих ошибках. И будем помнить, что не в силе Бог, а в правде.

ЗЫ. А что до плана Даллеса, он не фальшивка, ибо был осуществлен. Но ведь чекист Яков Алейников недаром сказал перед смертью так: "Все мировые силы зла и тьмы решили, что пришел их час, и бросили в бой... обрушили на нас свою мощь. Но рано или поздно всей этой силе придет конец... Придет конец!"</span>