марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Фуражное царство. Гонка за урожаем принимает в России катастрофический оборот

http://pravosudija.net/article/furazhnoe-carstvo-gonka-za-urozhaem-prinimaet-v-rossii-katastroficheskiy-oborot

Производители пшеницы, работающие по интенсивным технологиям, сегодня могут получить прибавку урожая только за счет новых высокопродуктивных сортов. С помощью химии (особенно в южных регионах) повышения урожайности не добиться — там уже и так применяют все, что только можно. Однако сельхозпроизводители, использующие новые сорта, забывают о важных нюансах, например, о качестве получаемого зерна.
В результате в последние годы в России наблюдается производство избыточного количества фуражного зерна и дефицит пшеницы 1 и 2 класса. Кроме того, одновременно с рекордными урожаями зерновых возросло количество кредитов и аграриев, не способных погасить свои долги перед банками. В том, на что сделать упор, чтобы выращивание пшеницы было выгодным, разбирался корреспондент журнала «Агротехника и технологии».

Сегодня около 80% посевных площадей озимой пшеницы в стране занимают сорта шести ведущих селекционных центров: Краснодарского НИИСХ, Московского НИИСХ «Немчиновка», Воронежского НИИ зерновых культур, Самарского НИИСХ, Ставропольского НИИСХ и Донского НИИСХ. В 2017 году в государственном реестре находилось 320 сортов озимой мягкой пшеницы, около 80 из них принадлежат селекции Краснодарского НИИСХ. Но, несмотря на большой объем селекционных достижений кубанских ученых, следует отметить, что большинство из их сортов районированы в одном-двух регионах, то есть созданы исключительно для условий Юга страны. Впрочем, это объяснимо: каждый семенной центр старается выводить сорта, максимально адаптированные к условиям своего региона. Так, основные регионы-покупатели сортов «Немчиновки» — Центральный, Волго-Вятский и Центрально-Черноземный. Есть сортовая специализация и у других НИИСХ.

Еще одна проблема современной селекции — погоня за количеством новых сортов, которых требует растущий рынок, работающий по интенсивным технологиям. «Вопрос, в какой степени селекционеры удовлетворяют потребности отрасли в новых сортах в количественном и качественном отношении, остается отрытым, — говорит Сергей Гончаров, профессор кафедры селекции и семеноводства Воронежского ГАУ. — Но есть и другой вопрос: насколько этому процессу помогут планы Минсельхоза по созданию в России 150 селекционно-семеноводческих центров к 2020 году на фоне тотального сокращения кафедр селекции и семеноводства аграрных вузов? Тиражирование не доказавшей своей эффективности модели без широкого обсуждения в профессиональных кругах не предполагает гарантированного результата».

Между тем, пшеница является, наверное, единственной культурой, семена которой в России почти на 100% отечественной селекции. «В реестре есть и импортные сорта, — не отрицает Рамин Мамедов, заведующий лабораторией селекции озимой пшеницы Московского НИИСХ «Немчиновка», — но, к счастью, у аграриев они не пользуются популярностью. У иностранных коллег отлично отлажена реклама, и они умеют продавать свои сорта. С одной стороны, для нас как для селекционеров, это даже неплохо, потому что здоровая конкуренция всегда необходима. Но в моей практике были случаи, когда аграрии жаловались, что закупили действительно хорошие районированные семена иностранной селекции, и на следующий год вся пшеница вымерзла».

[...]

Гонка за урожайностью, во многом поддерживаемая правительственными планами, по мнению аналитиков рынка принимает в России катастрофический оборот. Так, в последние годы небывалый урожай зерновых привел к падению цен и банкротству многих сельхозпроизводителей.

«Себестоимость выращивания пшеницы в лучших хозяйствах средней полосы сегодня на уровне 5 руб./кг, а закупочная цена этого сезона (2017−2018 гг.) тоже около 5 руб. Получается, многие работают в минус, — констатирует Рамин Мамедов, из «Немчиновки». — Кроме того, далеко не у всех есть возможность хранить зерно, чтобы дождаться повышения цены, да и качество урожая оставляет желать лучшего».

Но есть и еще одна серьезная проблема. В 2016 году на Втором всемирном зерновом форуме в Сочи эксперты единогласно сошлись во мнении, что последние годы тенденция на рынке неутешительная. Зерна становится больше, а качество его ухудшается. Если пять лет назад пусть и в небольших количествах, но встречался 1 и 2 класс, то сейчас львиная часть урожая представлена 3, 4 и 5 классом, которого больше всего, причем пятый класс можно уже приравнивать к фуражному.

Аналитики констатируют: цена на зерно в регионах, отдаленных от порта, действительно смешная. Единственный вариант для таких производителей — экспортировать в Китай. Впрочем, из Алтая и из Новосибирской области уже начали поставлять зерно в КНР. Для аграриев Зауралья и Западной Сибири это действительно перспективное направление. Но для того чтобы экспорт заработал в полную силу, необходимо совершенствовать инфраструктуру: строить новые порты, транспортные магистрали и зерновые терминалы по типу Забайкальского. Также крайне важно доработать логистическую цепочку в этом направлении, поскольку в данный момент сбыт в Китай еще не до конца отлажен. Без строительства специализированных логистических складов, которые будут ориентированы на вывоз, не обойтись.

[...]

Последние два года мы получаем миллионы тонн пшеницы, но что с ней делать, не очень понятно, рассуждает Таракановский, потому что все, кто мог, уже занял свои позиции на экспорт, туда не пробиться. А внутри страны такое количество зерна никому не нужно. К тому же цены снижаются, а за «три рубля» пшеницу выращивать уже бессмысленно.

Такая ситуация приводит к трагедиям, продолжает Таракановский: есть даже случаи самоубийств среди закредитованных фермеров, которым предлагают слишком низкую цену для реализации. «С другой стороны, на что можно рассчитывать, выращивая, к примеру, 800 тонн 4 класса без уверенности в реализации всего объема? — рассуждает специалист. — Возможно, нужно было вырастить 600 т, но 3 класса? Но у нас все, почему-то, думают о количестве, а не о качестве. Считают, что третий класс никому не нужен, но это неправда».

Действительно, на огромном рынке России аграрию, вырастившему фураж, конкурировать невозможно — фуража слишком много, а вот действительно качественного зерна нет. Если сельхозпроизводитель расположен далеко от портов, какой смысл ему выращивать фуражное зерно, тем более в больших количествах, задается вопросом Таракановский. Здесь лучше сфокусироваться на качестве или производить твердые сорта пшеницы, например, для какой-нибудь компании-производителя макаронных изделий. Или стоит искать какие-то другие пути, помимо экспорта.

Источник: https://aftershock.news/?q=node/629494
Сайт ПРАВОСУДИЯ.НЕТ: http://pravosudija.net/article/furazhnoe-carstvo-gonka-za-urozhaem-prinimaet-v-rossii-katastroficheskiy-oborot
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments